"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Демонстрациям — да, молитвам — нет!

Демонстрация перед резиденцией Биньямина Нетаньяху

Д-р Рафаэль Г. Бухник-Хен
Центр перспектив BESA, документ No. 1717, 28 августа 2020 года.

РЕЗЮМЕ. Хотя общественные собрания ради общей молитвы были строго ограничены во имя общественной безопасности во время пандемии коронавируса, таких ограничений на публичные демонстрации не налагалось.

Право на демонстрации — это, видимо, священная корова, которую нельзя трогать ни при каких обстоятельствах, в отличие от права молиться так, как принято в соответствии с традициями.

6 июля 2020 года, Саудовская Аравия издала правила, обязательные для проведения мусульманских церемоний хаджа (паломничества в Мекку), запретив въезд в Королевство иностранным паломникам и ограничив общее количество участников самого священного события ислама до 10 000, в группах по несколько десятков человек за раз.

В 2019 году в этих церемониях приняли участие около 2,5 миллиона паломников.

Такое радикальное решение Саудовской Аравии было охарактеризовано как неизбежное зло в свете тревожных показателей заболеваемости коронавирусом.

В Израиле молитвы в день праздника Тиша бе-Ав на площади у Стены Плача были ограничены одним махом огороженными «капсулами» по 20 прихожан в каждой, при этом площадь одновременно могла вместить не более 1000 человек. Это почти не подвергалось сомнению.

Для религиозно соблюдающего гражданина, будь то еврей, мусульманин или христианин, немаловажно быть подвергнутым ограничительным декретам, выводящим его из ритуальных рамок, в которых он вырос и получил воспитание.

В случае ограничений, связанных с коронавирусом, религиозная общественность принимает законы страны и подчиняется им при том понимании, что это не произвольный каприз, а необходимость, проистекающая из трудных времен, из-за форс-мажорных обстоятельств, которые привели нас к глобальной пандемии.

Что, в конечном итоге, убеждает человека сотрудничать с руководящей властью в таких обстоятельствах, это понятие «пикуах нефеш» или спасение жизней, которое дает право (по крайней мере, в иудаизме) преодолевать религиозные запреты для этой цели.

Таким образом, смысл специальных ограничений, наложенных на молитвенные мероприятия, ясен. Собрание, даже на открытом пространстве, влечет за собой серьезный риск заражения, поэтому постановление, даже если оно обременительно, необходимо соблюдать. Это спорное постановление становится еще более необходимым для еврейских общин по мере приближения религиозных праздников.

К сожалению, израильские медицинские учреждения испытывают трудности с преодолением пандемии.

Уровень инфицирования и заболеваемости не стабилизируется, что имеет значение не только для больниц, но и для экономики, культуры и туризма.

Похоже, это говорит о том, что израильтяне всех слоев общества должны сотрудничать с правительственными постановлениями в отношении общественного поведения во время кризиса в области здравоохранения.

И все же, как в параллельном мире, где пандемия — не более чем городская легенда, пылкие массовые демонстрации против премьер-министра продолжают проводиться регулярно, особенно вокруг официальной резиденции премьер-министра Нетаньяху на улице Бальфур в Иерусалиме.

С этой целью тысячи людей собираются вместе в небольших помещениях, издеваясь над правилами социального дистанцирования. Более того, организаторы протестов постоянно обращаются к средствам массовой информации и социальным сетям, чтобы побудить всех, кому не лень, собираться на улице Бальфур.

Все это делается во имя демократии и свободы слова, при поддержке Верховного суда и министра юстиции, которые с торжествующей гордостью заявляют: «В законе о коронавирусе мы позаботились о том, чтобы право на демонстрации не было ущемлено. Так действует сильная демократия в кризисное время. Любая попытка ниспровергнуть это постановление — это попытка нарушить права гражданина».

Другими словами, право на демонстрации — это священная корова, которую нельзя трогать ни при каких обстоятельствах. Однако право молиться не имеет такой гарантии защиты. Постановление Верховного суда от 19 августа 2020 года разрешило продолжать демонстрации.

Среди основных оправданий этого решения было утверждение судьи Узи Фогельмана о том, что «неудобства для жителей — это, своего рода, «необходимое зло» для того, чтобы можно было сохранить право на демонстрации».

Ни слова о пандемии. Здесь стоит отметить постановление бывшего судьи Верховного суда Айяла Прокаччиа от 6 декабря 2004 г., в котором говорилось: «Право на демонстрации и протесты в действительности основано на праве на свободу выражения мнения, и это одно из высших проявлений идеи свободы и достоинства человека….

Однако право на протест не является абсолютным. Оно подчинено, прежде всего, обязанности соблюдать закон и действовать в его рамках.

Свобода выражения мнения и протеста не означает отказа от всех ограничений. Свобода протеста подлежит ограничениям, которые преследуют достойную цель и налагаются с необходимой соразмерностью.

Соображения по поддержанию общественного порядка и безопасности, включая предотвращение опасностей и неудобств в общественных местах, которые предназначены для использования населением и для удовлетворения основных потребностей, являются подходящими соображениями, когда дело доходит до введения таких ограничений.

Д-р Рафаэль Г. Бухник-Хен — полковник в отставке, который работал старшим аналитиком в военной разведке ЦАХАЛа.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ