/*FollowIt*/ Трансляриум ©: Китай: Компрометация избранных должностных лиц США Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Китай: Компрометация избранных должностных лиц США

Китай, безусловно, не единственное иностранное правительство, которое прямо или косвенно сделало американских политиков богатыми.

Однако, учитывая размер их экономики и богатство торговых связей между
деловыми кругами США и Китаем, они это делают больше и шире, 
чем кто-либо другой. (Фото: iStock)

Питер Швейцер, 13 апреля 2021г.

Митч МакКоннелл и его жена Элейн Чао десятилетиями работали на высших уровнях американского правительства. Как лидер республиканцев в Сенате, сенатор Митч МакКоннелл от Кентукки долгое время был частью правящей элиты. Его жена входила в состав кабинетов двух президентов-республиканцев: министра труда в администрации Джорджа Буша и, в последнее время, министра транспорта при президенте Дональде Трампе.

За последние десять лет состояние МакКоннелла и Чао резко выросло. В 2004 году пара стоила в среднем $3,1 миллиона, согласно раскрытой необходимой финансовой информации. Десять лет спустя их собственный капитал составлял уже от $9,2 до $36,5 миллионов. Ключом к такому росту стал подарок в 2008 году от отца Чао, Джеймса, который в 1958 году иммигрировал из Китая, чтобы продолжить свое образование, а в 1961 году привез к себе свою жену и трех маленьких дочерей, включая Элейн.

Состояние семейства Чао происходит от их владения компанией Foremost Group — судоходной фирме, основанной в 1964 году и до сих пор управляемой ее отцом и младшей сестрой Кристиной.

«Судоходство традиционно принадлежит нашей семье», — заявила Элейн Чао в своем выступлении в Национальном Тайваньском океаническом университете в 2016 году.

Источником этих денег является Китай.

Foremost Group управляет судами для массовых перевозок, построенными в Китае и действующими в основном под бдительным контролем Коммунистической партии Китая (КПК) и заключает с ней контракты.

Семья Чао работает на базе соглашений с КПК, и их бизнес зависит от этих соглашений.

Книга Secret Empires (Скрытые империи), опубликованная в 2018 году, посвятила целую главу семье МакКоннелл/Чао и их личному богатству, благодаря этим связям.

Тем не менее, наибольшее внимание прессы, в связи с этой книгой, было сосредоточено на китайских деловых контактах Хантера Байдена, которые имели место в то время, когда его отец Джо был вице-президентом и «ведущим» президента Барака Обамы во внешней политике с Китаем.

В недавнем телевизионном выступлении Мария Бартиромо из Fox News задала одними из первых вопросы, которые я когда-то задавал о финансовых связях МакКоннелла/Чао с Китаем.

Недавно генеральный инспектор Министерства транспорта выпустил отчет по заказу демократов относительно транспортного комитета Палаты представителей, в котором исследовались отдельные аспекты руководства Чао.

В отчете говорится, что нет никаких доказательств того, что она неэтично использовала свое положение для продвижения интересов своей семьи в сфере судоходства в Китае или для вмешательства от имени интересов Кентукки в качестве секретаря департамента.

Однако такой подход рассматривает проблему в обратном направлении. Дело не в том, что Чао злоупотребила своим положением в интересах своей семьи, а в том, что китайское правительство имеет мощный контроль над личными финансовыми интересами высокопоставленного сенатора и секретаря кабинета министров.

Член палаты представителей Питер ДеФазио (D-OR) и председатель транспортного комитета Палаты представителей отреагировал на отчет, заявив, что государственные чиновники «должны знать, что они служат обществу, а не частным коммерческим интересам своей семьи».

Он прав только тогда, когда есть доказательства коррупции со стороны государственного служащего. Но в этом случае реальная угроза коррупции исходит от коммунистического правительства Китая, а не от действий государственных чиновников, чьи состояния оно так мощно контролирует.

Когда Хантер Байден заключал сделки в Китае и Украине, когда его отец был вице-президентом, ему нечего было предложить, кроме продажи влияния.

В случае с Элейн Чао, бизнес ее семьи реален, законен и был хорошо налажен задолго до того, как она вошла в общественную жизнь.

Однако вопрос остается: какие рычаги влияния это дает Китаю на выбор политики и решений, принимаемых в США?

Никакая информация о связях китайского правительства с Foremost Group не является скрытой — она ​​доступна любому репортеру, который просматривает необходимые формы раскрытия личной финансовой информации, которые сенаторы и должностные лица кабинета министров должны подавать каждый год. Что меня озадачивает, так это то, почему раньше этим интересовалось так мало людей.

Китай, безусловно, не единственное иностранное правительство, которое прямо или косвенно сделало американских политиков богатыми. Однако, учитывая размер их экономики и богатство торговых связей между бизнесом США и Китаем, они делают это больше и шире, чем кто-либо другой.

Я считаю, что такая благотворительность ставит потенциально серьезные вопросы о влиянии Китая, доступе Китая к американским политикам и действиях Китая в коридорах власти. Кроме того, это показывает беззубость американских правительственных комиссий, которые осуществляют надзор за соблюдением этических норм, поскольку ранее эти вопросы не подвергались такому тщательному анализу и обсуждению.

Финансовые отношения между семьей МакКоннелл/Чао и правительством Китая с тех пор только углубились.

В 2017 году, когда Элейн Чао присоединилась к администрации Трампа, китайское правительство подписало несколько новых соглашений с семьей Чао. Группа Foremost подписала контракты с дочерней компанией Китайской государственной судостроительной корпорации (CSSC) на строительство четырех судов для насыпных грузов в июле и сентябре 2017 года. В декабре 2017 года компания Чао подписала еще один контракт с государственной CSSC в нью-йоркском офисе Foremost на еще два огромных 210 000-тонных судна.

На церемонии подписания присутствовали ее отец и две сестры Элейн, а также генеральный консул Китая и представители CSSC.

Условия этой сделки не разглашаются, но аналогичные недавние сделки CSSC с другими компаниями стоили около $47 миллионов за судно, что соответствует общей стоимости сделок Foremost с китайцами почти в полмиллиарда долларов. Согласно действующим законам о раскрытии информации, которые не распространяются на взрослых родственников, ни тогдашний секретарь Чао, ни сенатор МакКоннелл не были обязаны сообщать о сделках их семьи с крупным иностранным военным подрядчиком.

Джеймс Чао также посетил Китай в 2017 году для продвижения своих мемуаров на китайском языке. Это мероприятие спонсировалось китайским государственным информационным агентством «Синьхуа» и Ассоциацией КНР дружбы с зарубежными странами (CPAFFC), ветвью КПК, известной своей активностью в операциях по иностранному влиянию.

Спонсоры хвалили Джеймса Чао как великого пропагандиста Китая за рубежом, называя его «авангардом китайско-американских обменов». Такие тесные финансовые связи с Китаем на благо одной из самых влиятельных политических семей Америки произошли во время агрессивного продвижения Пекина в сделках в области инфраструктуры по всему миру. Эти сделки являются частью стратегической инициативы «Один пояс, одна дорога» (ОПОД) — масштабного плана по расширению влияния Китая в Азии и Африке.

Американские аналитики рассматривают ОПОД как экономический и военный вызов Соединенным Штатам под предлогом создания коммерческих портов для расширения досягаемости ВМС Китая.

Одно подробное исследование назвало это «спонсируемой государством попыткой укрепить политическое влияние Китая и расширить его военное влияние от Индонезии до Восточной Африки».

Семья Чао, однако, описывает «Один пояс, одна дорога» в гораздо более мягких терминах. В заявлении от марта 2017 года Анджела Чао, сестра Элейн — председатель и главный исполнительный директор Foremost Group, сказала: «Инициатива «Один пояс, одна дорога» очень важна не только для развития Китая, но и для многих окружающих и соседних стран, и таким образом, всего мира, и влияние уже ощущается. Я надеюсь, что смогу внести свой вклад в эту важную инициативу, которая может повысить уровень жизни столь многих».

Совершенно очевидно, что связь с McConnell намного глубже, чем обычные схемы влияния иностранных актеров на американских политиков, которые мы видим. Они построены на семейных деньгах, которые зависят от хороших торговых отношений между США и Китаем.

Тем не менее, прежде всего, именно по этой причине у нас есть законы о раскрытии информации, чтобы выявить именно те виды уязвимости, которые связаны с конфликтом интересов, которые будут иметь место у такой международной семьи, когда она окажется у власти в политике США.

Америка, наконец, начала осознавать многочисленные угрозы, исходящие от китайского правительства.

В его гнусном арсенале — компрометация наших избранных должностных лиц объединяется с воровством интеллектуальной собственности, ведением кибервойн против американских компаний и государственных систем, и подрывом американских институтов. Все это направлено на ослабление решительности США в международных делах.

Они не должны добиться успеха.

Питер Швейцер, президент Института подотчетности правительства, является выдающимся старшим научным сотрудником Института Гейтстоуна и, в частности, автором пользующихся спросом книг «Профили коррупции», «Тайные империи» и «Наличные Клинтонов».


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы

Auto