"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Что убило решение с двумя государствами? Право на возвращение палестинцев


Доктор Эйнат Уилф и Ади Шварц,  4 августа 2020 г.

Двадцать лет назад, в июле 2000 года, мы были полны надежды, когда Эхуд Барак, премьер-министр Израиля и лидер Лейбористской партии, посетил Кэмп-Дэвид, чтобы договориться об окончательном мирном соглашении с палестинцами.

После более десятилетий невообразимых исторических событий — распада Советского Союза, падения Берлинской стены, прекращения апартеида в Южной Африке и Соглашения Страстной пятницы в Северной Ирландии, мы полагали, что мы прибыли к историческому моменту, когда мир с палестинцами может быть, наконец, достигнут.

Барак положил на стол переговоров смелое предложение, которое дало бы палестинцам независимое суверенное государство на большей части Западного берега и в Газе без единого поселения, а также столицу в Восточном Иерусалиме, включая святые места. И мы были уверены, что палестинцы скажут да.

В конце концов, на протяжении десятилетий нам твердили, что ключом к миру на Ближнем Востоке является то, чтобы Израиль уступил землю — принцип «земля в обмен на мир», и только что Барак согласился уступить землю палестинцам. Кроме того, мы предполагали, что, когда люди, стремящиеся управлять собой в своем собственном государстве, получают возможность сделать это, они скажут «да». Мы были не правы. Там не было да.

Ясир Арафат, глава ООП, ушел. Он ушел от предложения Барака в Кэмп-Дэвиде и ушел от предложения президента Клинтона, который установил параметры мира. Если бы он тогда не ушел, Государство Палестина могло бы отпраздновать 20 лет независимости в этом году в своей столице в Иерусалиме.

Так почему он ушел? Почему Арафат не сказал решительного «да», когда ему была предоставлена возможность дать своему народу свободу и достоинство политической независимости? И почему он не столкнулся с критикой со стороны своего народа за это? Чего на самом деле хотели палестинцы, если не независимого государства на Западном берегу и в Газе со столицей в Восточном Иерусалиме? Ответ прятался от всех, будучи на виду у всех — права на возвращение.

Первостепенное требование палестинцев, более важное, чем требование государства, всегда было право на «беспрепятственное» возвращение миллионов палестинцев, потомков тех, кто бежал или был изгнан в войне 1948 года, быть признанными как обладающими каждый «правом» на поселение в Государстве Израиль.

Такое право, не санкционированное международным правом, имеет решающее значение для израильского суверенитета, поскольку число этих палестинцев составляет от пяти до девяти миллионов, а еврейское население Израиля составляет около семи миллионов, смысл такого требования заключается в превращении Израиля в арабское государство. И это требование массового коллективного права на въезд в Израиль неотделимо от более широких переговоров с палестинской стороны.

Это означает, что, когда Арафат и Махмуд Аббас, глава Палестинской администрации, говорили о своей поддержке решения о создании двух государств, они фактически предусматривали два арабских государства: одно — на Западном берегу и в Газе, а другое — заменяющее Израиль. Это единственное решение с двумя государствами, которое когда-либо принимали палестинцы.

Никогда не было палестинского видения мира, в котором суверенному государству еврейского народа позволено оставаться таким, как оно есть, потому что никогда не было палестинского видения, которое не включало бы право на возвращение миллионов палестинцев.

Вот почему Арафат ушел в 2000 году. «Признание права на возвращение», говорится в внутренней записке ООП, написанной вскоре после саммита в Кэмп-Дэвиде, «является необходимым условием прекращения конфликта».

На той же неделе официальный журнал фракции Арафата в ООП написал, что массовое возвращение палестинских беженцев в Израиль «помог бы евреям избавиться от расистского сионизма». Восемь лет спустя, когда госсекретарь Кондолиза Райс изложила детали мирного предложения премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта Аббасу в мае 2008 года, его показательным ответом, процитированным в ее мемуарах «Нет высшей чести», было: «Я не могу сказать четырем миллионам палестинских [беженцев], что только пять тысяч из них могут вернуться домой».

И, как и в 2000 году, не было никакой критики Аббаса за лишение палестинцев государства, никакое печатное издание не писало о том, что это была отличная возможность, за которую следовало ухватиться обеими руками. и ни одна неправительственная организация не призвала палестинцев отказаться от своей одержимости этим пресловутым «правом на возвращение».

Аббас мог сказать этим палестинским беженцам одну вещь: в двадцатом веке рухнули многие империи и образовались национальные государства, зачастую в кровавом и болезненном процессе разделения земли и установления границ. которые привели к смерти и перемещению десятков миллионов людей. Многие из них, как и палестинцы, хотели вернуться в места, где они жили раньше.

Однако международное сообщество приняло и поддержало только требование палестинцев о переселении в Государство Израиль.

Дело в том, что с 1940-х годов не было никакой другой популяции беженцев, все они переехали, чтобы строить свою жизнь в тех местах, откуда они бежали, или в других странах.

Отказ международного сообщества принять эти простые истины говорит о многом.

В 1947 году министр иностранных дел Великобритании Эрнст Бевин подытожил суть конфликта на территории британского мандата, сводящегося к тому, что евреи хотят иметь государство на этой территории, а арабы не хотя этого. С тех пор он все еще прав.

Больше, чем палестинцы хотят своего государства, они все еще хотят, чтобы еврейский народ не имел своего государства в стране, ни в каких границах. И пока платой за то, чтобы иметь палестинское арабское государство в стране, будет то, чтобы еврейский народ также имел свое собственное государство в стране, ответом будет «нет, нет» и, цитируя Абу Мазена, «тысячу раз нет».

Организация освобождения Палестины претерпела изменения в конце 1980-х годов.

Распад Советского Союза, военного, дипломатического и экономического покровителя ООП на протяжении десятилетий, заставил палестинскую организацию искать поддержка на западе. Это заставило ООП изменить свой тон, но не центральную позицию: полное отвержение государства Израиль. Прошли времена силовой революционной риторики; на первый план вышла необходимость разрешения конфликта мирными средствами. Но это было чисто тактическим и еще не сделало ничего, чтобы разрушить максималистское видение арабского господства на всей территории, проявленное требованием «права на возвращение», которое никогда не было снято со стола и которому всегда была подчинена цель двух государств.

Готовность палестинского руководства пожертвовать решением двух государств в пользу права на возвращение получила яркое свидетельство в 2011 году, когда из офиса палестинского главного переговорщика Саиба Эреката утекло около 1700 оригинальных документов, которые были опубликованы в Интернете Аль Джазирой.

Это были внутренние и другие документы ПА, ставшие известными под общим названием «Палестинские документы», проливавшие свет на десятилетия мирных переговоров с Израилем. Они показали, что палестинское руководство настолько серьезно относилось к «праву на возвращение», что не желало принимать фразы и формулировки, которые могли бы скомпрометировать его, включая фразу «два государства для двух народов», которая считалась угрозой выполнению требования о возвращении.

Например, в меморандуме Саэбу Эрекату от 3 мая 2009 года, переговорная группа писала: «Ссылка на право двух народов на самоопределение в двух государствах может оказать негативное влияние на права беженцев, а именно право на возвращение... Более того, признание принципа двух государств для двух народов в качестве решения израильско-палестинского конфликта подтверждает, что ООП больше не рассматривает палестинское самоопределение на территории Государства Израиль».

В другом меморандуме от ноября 2007 года палестинская переговорная группа пояснила, что «признание Израиля еврейским государством, скорее всего, будет рассматриваться как... косвенный отказ от права на возвращение» и «нарушит законные права» беженцев».

В другом документе от июня 2008 года, в котором содержатся рекомендации по вопросу о беженцах, отмечается, что формулировка «два государства для двух народов» не подразумевает какого-либо возвращения... в Израиль».

А в майском документе 2009 года говорится, что когда речь идет о правах беженцев и ответственности Израиля за создание проблемы палестинских беженцев, «ссылка на «два государства для двух народов» несет риски, аналогичные тем, которые связаны с признанием Израиля как государства еврейского народа.

Эти документы не только раскрывают усилия палестинцев подорвать решение о создании двух государств; они показывают, во-первых, что это никогда не было их выбором.

В наши дни мы много слышим о смерти решения двух государств. Нам говорят, что Израиль убил его, расширив поселения. Или это были Соединенные Штаты, которые его убили, переместив посольство в Иерусалим.

Правда заключается в том, что решение о создании двух государств никогда не было предано смерти ни Израилем, ни Соединенными Штатами, потому что в палестинском видении оно никогда не считалось достижимым.

Евреи и арабы имеют право жить в условиях свободы и достоинства и обладать политической властью, гарантирующей как их индивидуальные, так и коллективные права.

Однако, чтобы это произошло, надо с самого начала определить и устранить самое серьезное препятствие.

Требование массового въезда палестинцев в Израиль, удовлетворяемое только Западом в течение нескольких поколений, должно быть отклонено.

До тех пор, пока палестинцы отвергают равное право еврейского народа на политическую власть и самоуправление в любой части страны и стремятся отменить его посредством «права на возвращение» (палестинцев), никакое политическое решение не обеспечит мир.

Доктор Эйнат Уилф и Ади Шварц являются соавторами книги «Война за возвращение: как западная снисходительность к палестинской мечте стала помехой на пути к миру», недавно опубликованной издательством St. Martin’s Press.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ