"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Эффект домино: Ливан подумывает о мире с Израилем — это колоссально!

Протестующие на улицах Бейрута в 2019 году.
JEAN-PATRICK GRUMBERG LE 16 AOÛT 2020

Президент Ливана заявил французскому телевидению, что после подписания мирных соглашений между Израилем и Эмиратами он может стать следующим.

Эффекта домино следовало ожидать.

Конечно, давайте признаем, что многие из нас считали, что после переезда посольства Соединенных Штатов в Иерусалим такой эффект может произойти на наших глазах.

Мы все еще ждем, хотя я никогда не думал, что европейские государства последуют за этим: Европа — самый антисемитский континент в западном мире. Сравнение некорректно, за кулисами несколько арабских стран заявили, что сожалеют о том, что не сделали решительный шаг, а зять и советник американского президента, Джаред Кушнер — один из архитекторов сближения Израиля и ОАЭ заявил, что несколько арабских государств, скорее всего, последуют за ними в ближайшие месяцы [если это произойдет до ноябрьских выборов, Дональд Трамп не будет сердиться].

Как и вам, мне интересно, будет ли посольство ОАЭ в Иерусалиме или в Тель-Авиве. Я могу вам сказать, что за кулисами президент Макрон и набережная Орсе разыгрывают все свои карты и нажимают на все свои кнопки, чтобы этого не произошло: Франция — лидер европейского антиизраильского направления, и пока у нее есть президент Франции, вышедший из Национального института управления (ENA), она не признает Иерусалим столицей Израиля. Это случится только тогда, когда французы выберут президента-мусульманина. По словам Уэльбека и тысяч отзывов, которые я прочитал в комментариях, этого недолго осталось ждать. 

Однако вернемся к ливанскому президенту


Мишель Аун решил воспользоваться огненным окном, открывшимся ему в результате катастрофического взрыва в порту Бейрута: все ливанцы винят Хезболлу, которая в наши дни мудро решила сделаться маленькой и не бить кулаком по столу. 

Кроме того, повествование Хезболлы о том, что ее присутствие предназначено для защиты страны от израильского агрессора, отошло на второй план, когда террористическая организация оказалась вовлеченной в сирийский конфликт: ей было трудно объяснить, как это относится к Ливану.

Домино чуть не развалилось десять лет назад, когда президент Сирии задумался о нормализации своих отношений с Израилем. Ливан последовал бы немедленно. Но тут Турция начала возражать.


Здесь возражение будет исходить не от Сирии, слишком ослабленной, чтобы угрожать Ливану, а от Ирана через Хезболлу. За исключением того, что Хезболла только что изувечила тысячи ливанцев. Насралла ограничился тем, что назвал сделку между ОАЭ и Израилем «ударом в спину». Это неправильно — это удар спереди и в самое сердце.

Президент Ливана Мишель Аун выразил готовность рассмотреть мирные переговоры с Израилем в интервью французскому новостному каналу BFMTV в ночь с субботы на воскресенье. Когда репортер спросил Ауна, заключит ли Ливан мир с Израилем, г-н Аун сказал: «Как сказать. У нас есть проблемы с Израилем, и мы должны будем сначала их решить». Аун не уточнил, какие вопросы следует решать, но часто ссылался на территориальные споры.

Журналисты заявили, что заявление Ауна «удивило». Либо они бездельники и не выполняют свою работу, либо они так сильно разозлились из-за соглашения с Эмиратами, что потеряли вкус к информации, либо они ничего не понимают в регионе: через три дня после взрыва Ливан заявляет, что хочет возобновить переговоры с Израилем по поводу своего территориального конфликта.

Территориальные конфликты:


Фермы Шебаа 



Ливан оспаривает международную «голубую линию» с Израилем.

Однако после бедствия в Бейруте ливанские официальные лица выразили готовность пересмотреть морскую границу и начать разработку запасов природного газа у ливанского побережья. Израиль и Ливан десятилетиями сражались за более чем 860 квадратных миль воды, в которой залегают потенциальные запасы природного газа.

Исключительная экономическая зона Израиля простирается на 130 км от северного угла побережья и на 204 км от южного угла побережья и охватывает очень большую территорию, включая иностранные морские пути. (Израиль не подписал Конвенцию Организации Объединенных Наций по морю, но принял руководящие принципы Конвенции).

На сухопутной границе Временные силы Организации Объединенных Наций (ВСООНЛ), отвечающие за поддержание мира в Ливане, но идеально воплощающие в себе статуэтку трех обезьян (ничего не видят, ничего не слышат, ничего не говорят), все еще работают над соглашением, которое вот уже много лет обозначено как «голубая линия».

Ливан оспаривает эту международную «голубую линию» в 13 пунктах из 200 на своей южной границе.

В результате, заместитель министра по делам Ближнего Востока и нынешний посредник между двумя странами Дэвид Шенкер заявил, что прогресс в этом вопросе намечается и ожидает одобрения Ливана.

Морская граница


После взрыва президент Мишель Аун выразил готовность достичь соглашения по морской границе.

Сообщается, что об этом также заявил спикер парламента Набих Берри. Берри, близкий союзник Хезболлы и сам лидер фракции Амаль, на прошлой неделе сообщил местной газете, что переговоры с «американцами почти закончены», сообщила в понедельник (10 августа) «Аль-Арабия».

Хезболла также смягчила свою позицию (1) и публично признала, что передоверила Берри решение позиции Ливана, согласно отчету, в котором отмечалось, что Хезболла до сих пор (что неудивительно) выступает против заключения соглашения».

Чем раньше будет разрешен морской конфликт, тем скорее обе страны смогут начать разработку своих оффшорных энергетических запасов, и тем быстрее отношения могут нормализоваться, а то и привести к миру, который продлит эпоху, когда Ливан аплодировал созданию еврейского государства.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ