"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

От 11 сентября до Хашогги — саудовское исламское государство в государстве (часть I из III)



Ирина Цукерман, 1 октября 2020 года. 

Документ Центра перспектив BESA № 1766

РЕЗЮМЕ. По прошествии 19 лет, США и международное сообщество все еще не полностью осознали террористические атаки Аль-Каиды на территории США и роль государственных субъектов в их поддержке. Обсуждение предполагаемой роли саудовских официальных лиц вызвало разногласия; на роль Ирана мягко намекнули; а участие Дохи в этом вопросе вообще ускользнуло от анализа. Свежая информация от саудовского журналиста-расследователя и бывшего офицера саудовской разведки ставит под сомнение общепринятое мнение. Крот высокого уровня в правоохранительных органах США мог не только прикрыть, но и облегчить действия менее известных субъектов. 

Роль Королевства Саудовская Аравия, и, особенно, его ответственных лиц по борьбе с терроризмом, в совершении злодеяний «Аль-Каиды» против США 11 сентября 2001 года, по сей день остается запутанной и противоречивой. 

Этому не помогает популярная пресса, для которой обсуждение виновности начинается и заканчивается саудовской национальностью Усамы бен Ладена и 15 из 19 боевиков «Аль-Каиды», принимавших в этом участие. 

После убийства Касема Сулеймани США, на короткое время приобрела популярность значительная роль Ирана в 11 сентября.

Однако, что остается совершенно неясным, так это то, что саудовские исламисты прячутся на виду, торгуя своими прошлыми связями с западной разведкой и преследуя ту же цель, что и до 11 сентября. 

Саудовские исламисты имеют как идеологический, так и финансовый интерес к провалу модернизации Королевства «Vision-2030». 

Многое из того, что, как все думают, они знают об усилиях по реформированию короля Салмана и наследного принца Мухаммеда бин Салмана (МБС), на самом деле является дезинформацией, произведенной этими «диссидентами». В их число входят бывшие саудовские разведчики и члены Мусульманского братства, такие как Джамаль Хашогги, который хотел, чтобы Саудовская Аравия стала больше, а не меньше похожей на Исламское государство, созданное другом Хашогги Усамой бен Ладеном. 

Тем не менее, Хашогги стал, в популярном западном представлении, этаким журналистским мучеником за те самые свободы, которые он эксплуатировал и презирал. 

Саад Джабри, бывший начальник разведки Саудовской Аравии, добился еще большего успеха, скрывшись с миллиардами государственных средств и возбудив судебный процесс, который уже выполнил свою миссию в качестве средства распространения дезинформации и создания постоянного потока плохой прессы. 

Являются ли исламские саудовские представители героями или злодеями 11 сентября?

Джабри работал на бывшего наследного принца Мухаммеда бин Наифа, которого западные спецслужбы хвалят за его якобы важную контртеррористическую роль, и который, как говорят, выжил после покушения Аль-Каиды. Впоследствии Наиф был заменен и арестован вместе с другими высокопоставленными бывшими чиновниками в ходе различных расследований коррупции. 

На самом же деле, Джабри, Наиф и большинство их коллег, которым в настоящее время предъявлены обвинения в коррупции и/или заговоре, являются исламистами. Их добросовестная борьба с терроризмом была лишь прикрытием для их истинной программы продвижения целей «Аль-Каиды», даже если это порой означало подрыв ее методов. И это работает до сих пор. 

Исламисты, которые сделали возможным 11 сентября, были лишены власти, благодаря МБС, но они все еще продолжают свои старые трюки. Они пытаются обвинить наследного принца в своей собственной грязной работе, хотя во время нападений он был учеником средней школы. 

Является ли Али Суфан рупором службы безопасности Катара или идейным вдохновителем стратегии? 

Важным субъектом с американской стороны, бывшим специальным агентом ФБР, был Али Суфан, недавно обвинившим саудовского журналиста Хусейна Гави в преследовании и организации кампаний с угрозами в Интернете. 

Эти кампании, как утверждает газета Washington Post, предшествовали кончине бывшего офицера саудовской разведки и обозревателя Washington Post Джамаля Хашогги. 

Суфан через свою разведывательную команду обвинил Гави в сотрудничестве с правительством Саудовской Аравии с целью составления заговора с целью его убийства. 

В ответ Гави подготовил план расследования. Гави, до мельчайших подробностей, проследил подозрительные отношения Суфана с Катаром, а также необъяснимые связи Катара со всеми крупными провалами разведки, которые омрачали, казалось бы, звездную карьеру Суфана. 

Обвинения Суфана в адрес Гави являются, в лучшем случае, необоснованными, а, скорее всего, -- откровенными измышлениями. 

Гави также сообщил, что Суфан, возможно, был одним из вдохновителей кампании по изображению Королевства Саудовская Аравия как связанного с терроризмом. Согласно документальному фильму, Суфан приехал в США в качестве переводчика и, в конечном итоге, был включен в целевую группу по расследованию 11 сентября. 

Согласно расследованию журналиста Пола Сперри, появление Суфана произошло в то же самое время, когда Роберт Мюллер, тогдашний глава ФБР, начал действовать вопреки законам, нанимая иностранных переводчиков арабского языка. 

Сперри утверждает, что переводчики, не имевшие гражданства США и не прошедшие надлежащей проверки, не только не подходили для такой деликатной работы из-за этих недостатков, но и позже оказались связанными с исламскими экстремистами.

Кроме того, Суфан получил вид на жительство через главу разведки Катара, который оказался двоюродным братом шейхи Моза, матери Эмира Тамима, и, как говорят в регионе, политическим локомотивом Катара. Одно из агентств безопасности, укомплектованных Суфаном в Катаре, было полно бывших американских дипломатов, ранее работавших в посольстве в Эр-Рияде, а также других бывших агентов ФБР. 

По словам Гави, Суфан получил также катарское гражданство (которое он, по всей видимости, пытался скрыть) и привлек к работе американского консультанта по вопросам безопасности, с которым он работал при администрации Обамы. 

Суфан был не только громким именем в мире безопасности и разведки, но его связи с повесткой дня Катара, согласно информации, данной в программе Гави, были, как существенными, так и весьма влиятельными для развития антитеррористической и разведывательной деятельности США. Суфан использовал свой статус, репутацию и авторитет, чтобы протолкнуть повествование о том, что причастность 15 саудовских граждан к терактам, каким-то образом свидетельствует об одобрении терроризма на высшем уровне. Он выдвинул этот аргумент в ответ на комментарии вице-президента Майка Пенса в Твиттере относительно отношений Касема Сулеймани и Ирана к «Аль-Каиде» и терактам 11 сентября. 

Эти события могут свидетельствовать о долгосрочном компромиссе в американской разведке. 

Суфан мог быть не просто вовлечен в операцию, а быть одним из ее вдохновителей. Для того, чтобы узнать, были ли подорваны все файлы, с которыми он работал, потребуется тщательная проверка, но, если многие из тех, кто хотел бы закрыть глаза, сейчас занимают руководящие посты в Бюро или других агентствах, вряд ли можно будет ожидать, что эта информация увидит свет в ближайшем будущем. 

Приехал ли Суфан в США с намерением стать кротом? Был ли он завербован вскоре поступления? Был ли он частью продолжающихся усилий, которые начались намного раньше событий, связанных с 11 сентября? 

Это все вопросы, которые может задать проницательный аналитик после просмотра документации и обнаружения несоответствий в повествованиях. 

Что неоспоримо, однако, так это то, что независимо от его прошлых позиций, государственных или частных, текущая позиция Суфана является старшей и более значимой в реализации повестки дня безопасности Катара. 

Благодаря его серьезности, формирование повествования о Саудовской Аравии становится чем-то большим, чем просто повтором знакомых тем, а становится вопросом информационной войны. 

Ирина Цукерман — юрист по правам человека и национальной безопасности из Нью-Йорка. Она много писала по геополитике и внешней политике США для множества американских, израильских и других международных изданий.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ