"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Ближайший помощник Переса раскрывает темную сторону государственного деятеля


LIEL LEIBOVITZ, 15 марта 2018 г.

Ави Гиль, бывший израильский дипломат, работал на Шимона Переса 28 лет. Он был с ним, когда его босс втайне согласовал Ословские соглашения, скрыв весь объем переговоров с палестинцами от своего заклятого соперника Ицхака Рабина.

Он был с ним, когда Перес стал исполняющим обязанности премьер-министра после убийства Рабина, и когда, к удивлению большинства израильских СМИ и политического истеблишмента, он был отстранен в ходе опросов Биньямином Нетаньяху.

Все это время Гиль молча вел свой дневник, фиксируя отрывки из разговоров и наблюдений.

Он никогда и ни с кем ими не делился. Вплоть до настоящего времени.

Его новая книга «Формула Переса: из дневника доверенного лица» основана на его записях новейшей истории Израиля в реальном времени, и, хотя восхищение Гиля своим бывшим боссом очевидно, он не особо старался канонизировать государственного деятеля. который скончался в 2016 году.

В обширном интервью газете Haaretz Гиль поделился некоторыми из самых ошеломляющих откровений из книги. Вот три лучших:

Перес обожал «треп в раздевалке».


Как писал Гил, Перес часто прерывал серьезные разговоры о философии и дипломатии, переключаясь на похабные шутки.

«Скажи, Ави, ты когда-нибудь трахал неевреек?»

Гиль деланно удивлялся, а Перес, как он пишет, произносил короткий монолог, всегда один и тот же, как из раннего Филиппа Рота: «Наши еврейские женщины», — говорил он, «ведут себя так, как будто они оказывают вам услугу. Как будто они страдают. Их постоянно что-то обижает, беспокоит. Шиксы же наслаждаются каждой минутой. У них нет комплексов. Им нравится вас баловать, и они вкладывают все свои силы в эту задачу».

Гиль, как часы, спрашивал, откуда Перес так много знает об этом, а государственный деятель застенчиво улыбался и отвечал: «Друзья мне говорили».

Перес и Рабин реально ненавидели друг друга...


В июле 1994 года в номере отеля Mayflower в Вашингтоне, округ Колумбия, вспоминает Гил, Рабин был окружен своими сторонниками и единомышленниками. Он только что вернулся со встречи с королем Иордании Хусейном в Белом доме, где оба объявили о приближении мирного договора между двумя странами.

В номере, полном помощников и журналистов, Рабин пил вино, представляя достижение как свое собственное, игнорируя тот факт, что именно Перес инициировал переговоры, а также составил то, что, в конечном итоге, стало самим договором. Потягивая арманьяк и закусывая мороженым Haagen Dazs, Перес дулся в углу комнаты, избегая любого контакта со своим заклятым врагом.

… И враждебность довела Переса до грани безумия.


За несколько месяцев до убийства Рабина, пишет Гиль, Перес как-то поздно вечером пил коньяк и изливал душу своему верному помощнику. Они говорили о том, как Рабин вел переговоры с палестинцами. По словам Переса, премьер-министр был «напуган. Проявлял нерешительность. Я от него никогда доброго слова не слышал. Я говорю с ним вежливо и ничего для себя не прошу. Я полностью доверяю своим действиям. Я был бы не против умереть завтра утром. Я не боюсь смерти. Меня это не особо впечатляет. Рабину всегда достаются все лавры. Знаешь, в следующий раз он скажет, что это он построил наш ядерный реактор. Он боится. Я всю свою жизнь знал, что генералы всегда писают в штаны, они всегда так напуганы. Я необычный политик. У меня безупречная честность. Я не против умереть завтра утром. Я не боюсь смерти. Иногда я просыпаюсь и сожалею, что не умер. Мне все надоело. Но нет никого, кто мог бы сыграть мою роль».


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ