"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Нормализация Израиля с четырьмя мусульманскими странами

Хорошие новости и плохие новости.

Раймонд Ибрагим, 27 января 2021 г.

Израиль недавно подписал соглашения об установлении отношений с четырьмя мусульманскими странами: Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Суданом и Марокко. Это событие сопровождается как хорошими, так и плохими новостями.

Плохие новости ясные и предсказуемые: постоянный мир между Израилем и его мусульманскими соседями невозможен, согласно законам ислама или шариату: любая земля, которая когда-то была частью Дар аль-Ислама, то есть любая земля, которая когда-либо была завоевана мусульманами на любой срок — навсегда становится частью ислама и должна быть возвращена в ислам любыми необходимыми средствами, предпочтительно джихадом.
Как оказалось, территория современного государства Израиль была завоевана мусульманами в 637 году; с тех пор и до создания Израиля в 1948 году, за вычетом двух столетий присутствия крестоносцев, она была частью мусульманского мира.

Цитируя д-ра Али аль-Карадаги, известного шариатского эксперта и генерального секретаря Международного союза мусульманских ученых: «Мусульмане единодушны в прошлом и в настоящем, что если исламская земля оккупирована, то ее жители должен объявить джихад, пока она не будет освобождена от оккупантов».

Отсюда злобная враждебность и террористические махинации среди мусульман по отношению к еврейскому государству; поэтому лидеры любой мусульманской страны, которая нормализует отношения с Израилем, вызывают большой гнев среди мусульман за границей и дома. (Тот факт, что Марокко согласилось на «частичную нормализацию», вызвало возмущение со стороны некоторых соседей Марокко и, вероятно, действительно расстроит многих его граждан; 88% опрошенных марокканцев заявили, что они выступят против дипломатического признания Израиля).

Есть, однако, и кое-какие хорошие новости, которые на самом деле могут заслонить плохие: временные обстоятельства всегда учитывали применение шариата. Например, исламский закон всегда допускал перемирие с врагами ислама, особенно когда мусульмане оказываются в ослабленном состоянии.

Это восходит к собственному поведению пророка ислама, а, следовательно, является сунной: когда Мухаммад был слаб, и Мекка имела перед ним численное превосходство в ранний мекканский период, он проповедовал мир и заключал договоры с «неверными» (это когда появились все стихи Корана о "сосуществовании", например, 2: 256). Когда же когда он отправился в Медину и там обрел силу, он стал проповедовать войну и перешел в наступление (именно тогда появились все воинственные стихи, например, 9: 5, 9:29).

Такая дихотомия — проповедовать мир, когда слаб и вести войну, когда силен, была поучительной для мусульман на протяжении веков.

Короче говоря, мусульмане, как и все прочие, особенно их правители, участвуют в realpolitik, определяемом как «политика или дипломатия, основанная в первую очередь на рассмотрении конкретных обстоятельств и факторов, а не на явных идеологических представлениях или моральных и этических предпосылках».

ОАЭ, Бахрейн, Судан, Марокко, а до них Египет и Иордания, установили отношения со смертельным врагом ислама именно потому, что это в их интересах. Например, в обмен на установление отношений с Израилем Соединенные Штаты согласились исключить Судан из своего списка государственных спонсоров терроризма, отменить санкции и продвинуть обсуждение списания долгов. Точно так же Марокко получило американское признание своего суверенитета над с давних времен спорной территорией в Западной Сахаре.

Урок ясен: те, кто наделен властью, могут заставить своих врагов уступить, даже не прибегая к силе. Но это только тогда, когда их физическая сила сопровождается моральной силой, приверженностью своему положению, своему собственному благу.

В качестве примера рассмотрим два соседствующих государства — Польшу и Германию. В военном отношении оба они сильнее всех мусульманских государств, но одна из них сильно страдает от ислама. В то время как Польша закрыла свои двери для мусульманской миграции, не опираясь на силу, Германия открыла свои двери для миллионов мусульман.

В результате, в Польше нет мусульманского насилия, изнасилований и терроризма, а Германия от этого страдает.

Оба сильны, но только у одного есть желание использовать эту силу для собственного благополучия.

Последний интересный момент — это то, как мусульманские лидеры рационализируют свои отношения с Израилем перед своими последователями. Очень полезно вернуться к тому, что однажды сказал лидер ООП Ясир Арафат. В 1994 году, после того, как он заключил мирный договор с Израилем, который, как и следовало ожидать, подвергся критике со стороны других арабов за слишком много уступок, палестинский лидер оправдал свои действия, сказав: «Я рассматриваю это соглашение, как не более чем соглашение, подписанное между нашим Пророком Мухаммедом и курайшитами в Мекке», то есть перемирие, которое Мухаммад отменил под каким-то предлогом, когда он получил власть и способность перейти в наступление.

Другими словами, официальная версия тех мусульманских и арабских стран, которые заключают мир или устанавливают отношения с Израилем, скорее всего, будет заключаться в том, что договоренность носит временный характер; что Израиль остается врагом; и что как только обстоятельства станут более благоприятными, джихад возобновится.

Но какое это имеет значение? Пока Израиль остается хозяином положения и имеет волю к выживанию, его экзистенциальные враги будут вынуждены подчиняться, каким бы ни было их внутреннее повествование.

Раймонд Ибрагим - научный сотрудник Центра свободы Дэвида Горовица.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы