"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Турция: испорченный символизм ислама

Профессор Али Эрбаш с мечом в соборе Святой Софии

Бурак Бекдил
Центр перспектив BESA, документ № 1720, 30 августа 2020 года

РЕЗЮМЕ. Превращение собора Святой Софии в мечеть и желание «отуречить» топонимы отражают исламский «фетиш завоевания». Современные исламисты в Турции создали для себя новую версию ислама, которая отличается от происхождения религии. 

Исламский президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал ещё один шаг к уничтожению светского наследия Мустафы Кемаля Ататюрка, основателя современной Турции, изменив статус древнего православного собора с музея на мечеть. Монументальная церковь Святой Софии, построенная в 537 году византийским императором Юстинианом I, служила музеем с 1934 года.

В июле Верховный суд объявил указ Ататюрка недействительным и преобразовал музей в мечеть. Вскоре последовала демонстрация исламского «фетиша завоеваний». В преддверии первой пятничной молитвы 24 июля, Эрдоган, сам обученный имам, читал стихи из Корана.

Во время хорошо организованной молитвы главный мусульманский священнослужитель Турции профессор Али Эрбаш поднялся по лестнице, чтобы произнести пятничную проповедь, держа в левой руке меч — традиция, которую практиковали османские султаны после завоеваний.

Этот образ выглядел смешным в глазах миллионов светских турок: мы что, снова завоевали Стамбул?

Меч был преднамеренным использованием исламской символики, которая усилила слова Эрбаша, когда он сказал, что возрождение Святой Софии до статуса мечети предвещает «освобождение» мечети Аль-Акса в Иерусалиме.

В мышлении Эрбаша (и других исламистов) «освобождение» означает «завоевание». Всем слушателям было ясно, что Эрбаш призывает к завоеванию Иерусалима мусульманами и отторжению его у еврейского государства.

Ничто из этого не имеет корней в Коране. Большинство исламистов считают также Стамбул одним из «самых священных городов ислама», но ни один из этих городов не упоминается по названию в Коране.

Послание Корана о молитвенных домах простое: весь мир — мечеть для верующих, а это означает, что мусульмане могут молиться везде, включая немусульманские молельные дома. Пророк Мухаммед никогда не превращал ни одного христианского или иудейского молитвенного дома в мечеть. Напротив: в первые годы ислама были примеры уважения к другим религиям.

В своей проповеди в 2012 году бывший высокопоставленный священнослужитель (и предшественник Эрбаша) профессор Мехмет Гёрмез упомянул Хазрата Омара или Омара бин Хаттаба (579-644), одного из самых могущественных и влиятельных халифов в истории мусульман. Он сказал: «После того, как Хазрат Омар захватил Аль-Кудс [Иерусалим], его пригласили помолиться в церкви [поскольку в Иерусалиме еще не было мечети]. Но он вежливо отказался, опасаясь, что [завоеватели] мусульмане могут превратить церковь в мечеть после того, как он там помолится».

Современные исламисты создали собственный ислам, отличный от оригинала. В то время как Коран гласит, что «в религии нет принуждения и люди должны выбрать тот или иной путь (вера или отсутствие веры)», современные исламисты считают всех немусульман неверными, а отступничество — непростительным грехом, а все земли неверных должны быть «завоеваны». Светские националисты интеллектуально оснащены не лучше.

В Турции недопустимо называть Стамбул «Константинополем», его оригинальным греческим названием. Однако немногие турки знают, что «турецкое» название города на самом деле является родственным греческому Eis tin Polin, что означает «городу».

В июле бывший турецкий адмирал Джихат Яйджы предложил изменить название Эгейского моря (по-турецки Ege Denizi), потому что турецкое слово «Ege» происходит от греческого Aegeo. Он предложил называть Эгейское море «Море островов» или «Северное Средиземное море».

Адмирал, по-видимому, не знал, что 42,9% женских имен в Турции — арабские по сравнению с 22,7% — турецких, а 49,7% мужских имен — арабские и только 35,8% — турецких. Даже имя президента, Тайип, по-арабски «Тайеб»).

Топонимы вообще больше не турецкие.

Ататюрк родился в Салониках (на территории современной Греции), что по-турецки звучит как Селаник; имя основателя Турции — арабское (Мустафа Кемаль); столица Турции, Анкара, происходит от греческого Ancyra; президент Эрдоган родом из Потамии («реки» по-гречески) в «Ризе» (греческое Rhizos).

Его предшественник, Абдулла Гюль, из Кайсери (греческое Caesarea).

До Гюля три турецких президента происходили в хронологическом порядке из Афьона (греческое Akroenos), Испарты (греческое Sparta) и Малатии (арабское Maldiye).

Своей независимостью Турция во многом обязана своим военным успехом при «Гелиболу» (греческое Gallipoli).

Третий по величине город Турции — Измир (греческое Smyrni). Другие крупные города включают Анталию (греческое Attalios), Бурсу (греческое Parousia), Трабзон (греческое Trapezounda) и Амасья (греческое Amaseia).

Если предложение адмирала по "отуречиванию" географических названий будет принято, то его придется применить к сотням мест в стране.

Если тюркизация распространится на имена людей, то более половины населения Турции (включая автора и самого президента) останутся безымянными.

Символизм — колоссальная часть турецкой идеологии. Он часто отражает общий уровень образования в стране (в среднем турки получают образование за 6,5 учебных лет).

Однако идеологический символизм не ограничивается теми, у кого нет образования.

Адмирал, который хочет дать Эгейскому морю турецкое имя, не окончил седьмой класс.

Бурак Бекдил — обозреватель из Анкары. Он регулярно пишет для Gatestone Institute и Defense News и является научным сотрудником Ближневосточного форума.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ