"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Анализ: почему не слышны голоса сторонников мира в поддержку сделки между ОАЭ и Израилем?

Реакция на соглашение показывает, насколько глубоко укоренилась концепция о том, что Израилю необходимо заключить мир с палестинцами, чтобы достичь мира со своими соседями.


PALESTINIANS HOLD a picture depicting Abu Dhabi Crown Prince Mohammed bin Zayed al-Nahyan wearing a Jewish star during a protest against the UAE normalizing relations with Israel, in Turmus Aiya near Ramallah, on Wednesday. (photo credit: MOHAMAD TOROKMAN/REUTERS)

SETH J. FRANTZMAN, AUGUST 30, 2020

В середине августа Объединенные Арабские Эмираты и Израиль объявили, что они собираются нормализовать свои отношения путем заключения беспрецедентной сделки, поддержанной США. Это первая сделка такого рода для Израиля за десятилетия, она представляет собой установление официальных отношений с государством Персидского залива, взгляды и интересы которого все больше совпадают с еврейским государством.


Однако сделка была встречена не с такой помпой, как мирные соглашения 1990-х годов, и, по иронии судьбы, она получила лишь вялую реакцию со стороны многих групп, выступающих за мир. Когда 30 августа советник администрации Трампа Джаред Кушнер и делегация США прибыли в Израиль, Белый дом начал продвигать сделку.

Причина отсутствия радости в лагере мира, у широкого спектра групп, которые самоопределяются как сторонники мира, заключается в том, что сделка не рассматривалась как одновременное продвижение израильско-палестинского мирного процесса.

Сделку критикуют также и потому, что на нее смотрят сквозь партийную призму. Официально администрация Трампа поддержала мирный план, который был развернут в начале этого года, а также поддержала экономические стимулы для палестинцев принять этот план.

На первый взгляд, Израиль приветствовал стремление Белого дома к миру, но толкование того, как этого добиться, как, например, через аннексию части Западного берега, не дает ясности в отношении того, что означает этот «мир».

Сделка с ОАЭ положила конец планам аннексии Израиля (на данный момент). Внешне — это важное достижение, поскольку оно сохраняет открытой нормативную концепцию решения о создании двух государств, даже если разделенное палестинское руководство в настоящее время испытывает трудности с переговорами о таком решении с Израилем.

Тем не менее сделка между ОАЭ и Израилем — это важный шаг на пути к нормализации отношений с Израилем.

Часто считается само собой разумеющимся, что Израиль не поддерживает связи со странами региона. Фактически, стремление к нормализации этих связей часто либо отсутствовало в повестке дня мирных голосов и групп, либо не являлось частью центральной кампании.

Короче говоря, группы, которые говорят об израильско-палестинском мире, кажется, редко подталкивают Тунис, Марокко, Алжир, Сирию, Ирак или другие государства к заключению мира с Израилем.

После того, как Израиль и ОАЭ объявили о сделке, многие известные голоса, выступавшие за мир на протяжении многих лет, выразили озабоченность по поводу соглашения.

Джереми Бен-Ами, президент J Street, написал, что, хотя министр иностранных дел Израиля сказал, что страна движется от аннексии к нормализации, «реальность такова, что нормализация должна быть продолжена путем прекращения оккупации и заключения соглашения о создании двух государствах», и что это «иллюзия — думать, что этого можно будет достичь без решения палестинской проблемы».

Он также утверждал, в день объявления о сделке, что «любой шаг по установлению более теплых отношений между Израилем и его соседями — это хорошо, но всеобъемлющий арабо-израильский мир не может обойти вниманием палестинцев».

«Американцы за мир сейчас» (APN) написали, что, хотя они приветствуют новости о соглашении, они также «надеются, что это послужит рычагом для урегулирования израильско-палестинского конфликта путем переговоров».

Взгляд на сообщения в социальных сетях таких людей, как Бен-Ами, APN и других, которые в целом глубоко интересуются вопросами мира в Израиле, показывает, что в период между объявлением 13 августа и 30 августа, когда Джаред Кушнер прибыл в Израиль, были и другие сообщения о соглашении ОАЭ, но большинство из них были либо прохладными, либо критическими.

Отчасти причина отсутствия ажиотажа по поводу этой сделки заключается в том, что она не такая, как предыдущие мирные соглашения с Иорданией и Египтом, которые когда-то находились в состоянии войны с Израилем. Аарон Дэвид Миллер, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир и бывший главный советник по израильско-арабским переговорам, написал в Твиттере: «Давайте не будем преувеличивать сделку между ОАЭ и Израилем. Значительное развитие, но не сравнимое с мирными договорами Израиля с Египтом — крупнейшей/ сильнейшей военной державой в арабском мире, или с Иорданией с самой протяженной и наименее защищаемой границей, оба из которых сошли с линии конфронтации».

Мартин Индик, бывший посол США в Израиле, бывший специальный посланник по израильско-палестинским переговорам, а ныне выдающийся сотрудник Совета по международным отношениям, утверждал, что, хотя нормализация является историческим событием, «она не решает израильско- палестинский конфликт, что они с Обамой пытались разрешить. В этом отношении они потерпели неудачу, как и все мы».

Он видит положительную сторону того, что поездка Кушнера на Ближний Восток вместе с советником по национальной безопасности Робертом О’Брайеном может способствовать установлению мира между Израилем и Палестиной. Он отметил, что палестинская стратегия против нормализации терпит неудачу.

Вмешались и другие голоса. Трита Парси из института Куинси утверждала, что сделка между ОАЭ и Израилем возникла из-за общей озабоченности по поводу ухода Америки из некоторых частей Ближнего Востока. Питер Бейнарт, который недавно стал хорошо известен тем, что говорил о так называемом «решении с участием одного государства», похоже, не писал в Твиттере о сделке с ОАЭ, но ретвитнул Тарека Бакони, который написал: «Соглашение между ОАЭ и Израилем выполняет то, для чего он нужен: отвести взгляд от оккупации».

Бывший чиновник администрации Обамы Бен Роудс также раскритиковал сделку, заявив, что она «была придумана как достижение накануне выборов» и исключала палестинцев.

Анти-оккупационная группа IfNotNow, выступая против сделки, заявила, что «Нетаньяху чувствует себя как дома среди этих авторитарных правителей». Они и другие также утверждали в социальных сетях, что сделка на самом деле касалась продажи оружия ОАЭ из США.

«Пока этой сделке аплодируют, ее номинальные изменения создают лишь фасад миротворчества, допуская аннексию де-факто, продолжая оккупацию, заглушая голоса палестинцев [и] нанося ущерб борьбе за справедливость», — написала группа.

Майрав Зонщейн отметила, что Израиль заключил мир со страной, с которой не воевал, «продолжая при этом оккупацию миллионов палестинцев».

Этот образец обзора реакции бывших дипломатов, профессиональных борцов за мир, крайне левых организаций, комментаторов и писателей, которые на протяжении многих лет были глубоко вовлечены в израильско-палестинские проблемы, раскрывает много общих тем, связанных со сделкой. По сути, сделка подвергается критике за то, что не включает в себя палестинцев.

Другая реальность показала, что в период после объявления мирного соглашения перед поездкой Кушнера в Израиль, большое внимание было уделено съездам Демократической и Республиканской партий, означая тем самым, что это очень политическое время в США.

Многие критически настроенные или равнодушные к сделке голоса также являются критиками администрации Трампа. Это было сочтено политически увязанным с попыткой администрации укрепить свой авторитет накануне выборов в США. Поездка госсекретаря США Майка Помпео на Ближний Восток 24 августа был воспринят как партийный, потому что он записал речь для съезда республиканцев в Иерусалиме.

Кроме того, протесты в США после убийства Джекоба Блейка 23 августа, заставило многих сосредоточиться на внутренней политике и расовой справедливости, а не на Ближнем Востоке. Реакция на соглашение показывает, насколько укоренилась идея о том, что Израилю необходимо заключить мир с палестинцами, чтобы достичь мира со своими соседями.

Это интересно, потому что сегодня основная причина отсутствия нормализации приписывается «оккупации» или контролю Израиля над Западным берегом.

Однако и до 1967 года еврейское государство не имело нормальных отношений, хотя и не оккупировало Западный берег. Это означает, что цели «мира» с годами менялись.

До 1967 года не существовало рецепта мира, только отрицание множеством государств на Ближнем Востоке права Израиля на существование.

Мир с Египтом наступил позже, и Израиль согласился покинуть Синайский полуостров. В 2002 году во время Второй интифады Арабская мирная инициатива предлагала нормализацию во всем регионе в обмен на уход Израиля с Западного берега, сектора Газа и Голанских высот.

Эта концепция во многом лежит в основе нерешительности Эр-Рияда и Бахрейна относительно нормализации отношений с Израилем сегодня. Аномалия отсутствия отношений между Израилем и теория о том, что Израиль должен заключить мир с палестинцами для достижения отношений, не обнаруживаются ни в одном другом конфликте. Например, Индии не нужно договариваться с Пакистаном по поводу Кашмира, чтобы иметь отношения со странами. Теория о том, что отсутствие нормализации вынудило Израиль заключить мир с палестинцами, имеет мало доказательств, подтверждающих ее. Десятилетия отсутствия нормализации не приблизили Израиль и палестинцев к решению, во всяком случае, это закрепило роль Израиля на Западном берегу после того, как он покинул сектор Газа.

Поэтому большая часть дискуссий о мире сосредоточена в первую очередь на достижении Израилем мира, даже если ни израильтяне, ни палестинцы не могут прийти к согласию по основным его аспектам, таким как Иерусалим, беженцы и ликвидация еврейских общин на Западном берегу, создавая ловушку-22, в которой Израиль не может достичь мира с базирующейся в Рамалле палестинской администрацией, а, следовательно, не может достичь нормализации где-то еще. Похоже, что многое из того, что было вложено в процесс Осло в 1990-х годах, было обречено на создание невозможных вопросов «окончательного статуса», отложенных до конца, что сделало невозможным для Израиля, за пределами палестинцев, прийти к миру с большим количеством стран в регионе.

Сделка с ОАЭ сломала эту тенденцию.

Критики говорят, что это означает, что Израилю не нужно идти на уступки Рамалле. Однако 15 лет раскола палестинцев, когда они оказались разделены на сектор Газа, управляемый Хамасом, и Рамаллой, управляемой ПА, кажется, иллюстрируют, что даже если у Израиля будет премьер-министр, движимый миром, чего не было уже десять лет, прогресс будет незначительным. Расколотый Ближний Восток, когда Иран и Турция поддерживают ХАМАС, в то время как ОАЭ и их союзники хотят большей роли в Рамалле, усложняет ситуацию.

Конечным результатом является то, что сделка между Израилем и ОАЭ в целом вызвала вялую реакцию по многим причинам: партийная оппозиция администрации Трампа; критика за то, что это мало что дает для требований палестинцев; опасения, что это было сделано цинично или для продажи оружия; гнев по поводу того, что это, похоже, закрепит победу Нетаньяху и Трампа; и критика ОАЭ со стороны тех, кто ближе к региональным взглядам Турции или Ирана.

Во многих отношениях сделка рассматривался как связанная с внутренней политикой США или была омрачена внутренним кризисом в США, и поэтому не вдохновила голоса, чтобы отпраздновать соглашение.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ