/*FollowIt*/ Трансляриум ©: Мирные соглашения между Израилем и Марокко — мудрость короля Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Мирные соглашения между Израилем и Марокко — мудрость короля

Ежегодно Марокко посещают около 50 000 израильтян.


PIERRE REHOV LE 20 FÉVRIER 2021

Большинство из них имеют французское происхождение и испытывают ностальгию по временам, когда, по словам их родителей, бабушек и дедушек, было хорошо жить под солнцем Магриба и под защитой сменявших друг друга правителей династии, из которой происходит нынешний король Мухаммед VI.

Несмотря на то, что еврейская община Марокко сейчас сократилась до менее чем 3000 человек, она продолжает поддерживать прекрасные отношения с властями Королевства. В качестве доказательства, каждый год 20 июля на празднование престола приглашают множество раввинов и лидеров еврейских общин со всего мира.

Согласно New York Times, израильско-марокканские отношения сложились в силу большого количества евреев, проживавших в Марокко до 1948 года. После создания Государства Израиль, миграция из Марокко стала одной из самых важных составляющих израильского населения.

Почти миллион человек, которых король считает дальними симпатизирующими.

В отличие от Алжира и Туниса, сменявшие друг друга правительства Марокко никогда не рассматривали возможность открытия переговоров, ведущих к признанию еврейского государства.

Марокко, под эгидой своих суверенов, является единственной арабской страной, конституция которой официально признает иудаизм в качестве референтной идентичности наряду с мусульманами и христианами.

Для многих марокканцев Хасан II, как и Мухаммед VI, являются «полководцами верующих», прямыми потомками пророка ислама, прежде чем стать королями.

Королевская власть в Марокко является божественной по своей природе, поэтому власть королей является высшей, признанной и принятой. Марокканский народ в целом уважает своего лидера.

Этот набор фактов, далеких от революционного марксистского духа с исламскими тенденциями в Алжире и чисто антисионистских традицией тунисских лидеров, побудил Марокко занять умеренную позицию по отношению к Израилю, практически с момента его возрождения.

«Израиль всегда оказывал огромные услуги Марокканскому королевству, и Марокко также присутствовало, когда Израиль просил об этом», - говорит Хасни Абиди, директор Центра исследований арабского и средиземноморского мира (CERMAM) в Женеве.

Официально Марокко находилось в состоянии войны с Израилем с момента его возрождения в 1948 году. Однако было раскрыто, что король Хасан II, прагматично симпатизирующий, пригласил агентов Моссада и Шин Бет на конференцию Лиги арабских государств в 1965 году в Касабланке, что позволило Израилю измерить степень опасности, которую представляли собой военные приготовления Египта, Иордании и Сирии.

Перед войной 1967 года, известной как «Шестидневная война», результатом которой стал полный крах арабских армий, Хасан II установил также отношения взаимности с израильскими разведывательными службами.

В 1975 году притязания на Западную Сахару Фронтом ПОЛИСАРИО, марксистским образованием, поддержанным Алжиром и СССР, побудили Марокко обратиться за секретной помощью к израильской армии. Это помогло реорганизовать марокканские вооруженные силы и построить стену Западной Сахары, которую сегодня официально не признают ни Израиль, ни Марокко.

В 1980-е годы Хасан II попытался выйти из тупика относительно признания его страной права Израиля на существование, встретившись с Шимоном Пересом, тогдашним премьер-министром, а затем способствуя интервью в Париже Ципи Ливни с его министром иностранных дел Мохаммедом Бенаисой.

Это интервью должно было привести к открытию офисов связи, своего рода секретных посольств, 4 июля 1994 года в Рабате и Тель-Авиве.

Как и покойный Хасан II, Мохаммед VI долгое время придерживался прагматичного подхода, далекого от конфликта, который лишь косвенно затрагивает его страну.

Его советник Андре Азуле — марокканский еврей, специалист в области экономики и финансов, который способствовал экономическому и политическому развитию Марокко.

В последнее время из-за растущей иранской угрозы, которую ощущают обе стороны, Марокко и Израиль стали стремиться углублять свои тайные связи в надежде, что они будут раскрыты.

Обе страны принимали участие в феврале 2019 года в Варшавской конференции по проблеме террористических угроз, поддержанных экспансионистским Ираном. За этим участием в конференции последовали небольшие акции протеста, организованные Мусульманским братством.

В январе 2020 года Марокко получило три израильских беспилотника в рамках оружейной сделки на сумму $48 миллионов.

Поэтому никого не удивило, что после Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Судана, Марокко стало четвертой арабо-мусульманской страной, объявившей о нормализации своих отношений с Израилем под руководством американского правительства, причем ключевым моментом является прямой перелет из Тель-Авива в Рабат.

10 декабря 2020 года президент Дональд Трамп, наконец, объявил, что Израиль и Марокко договорились установить полные дипломатические отношения, а также сообщил, что Соединенные Штаты признают притязания Марокко на Западную Сахару.

Первый прямой коммерческий рейс между Израилем и Марокко, наконец, вылетел 22 декабря с Джаредом Кушнером и советником премьер-министра Израиля Биньямином Нетаньяху, что доказывает, что процесс нормализации отношений между двумя странами идет серьезно.

«За последние 75 лет евреи и мусульмане были разделены, что неестественно, поскольку они веками жили вместе в этом регионе... То, что мы наблюдаем сегодня, — это возвращение к той норме», — сказал зять президента Трампа по пути от взлетно-посадочной полосы аэропорта Бен-Гурион, который обслуживает Тель-Авив и столицу еврейского государства, Иерусалим.

Для короля Мохаммеда VI это был не только вопрос официального оформления секретных отношений, существование которых, благоприятное для экономики и безопасности двух стран, отныне могло привести к углубленному сотрудничеству, особенно перед лицом угрозы гегемонии Ирана.

В дополнение к умиротворению, к которому всегда был благосклонен король, он добился признания суверенитета своей страны над конфликтным образованием, которое сепаратисты Фронта ПОЛИСАРИО оспаривали на протяжении десятилетий. Это американское признание, которое новая американская администрация, похоже, не собирается отменять, в соответствии с дипломатической доктриной президента Трампа, направленной на уменьшение конфликтов, имело непосредственным результатом объявление об открытии через Конго консульств в Дахле, большом рыболовецком порту в Западной Сахаре, Бахрейне и Гаити.

«Эта открытость воплощает логику солидарности и защиты территориальной целостности Марокко», — приветствовал Насер Бурита, глава дипломатии королевства. Помимо этого признания, разрабатывается план автономии Западной Сахары под суверенитетом Марокко, что приветствовал американский президент.

«Серьезное, убедительное и реалистичное предложение Марокко об автономии — это единственная основа для справедливого и прочного решения по обеспечению мира и процветания», — написал он в Twitter.

С помощью Америки этот план предусматривает восстановление экономики, которое, в конечном итоге, должно укрепить отношения между марокканцами и сахарцами. Возвращаясь к нормализации отношений между Израилем и Марокко, «это не вопрос признания Израиля», — подчеркнул высокопоставленный дипломатический представитель Марокко, напомнив, что «Марокко признало Израиль в 1994 году» и что «дипломатическое присутствие между Рабатом и Тель-Авивом имело место в течение восьми лет» до его закрытия в начале интифады в 2000 году.

Для Брюса Мэдди-Вайцмана, специалиста по израильско-марокканским отношениям в Тель-Авивском университете, это решение президента Трампа является подарком: «С точки зрения марокканцев, — это подарок уходящей администрации и кроме того, дополнение, центральное для национальной идентичности Марокко и его приоритета с точки зрения внешней политики с начала 1970-х годов: Западная Сахара».

Мирный и конструктивный прагматизм короля Мохаммеда VI, мужество которого было только что вновь выражено принятием такого образцового соглашения, вызывает, однако, не только положительную реакцию.

Фронт ПОЛИСАРИО, разумеется, протестовал, а вслед за ним и Россия.

«То, что сделали здесь американцы, — это одностороннее решение, выходящее за рамки международного права», — заявил заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов через информационные агентства РИА Новости и ТАСС.

ООН также поднялась голосом своего генерального секретаря Антониу Гутерриша. Он сказал, что «решение (вопроса о Западной Сахаре) всегда можно найти на основе резолюций Совета Безопасности».

Премьер-министр Алжира заявил: «Существуют иностранные маневры, направленные на дестабилизацию Алжира. Теперь у сионистского образования есть желание приблизиться к нашим границам».

По мнению многих комментаторов, президент Трамп «вытащил свою чековую книжку и воспользовался продажностью арабских стран».

Такие негативные реакции, по словам французского философа, журналиста и историка Ива Маму, будут признаком того, что дипломатические доксы, ставшие результатом холодной войны и деколонизации, упорно плывут по океану устаревших и неосуществимых идей, отдавая приоритет народам, изобретенным с нуля левой идеологией.

Маму отмечает, что левая газета Le Monde говорит об этом мирном наступлении, как если бы это была «сделка с кокаином», и ссылается на «активность Трампа», указывая на то, что Марокко «потрясло».

Эксперт в области политологии Александр Гринберг заявил от себя: «Сахарского народа не существует, как французского, американского или марокканского народов. Единственная организация, которая утверждает, что представляет сахарский народ, — это Фронт ПОЛИСАРИО, марксистские партизаны, вооружаемые Алжиром».

Однако вся эта серия соглашений, вытекающих из доктрины Трампа, которые перекраивают карту арабского мира, ставшего более сплоченным перед лицом иранских угроз и турецких амбиций, является не чем иным, как развенчанным современным мифом.

Миф о «международном праве», представленном ложным всемогуществом Организации Объединенных Наций. Для короля Мохаммеда VI, как и для израильского правительства, не имеют значения неприменимые резолюции «чего-то там», как называл ее генерал де Голль.

Как только Соединенные Штаты признали столицу одной страны или принадлежность одного региона — другой, остальная планета окажется перед свершившимся фактом, который будет трудно подвергнуть сомнению.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы

Auto