"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Перешлите друзьям

Российский военный специалист Михаил Ходаренок: «Никто в Москве не собирается воевать с Израилем из-за ударов по иранским целям в Сирии»

Home

MEMRI, 13 января 2021 г.

Спецвыпуск №9136

Военный корреспондент Газеты.ру Михаил Ходаренок отвечает на анализ Панайотиса Настоса в греческом информационном агентстве Pentapostagma.

Настос заявил, что российский зенитно-ракетный комплекс С-400 "Триумф", базирующийся в Сирии, молча наблюдал за тем, как самолеты ВВС Израиля беспрепятственно проникают в сирийское воздушное пространство и атакуют иранские позиции.

Настос считает, что Россия не хочет провоцировать войну с Израилем, потому что, если русские попытаются сбить израильский самолет, израильтяне уничтожат С-400, что снизит его ценность на международном рынке вооружений.

Ходаренок считает такой анализ поверхностным.

Иранцы пытаются спрятаться под прикрытием российских войск, наращивая свои силы против Израиля. России не нужно вмешиваться, чтобы защитить иранцев. Россия намного умнее Советского Союза, который активно вмешивался на арабской стороне против Израиля в 1960-х и 1970-х годах. Она не будет участвовать в боевых действиях, не имея четкой стратегической цели, и только после того, как она тщательно просчитает последствия своих действий.

Реплика Ходаренка Настосу приводится ниже: (Gazeta.ru, January 8, 2021)

Михаил Ходаренок (Фото: Profilerussia.com)



Греческое информационное агентство Pentapostagma утверждает, что, несмотря на то что Москва представляет свои зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф» как лучшие в мире, они просто «наблюдают», как самолеты израильской авиации беспрепятственно вторгаются в сирийское воздушное пространство и наносят авиационные и ракетные удары по иранским вооруженным формированиям и про-иранским группировкам.

Аналитик Pentapostagma Панайотис Настос задается вопросом: почему системы «С-400» так и не отреагировали на израильские атаки? По мнению автора, тем самым Российская Федерация избегает возникновение противостояния между израильскими самолетами F-35 и российскими «Триумфами». В то же время это дает возможность российской и американской оборонной промышленности экспортировать свое оружие в третьи страны на мировом рынке.

«Настос указывает, что если российские военные атакуют [израильский] самолет F-35, то либо боевая машина, либо сам С-400 будут уничтожены в результате ответного огня».


Батарея С-400


«Как утверждает статья греческого автора: «Ни одна страна никогда не купит оружие, которое когда-то было уничтожено».

«Агентство Pentapostagmanews заявляет, что именно по этой причине российские зенитно-ракетные войска не открывают огонь по самолетам ВВС Израиля.

Иными словами, аналитик информационного агентства Pentapostagma Панайотис Настос сосредоточился исключительно на общем вопросе военно-технического сотрудничества и, в частности, на торговле оружием и военной техникой.

«Однако ситуация в Сирии намного сложнее и многомернее, чем простой вопрос продажи оружия. У этого вопроса много компонентов: геополитический, военный и военно-технический.

«Что Иран делает в Сирии»


Влияние Ирана в Сирии постоянно растет. По заявлению Владимира Сажина, старшего научного сотрудника Отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, сделанному ранее в беседе с [корреспондентом] "Газеты.Ru", есть несколько направлений, по которым Тегеран наращивает активность в Сирии:

«Во-первых, чисто военное [направление]. Иранцы строят военные базы и склады с оружием, боеприпасами, материально-техническими средствами в определенных выгодных районах. В то же время эти военные объекты (без большого преувеличения их можно назвать военные базы и склады) предназначены не только для использования иранскими подразделениями, такими как Корпус стражей исламской революции (КСИР), но и для шиитских ополченцев из Пакистана, Афганистана, Ирака, самого Ирана и непосредственно из Сирии».

Обычно такие подразделения и войска контролируется офицерами Корпуса стражей исламской революции. По словам Владимира Сажина, можно с уверенностью заключить, что эти подразделения близки к иранским воинским формированиям. «Более того, иранцы создают различные типы перевалочных пунктов и складов для военизированной шиитской организации «Хезболла», в которых они накапливают оружие и боеприпасы. Иранцы часто делают это «под эгидой» российских вооруженных сил, то есть в непосредственной близости от всех видов российских военных объектов.

Идея состоит в том, что Иран надеется защититься от ударов ЦАХАЛа, который также действует в этом регионе».

Тегеран предполагает, что, поскольку Израиль подвергнет опасности российских военнослужащих из-за воздушных и ракетных ударов, это обеспечит безопасность иранских объектов.

«Во-вторых, Иран занимается масштабной экономической экспансией в Сирии. Представители Тегерана активно приобретают недвижимость, различные промышленные предприятия (иранских покупателей особо не беспокоит, если такие предприятия были повреждены во время боевых действий).

Иранцы активно скупают также участки земли.

«Сделки совершаются от имени иранцев или сирийцев, которые представляют интересы Ирана в Сирии. Последние в основном шииты, и лишь некоторые из них -- алавиты». Например, в столице Сирии, Дамаске, есть уже много рекламы, вывесок магазинов на персидском языке (фарси).

То есть, как подчеркнул Владимир Сажин, Иран активно укрепляет свое влияние во многих секторах сирийской экономики».

Владимир Сажин (Радиомаяк.ру)

«В-третьих, несомненно, существует идеологическое направление [деятельности Ирана]. Иран делает большую работу по продвижению шиитского ислама [шиизма] среди сирийского населения, насколько это возможно».

Прямо обращать суннитов в шиизм сложно, хотя в принципе возможно... Но в то же время иранцы используют экономическое давление на определенные [религиозные] группы нестабильных людей в Сирии.

«По мнению эксперта, если вспомнить особую ситуацию в стране до событий 2010-2011 годов, то очевидно, что тогда Сирия была не очень религиозной страной. Поэтому сегодня колеблющиеся и религиозно нестабильные части сирийского населения стали первой мишенью для шиитского влияния». Кроме того, иранцы проводят большую работу, предоставляя различные экономические и финансовые льготы многим группам сирийского населения, в первую очередь, алавитам и шиитам. Они оказывают им гуманитарную помощь, проводят масштабную пропагандистскую и пиар-работу.

По словам Владимира Сажина, результаты этой работы налицо. «И, конечно, нельзя не упомянуть и политическое влияние», — подчеркнул эксперт. «Комплекс военных, экономических и идеологических мероприятий составляет политическое влияние».

«Примечательно, что иранцы имеют хорошие позиции на низком и среднем уровнях сирийской администрации. Более того, у них прочные связи со спецслужбами даже на высшем уровне военно-политической элиты Сирии.

«Однако главное заключается в том, что такие действия Тегерана на территории Сирийской Арабской Республики [САР] представляют прямую угрозу национальной безопасности Израиля».

Нет никаких сомнений в том, что Тель-Авив (оставшееся со времён СССР в сознании "экспертов" название столицы Израиля; показывает уровень понимания ситуции  - прим. перев.) предпримет любые неограниченные меры для решения этой проблемы. По этим причинам реактивные самолеты ВВС Израиля вторгаются в воздушное пространство Сирии и наносят авиационные и ракетные удары по иранским целям.

«Следует ли Москве нанести ответный удар?»


В этом отношении российские вооруженные силы в Сирии оказались в довольно деликатном положении: «С одной стороны, нужно поддерживать союзника в регионе — официальный [режим] Дамаска».

С другой стороны, в планы Кремля сегодня не входит вооруженное противостояние с Израилем в какой бы то ни было форме. Ведь нужно четко понимать, что, [если] российские зенитно-ракетные дивизионы откроют огонь по истребителям израильских ВВС, это неизбежно превратит ситуацию в регионе в масштабную войну между Москвой и Тель-Авивом.

В последнем случае Москве придется ответить на несколько довольно простых вопросов:

«Во-первых, каковы будут политические и военные цели конфликта в этом случае? Более того, совершенно непонятно, как эти цели можно сформулировать даже теоретически.

«Во-вторых, возможно ли достижение поставленных целей (прежде всего, если их можно определить) военными средствами?»

В-третьих, каковы были бы возможные результаты войны?

«И, наконец, попросту говоря, самый главный вопрос: зачем все это Москве и какова будет цена этой войны?»

Кстати, однозначно ответить на подобные вопросы, анализируя роль СССР в арабском мире и израильские войны 1960-1970-х годов, пока невозможно.

«Однако есть основания полагать, что сегодня у Кремля есть хотя бы понимание всех этих военно-политических вопросов».

И Москва, и Тель-Авив принимают все возможные меры, чтобы действия ВВС Израиля не нанесли ущерба российским военным объектам и не привели к потерям среди личного состава Вооруженных сил России в Сирии.

«Что касается боевых задач, которые ставятся перед зенитно-ракетными дивизионами С-400 в Сирии (и я могу это с уверенностью заявить), то они ограничиваются исключительно защитой российских военных объектов (прежде всего, авиабазы ​​Хмеймим и Тартусской военно-морской базы), и только в том случае, если есть угроза их безопасности».

Подводя итог, можно сказать, что никто в Москве не собирается воевать с Израилем из-за ударов по иранским целям в Сирии. Что касается анализа, представленного информационным агентством Pentapostagma, то, по словам Николая Гоголя [в его классической пьесе «Ревизор»), он демонстрирует «чрезвычайную поверхностность мысли».


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправка комментария

Похожие статьи и немножко рекламы

Auto