"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

От 11 сентября до Хашогги — саудовское исламское государство в государстве (Часть III из III)

Наследный принц Мухаммад бин Салман и король Салман бин Абдель Азиз Аль Сауд

Ирина Цукерман, 4 октября 2020 года

Документ Центра перспектив BESA № 1768

РЕЗЮМЕ. Есть ли связь между пиком активности исламистов в Саудовской Аравии и текущими событиями и противоречиями, включая нераскрытое дело о смерти бывшего офицера саудовской разведки Джамаля Хашогги, который когда-то помогал Турки Фейсалу? Растущее количество свидетельств указывает на связи между некоторыми бывшими правительственными чиновниками Саудовской Аравии, вовлеченными в новые расследования коррупции при Мухаммеде бен Салмане, и деятельностью исламистов при предшественниках наследного принца. Хашогги, вероятно, был ключевым свидетелем всего этого, и его знания, возможно, обрекли его на смерть.

Джамал Хашогги, имя которого приперчило различные, казалось бы, не связанные друг с другом истории о коррупции и исламистской деятельности в Саудовской Аравии, был свидетелем всех обсуждаемых там событий. 

Али Суфан признался, что знал его, и похоже, это действительно, очевидно, что Хашогги мог встречать Суфана в качестве оперативника разведки. 

Однако, принимая во внимание, что Хашогги открыто придерживался исламистских взглядов, и учитывая, что его история с Усамой бен Ладеном предшествовала широко известному рассказу об их встрече, когда Хашогги был собственным корреспондентом в Афганистане, история о том, что Турки Фейсал сообщил о причастности Хашогги к предотвращению атаки Аль-Каиды в Саудовской Аравии нуждается в пересмотре. 

Также интересны сообщения о попытках Хашогги объединить базирующуюся в Лондоне саудовскую оппозицию, в том числе занесенного в черный список поддерживаемого Катаром подозреваемого члена «Аль-Каиды» Саада Факиха, который мечтал заменить собой саудовскую семью в качестве «конституционного» монарха, приверженного исламской идеологии.

Почему уважаемому, лояльному и предположительно либерально настроенному репортеру надо было связываться с подозреваемым сторонником террористов и с другими диссидентами, которые, как известно, финансировались Катаром, давним противником Королевства? 

Хашогги был одним из тех, кто лучше всех знал о финансировании эмиром Хамадом саудовских исламских сетей и различных попутчиков, а также — об аудиозаписях Каддафи. Похоже, что Суфан, Хашогги, Джабри и прочие были частью одной сети и работали на достижение одной и той же цели. 

Это могло объяснить, почему Джабри и Суфан повторяли вдохновленный Хашогги рассказ о том, что Мухаммад бин Салман якобы отправил отряд убийц для устранения «диссидентов». 

Слухи о том, что Хашогги был устранен, поскольку он знал о финансировании атак 11 сентября и был готов донести на своих бывших коллег, связанных с исламской сетью в саудовских спецслужбах, начали распространяться вскоре после его смерти. Однако вместо того, чтобы полностью прийти к естественному завершению этого направления расследования, которое заключалось в изучении исламистов, стоявших у руля, и их коллег в западной разведке, большинство комментаторов по этой теме неправдоподобно приписали это «сокрытие» Мухаммаду бин Салману. 

Это, конечно, не поддается логике, поскольку наследный принц был не только подростком, когда произошло 11 сентября, но и происходил из ветви семьи, решительно настроенной против исламизма. 

С момента прихода к власти он стремился искоренить исламскую коррупцию и заговоры, которые мешают Королевству продвигаться вперед. 

Однако внимательного изучения требует главное: 

Не стал ли Хашогги, которому Мухаммед бин Салман угрожал арестом, поводом для беспокойства у участников этих схем? 

Не является ли повторение Али Суфаном старой песни о «15 саудовских гражданах» в ответ на недавний комментарий вице-президента Пенса о Касеме Сулеймани и Иране, не просто повторением традиционной про-катарской атаки на имидж Королевства? Возможно, Суфан пытался запоздало отвлечь внимание от роли Хашогги, например, в сокрытии контактов между исламистами и Ираном и координации между Ираном, сетями Мусульманского братства в Саудовской Аравии, ИБР и «Аль-Каидой». 

Это могло бы также объяснить, как и в другом странном совпадении, что та же юридическая фирма Debevoise & Plimpton, которая работала над удалением Ясина Кади из санкционного списка США, представляла Комитет защиты журналистов в июле этого года, пытаясь заставить правительство США предоставить документы, подтверждающие или опровергающие осведомленность Хашогги об угрозах его жизни — рассказ, который отстаивают поддерживаемые Катаром диссидентские соратники Хашогги, такие как Омар Абдулазиз и Ияд Багдади. 

Эта же фирма представила также Юридическую инициативу Открытого общества Джорджа Сороса в запросе Закона о свободе информации относительно государственных документов, связанных с расследованием Хашогги. 

«Открытое общество» ранее финансировало усилия специального докладчика ООН Агнес Калламард, которая составила отчет об убийстве Хашогги, при финансировании внешних сторон, без интервью с саудовскими источниками. 

Калламард также является автором технически сомнительного отчета в поддержку дискредитированных заявлений Джеффа Безоса о взломе телефона наследным принцем Саудовской Аравии, «подкрепленных» столь же сомнительными показаниями того же Ияда Багдади. 

Али Суфан упоминается в «Юридической инициативе Открытого общества» как следователь, который не будет пытать террористов, но расследование Гави показывает, что это может быть неправдой. 

И Калламард, и Суфан должны принять участие в «Комитете по разведке палаты представителей США по вопросам связи американо-саудовской безопасности и разведки». 

Это что, случайность, судьба или естественный отбор, который раз за разом ставит этих людей вместе для решения одних и тех же проблем? Или в этих хорошо спланированных действиях есть четкая закономерность? На самом деле, данные свидетельствуют о модели координации между исламистами в Катаре и Саудовской Аравии с другими международными исламистами, левыми, различными агентами разведки и политическими оппортунистами на Западе, которые формировались или работали вместе на протяжении десятилетий, сея семена событий, которые появляются как сенсации в СМИ. 

По крайней мере, все эти «совпадения», когда одни и те же люди находятся в одних и тех же местах в момент, когда происходят такие сенсационные события, и которые затем управляют повествованием, должны вызывать тревогу. 

Следует задавать вопросы о том, как небольшому количеству людей с доступом к ключам, удается контролировать поток информации о моментах, меняющих жизнь. 

Пока видны только нити истины. Недавняя годовщина злодеяний 11 сентября — это возможность для нас перестать покупать упрощенные истории, которые преподносят нам люди, которым мы приучены доверять, и начать настаивать на представлении всех сторон этих событий, а не только на некоторых, заранее выбранных для нас неизвестными или подозрительными силами, чтобы помочь нам раскрыть, что на самом деле произошло, как и что наиболее важно, и почему. 

Ирина Цукерман — юрист по правам человека и национальной безопасности из Нью-Йорка. Она много писала по геополитике и внешней политике США для множества американских, израильских и других международных изданий.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ