"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Иран и Армения: взаимная поддержка — угроза Израилю

Это еще один потенциальный фронт нестабильности, который может создать зону для нападений на еврейское государство.


Ирина Цукерман, 12 октября 2020 г.

Недавнее нападение на жилые районы Азербайджана на территориях, оккупированных Арменией в течение последних 26 лет, быстро превратилось из центрального требования Баку о своем национальном суверенитете и территориальной целостности в геополитический балаган со множеством сторон, стремящихся принять участие в действии в любом качестве или же стремящихся добиться от международного сообщества признания своих собственных несвязанных требований и нарративов.

Хотя большая часть обсуждения была сосредоточена на армяно-азербайджанской войне как доводе в пользу территориальных амбиций России и Турции, роль Ирана в поддержке Армении заслуживает более широкого внимания, особенно в связи с ее потенциальным воздействием на интересы Израиля в регионе. Важно отметить, что эти отношения были двусторонними. Согласно разоблачениям WikiLeaks в телеграммах Госдепартамента США, в прошлом Армения снабжала Иран оружием, которое затем было использовано для уничтожения американских войск.

Иран, с другой стороны, поддерживал Армению в критических вопросах, таких как оккупация Арменией Нагорно-Карабахского региона. Интерес Ирана в этом вопросе связан с его озабоченностью по поводу районов на северо-западе страны, близких к зоне конфликта - Восточного Азербайджана, Западного Азербайджана и Ардебиля, которые являются периферийными районами, населенными в основном этническими азербайджанцами.

Сам Иран состоит в основном из неэтнических парсов (парсы, парси — самоназвание одного из иранских народов Закавказья, также известного как таты. — Википедия), большинство из которых составляют азербайджанцы. Права неперсидских народов в Иране были поставлены под сомнение этноцентрической идеологией Ирана и преднамеренной стратегией разделения и покорения его этнически разнообразного населения.

Как объясняет Бренда Шаффер, Иран в любое время предпочтет прагматические геополитические соображения мнимым принципам исламской солидарности. Азербайджан, гордящийся своей социальной идентичностью мусульман-шиитов, отвернулся от хомейнистской модели, которую Иран с некоторым успехом пытался навязать шиитскому населению на Ближнем Востоке или продать им. Азербайджанское общество продвигало религиозную реформу посредством интеллектуального дискурса еще до советской аннексии, отвергая клерикальное господство над политической жизнью и отказываясь подчиняться иджтихаду, исламскому правовому прецеденту. Клерикализм в Азербайджане закончился к началу 20 века, когда преобладали светские интеллектуалы, а националисты стали противовесом религиозным движениям.

Действительно, Азербайджану успешно и добровольно удалось объединить суннитские и шиитские советы, продвинуть мусульман-суннитов из числа меньшинств в военные ряды и создать совместные мечети, в которых размещались прихожане обоих слоев общества. Советский Союз подорвал яркую и независимую религиозную жизнь внутри страны, дискредитировал официальные учреждения и затруднил предоставление ценностей и просвещение общественности. Начали появляться независимые церковные группы, которые обвиняли официальные органы в коллаборационизме с Советами. Иран увидел возможность обратиться к вакууму независимых центральных религиозных течений посредством пропаганды и разъяснительной работы, хотя и столкнулся с упорным сопротивлением со стороны пан-тюркских лидеров.

В то же время, в противовес подавлению религии Советским Союзом, росли движения возрождения, и различные страны, включая Иран, пытались импортировать проповедников и религию, уделяя особое внимание периферийным регионам. При президенте Ильхаме Алиеве, Азербайджан принял жесткие меры против увеличения числа НПО и мечетей, финансируемых из-за рубежа, вместо этого предоставив щедрое государственное финансирование всем религиозным учреждениям, а также учредил новый Институт теологии, который будет обучать новых имамов в соответствии с некогда богатыми и процветающими традициями независимого азербайджанского шиизма, пользовавшаяся широкой поддержкой до советского разрушения интеллектуальной и религиозной жизни.

Для Ирана эти шаги по противодействию экспорту революции представляют собой дополнительный вызов в его стремлении распространить влияние и получить контроль над Каспийским регионом и энергетическими ресурсами, по сути, колонизируя Кавказ, как Тегеран стремился доминировать и проникать на Ближний Восток.

Более того, сопротивление Азербайджана идеологической пропаганде представляло бы угрозу для Исламской Республики внутри страны, поскольку его подход мог быть принят азербайджанским и другим тюркским населением внутри страны, что могло вызвать крах внутренних институтов. Таким образом, несмотря на то, что Армения изображает себя христианской гаванью в призыве к поддержке Запада, Ирану было разумно использовать давнюю напряженность между двумя странами, которая возникла еще до нападений, спровоцированных Советским Союзом, а затем — вторжения на пограничные территории, очерченные ООН, отчасти для того, чтобы не дать Азербайджану получить слишком большое влияние на иранских граждан, а отчасти для того, чтобы заблокировать его региональные маневры.

Кроме того, союз Ирана с Россией, которому бросают вызов несовпадающие интересы в Сирии и историческое соперничество, укрепляется сотрудничеством по этому вопросу, при этом Россия является основным спонсором вторжений Армении.

Повестка дня Ирана многослойна; не в последнюю очередь, сближение Азербайджана с Турцией и нанесение ущерба его независимому имиджу в глазах западных стран поможет Ирану политически подорвать другую прозападную страну, которая выступает в качестве оплота против влияния Тегерана, но также будет способствовать достижению цели распространения хомейнизма в приграничных районах и за их пределами, пользуясь суматохой и хаосом. Таким образом, Иран, как известно, привез летом физическое подкрепление для помощи Армении до более ранних, очевидно, пробных атак, направленных на богатый энергоресурсами Товузский регион Азербайджана.

Более того, несмотря на стойкую и громкую оппозицию Турции, Армения тесно сотрудничает с Ираном и Катаром — одним из ведущих спонсоров Турции, ее идеологических и политических союзников по различным энергетическим и инфраструктурным проектам.

Политические союзы столь же очевидны, как и сомнительные механизмы защиты. Армянский активист принимал участие в про-иранской радикальной самозваной феминистской группе «Code Pink», выступающей за BDS, осуждая предполагаемую оккупацию Иудеи и Самарии, одновременно пропагандируя оккупацию Арменией территорий, которые СМИ иронично называли «спорными». Этот человек работал с Armenia Tree Project, продвигая различные проекты на оккупированных землях. Известно, что в Ливане армянские политические группы объединились с поддерживаемой Ираном Хезболлой. 

Эти, казалось бы, изолированные события, на самом деле, способствуют усложнению геополитической реальности, непосредственно угрожающей Израилю, который предпринимает шаги для подготовки к новому потенциальному пожару с Хезболлой.

В настоящее время Израиль не только вынужден рассматривать последствия столкновений между двумя странами, с которыми он поддерживает дипломатические отношения и считает их своими союзниками, но и участие третьих сторон, включая Иран, поднимает вопрос о его собственной безопасности и потенциале для гораздо большей дестабилизации в его ближайшем окружении.

Участие Ирана грозит привлечь радикализованные ополчения на чувствительную арену Кавказа. В то время как Армения и Турция обмениваются обвинениями в предполагаемом намерении ввести в регион иностранных боевиков, у Ирана есть история фактических попыток террористических заговоров против израильских целей в Баку в 2009 и 2012 годах, которые были пресечены.

Армяно-турецкая интермедия — это долгожданная передышка для Ирана. Не только сложный театр военных действий отвлекает от вопроса территориальной целостности Азербайджана, но и создает окно возможностей для иранских боевиков незаметно влезть в конфликт.

Стратегия окружения Ирана в Бахрейне работает так же хорошо на Кавказе, где значительное (и радикализованное) иранское население проживает в соседней Грузии. Армения также является одним из излюбленных туристических направлений для иранцев, а также транзитной зоной между Ираном и Евразийским экономическим союзом. Излишне говорить, что облегчение прохода в Азербайджан и другие районы через дружественную соседнюю страну — это не только вопрос безопасности, но и экономики.

Для Израиля это означает все более широкое присутствие иранских граждан и, возможно, контингента Корпуса стражей исламской революции и других групп по всему Кавказу.

Учитывая трехсторонние и все более тесные отношения между Иерусалимом, Баку и Абу-Даби, чему способствуют недавние Аврамовы соглашения и создание своего рода треугольника безопасности между Евразией и Ближним Востоком, иранский интервенционизм может представлять опасность для этого соглашения, ослабляя политические границы области среди стран.

Содействуя Ирану своей агрессией, Армения существенно ослабляет Азербайджан как стратегического партнера Израиля в области безопасности; охватывает Кавказ такой же дестабилизирующей деятельностью, которая уже превратила Ирак, Сирию, Ливан и некоторые части Йемена в запретные зоны и создает еще одну региональную сферу влияния для Тегерана.

В свою очередь, это означает еще один потенциальный фронт нестабильности, который может создать зону нападений на Израиль.

Хотя Армения использует Израиль по разным политическим соображениям, объем экономического, гуманитарного сотрудничества и сотрудничества с Азербайджаном в сфере безопасности невозможно переоценить, равно как и его роль в решении вопросов, представляющих взаимный интерес в Европейском Союзе, которые Армения не обеспечивает. Это также одно дружественное место, расположенное между Турцией, Ираном и частями арабского мира, находящимися под сильным иранским влиянием.

План игры Ирана здесь разглядеть нетрудно.

Ирина Цукерман — поверенный по правам человека и национальной безопасности из Нью-Йорка. Она писала о геополитике и внешней политике США для множества американских, израильских и международных изданий.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ