"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

МУС пытается поставить Израиль в один ряд с террористическими армиями

Фату Бенсуда, (фото Стефана Рёля через Flickr CC)

Яаков Лаппин 

Центр перспектив BESA, документ No.1990, 8 апреля 2021 г.


РЕЗЮМЕ: Прокурорское расследование Израиля Международным уголовным судом начнется в ближайшие несколько месяцев. Решение суда предоставить самому себе юрисдикцию в Газе и на Западном берегу вызывает тревожную перспективу предъявления обвинений и ордеров на арест в будущем в отношении высокопоставленных израильских военнослужащих и официальных лиц.

Решение Палаты предварительного производства Международного уголовного суда от 5 февраля, в котором говорится, что Суд обладает юрисдикцией расследовать предполагаемые военные преступления в секторе Газа, на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме, представляет собой веху в политизации международного права.

Это также является важной вехой в международной кампании по делигитимации Государства Израиль, ставя его на одну доску с террористическими армиями, такими как ХАМАС и Палестинский исламский джихад.

Как недавно писал в Институте Мирьям полковник (в отставке) Эли Бар-Он, бывший заместитель генерального военного прокурора Армии Обороны Израиля (2012-2015 гг.), суд, созданный в качестве последней инстанции для уголовного преследования самых ужасных злодеяний, никогда не имел в виду нацеливаться на такие демократии, как Израиль.

Вызывает беспокойство тот факт, что Израиль как демократия, унаследовавшая уважение к международному праву, и ХАМАС как террористическая организация, бросающая вызов международному праву, ставятся прокурором на одну доску. Расследование прокурора МУС, которое начнется в ближайшие месяцы, поднимает тревожную перспективу предъявления обвинений и ордеров на арест в отношении высокопоставленных израильских военнослужащих и официальных лиц, что потенциально может ограничить передвижения значительного числа израильтян.

Решение МУС 2:1 в пользу предоставления суду юрисдикции, игнорирует тот факт, что Израиль имеет независимую и надежную систему для изучения своей собственной способности соблюдать законы вооруженного конфликта. Он также отвергает беспрецедентные усилия Израиля по поддержанию этих законов перед лицом противников, весь образ действий которых основан на их нарушении.

В противоположность своему решению по Израилю, МУС постановил, что Великобритания может расследовать свои собственные боевые действия.

В декабре 2020 года прокурор МУС Фату Бенсуда заявила, что есть «разумные основания полагать», что британские вооруженные силы совершали зверства в Ираке, но отказалась от расследования на основании вывода о том, что британские власти обладают адекватными следственными возможностями (никакие британские расследования не заканчивались уголовным преследованием).

Бенсуда заканчивает свой срок в июне, и ее преемником назван британский адвокат по правам человека Карим Кан. Что касается самого постановления, французский судья Перрен де Бришамбо и бенинский судья Алапини-Гансу проголосовали за ограничение юрисдикции МУС против голоса меньшинства венгерского судьи Петера Ковача.

Решение Палаты основано на праве «Палестины» присоединиться к Римскому статуту, который Бар-Он назвал «основополагающим документом МУС». «Суть в том, что Палата решила, что в этих обстоятельствах она не может пересматривать или оспаривать право «Палестины» присоединиться к Римскому статуту», — сказал Бар-Он.

«Вопрос о том, станет ли какое-либо образование международно признанным государством в международном праве и каким образом, сложен и запутан. Анализ большинства по этому вопросу носит почти технический характер, полагаясь на процесс присоединения к Суду как на единственный критерий при принятии решения о том, может ли «Палестина» быть государством, которое может передать свою юрисдикцию в МУС», — заявил он.

«Таким образом, ряд «технических» действий создает ситуацию, при которой «Палестина» может пользоваться статусом, зарезервированным за суверенными государствами, без соблюдения требуемых для этого стандартов. Такой результат не согласуется с базовыми условиями, на которых был основан МУС, а именно с тем, что только суверенные государства, признанные таковыми в международном праве, могут делегировать суверенную юрисдикцию МУС».

Между тем, профессор Боаз Ганор, основатель и исполнительный директор Международного института по борьбе с терроризмом, находящегося в Герцлии, подчеркнул неоднократную неспособность международного права приспособиться к вызовам, создаваемым гибридными террористическими организациями.

Определяя гибридные террористические организации как образования, которые контролируют население и территории, во многом, как ИГИЛ во времена его халифата в Ираке и Сирии или нынешний Хамас в Газе и Хезболла в Ливане, Ганор отметил, что «они внедряются в гражданское население и используют гражданских лиц, даже детей, как живых щитов».

По словам Ганора, международному сообществу пора сформулировать новые, обновленные законы войны, которые возложат «вину за причинение вреда гражданскому населению в первую очередь и прежде всего на тех, кто цинично использует их в качестве живых щитов».

Ничто из этого не означает, что либеральные демократии не обязаны делать все возможное, чтобы избежать нанесения вреда гражданскому населению, сказал он, и действовать в соответствии с двумя столпами законов вооруженного конфликта: различием между комбатантами и нонкомбатантами и пропорциональностью.

Вступая в бой с противниками, которые закладывают оружие и ракеты под жилыми зданиями, больницами и школами, а затем ведут неизбирательный огонь по израильскому гражданскому населению, Армия обороны Израиля пошла дальше, чем любые другие западные вооруженные силы, стремясь найти баланс между своим обязательством по этическому ведению боя и своим обязательством по защите жизни граждан Израиля.

Эти обширные меры включают в себя хорошо известные «стуки в крышу» (сброс пустых боеприпасов на крыши зданий, чтобы предупредить жителей об эвакуации), размещение предупредительных сигналов, отправка текстовых сообщений и распространение листовок — меры, которые приносят в жертву элемент внезапности, чтобы дать гражданским лицам возможность покинуть зону поражения.

«Природа крупномасштабного вооруженного конфликта в густонаселенных гражданских районах означает, что возможны ошибки, но ЦАХАЛ всегда расследует эти ошибки и, при необходимости, привлекает к суду солдат и офицеров, проявивших халатность», — сказал Ганор.

«Несмотря на все вышесказанное, МУС в Гааге решил, что было бы правильным расследовать деятельность ЦАХАЛа в Газе. Из всех вооруженных сил на Ближнем Востоке, которые находятся в боевых условиях, таких как сирийские, иракские, турецкие или ливанские вооруженные силы, или различные вооруженные силы в Африке, и даже западные военные, которые воевали в Афганистане, Ливии, Ираке и других районах, МУС выбрал для расследования ЦАХАЛ. Это решение больше свидетельствует о предвзятости МУС, его политике двойных стандартов, а больше всего — об отсутствии значимости этого суда», — заявил он.

Далее Бар-Он отметил, что протесты и возмущение — это не политика, и Израилю будет необходимо принять стратегические контрмеры, как в дипломатической, так и в юридической сферах.

«С дипломатической точки зрения Израиль должен помнить, что он не одинок в этой битве. В ходе разбирательства в Палате он получил поддержку семи важных государств, которые поддержали перед Палатой его юридические взгляды», — сказал он, включая США, Канаду и Австралию.

«Израилю нужно будет тесно сотрудничать с администрацией Байдена и координировать ответы на решение Палаты. Продолжающееся расследование действий вооруженных сил США в Афганистане делает интересы Израиля и Америки (а также интересы всех других западных демократий) в этом отношении очень близкими».

Бар-Он обратил особое внимание на решение прокурора МУС расследовать деятельность израильских поселений на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме, назвав это решение источником «серьезной озабоченности».

Верховный суд Израиля рассмотрел тысячи дел, касающихся поселений, и рассмотрел множество сложных юридических вопросов с тех пор, как Израиль захватил этот район в 1967 году, но государство никогда не привлекалось к уголовной ответственности за действия, связанные с поселениями, поскольку оно не считает поселенческую ​​деятельность незаконной.

Бар-Он предупредил, что сейчас Израилю предстоит «ожесточенная юридическая битва на этой арене». В конце, он сказал: «Легко понять, почему Израиль, как национальная родина еврейского народа, перенесшего ужасные зверства, постигшими его во время Второй мировой войны, был одним из главных сторонников учреждения МУС.

К сожалению, политические манипуляции, которые отклонили Статут МУС от намеченного курса, заставили Израиль принять решение не становиться государством-участником этого суда.

Обеспокоенность Израиля по поводу того, что Суд будет политически вооружен, теперь материализуется с решением Палаты разрешить Прокурору провести расследование в отношении Израиля без его согласия».

Ранее в этом месяце, Министр обороны Бенни Ганц назвал решение МУС «наградой терроризму и террористическим организациям», добавив: «Палестинцы должны понять, что конфликт между нами может быть разрешен только путем переговоров в Иерусалиме и Рамалле. Никакой суд не поможет, даже в Гааге».

Ганц добавил, что «наши враги действуют аморально, подвергая опасности своих жителей. ХАМАС и Хезболла прячут ракеты в подвалах и дворах домов и используют мирных жителей Газы и Ливана в качестве живых щитов. Пока наши враги нарушают права человека и совершают ужасные преступления во всем мире, прокурор МУС в Гааге решил провести расследование в отношении Израиля».

В Израиле сильная независимая система расследований и судебная система, сказал Ганц, «и один из самых высоких моральных стандартов в мире... Мы будем продолжать бороться за защиту граждан Израиля везде, где это необходимо, и в то же время мы будем вести политическую и юридическую борьбу против этого скандального, плохого решения».

Яаков Лаппин — научный сотрудник Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата и корреспондент по военным и стратегическим вопросам. Он проводит исследования и аналитику для оборонных аналитических центров и является военным корреспондентом JNS. Его книга «Виртуальный халифат» исследует присутствие джихадистов в Интернете.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы