"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Достигла ли операция в Газе своей политической цели?

Оператор системы противовоздушной обороны ЦАХАЛа Железный Купол,
сообщение ЦАХАЛа в Twitter 21 мая 2021 г.

Ханан Шай, 24 мая 2021 г

Центр перспектив BESA, документ № 2046

РЕЗЮМЕ: Операция «Страж стен» должна была достичь политической цели «восстановление спокойствия и безопасности в Израиле».
Несмотря на впечатляющие действия ЦАХАЛа и обширные разрушения целей, похоже, что контроль над продолжительностью молчания и качеством безопасности Израиля останется в руках ХАМАСа, как и до операции.

По словам премьер-министра Биньямина Нетаньяху, политическая цель операции «Страж стен» заключалась в «восстановлении тишины и безопасности в Израиле».

Это также было политической целью операций на Синае (1956 г.), «Мир Галилее» (1982 г.), «Защитный щит» (2002 г.) и «Защитный край» (2014 г.), а также — Второй ливанской войны (2006 г.).

В кампаниях «Синай», «Мир Галилее» и «Защитный щит» задача ЦАХАЛа была определена как «устранение угрозы». Достижение этой цели повлекло за собой создание оперативной реальности, которая предотвратила повторное появление угрозы и оставила ключ к долгосрочному спокойствию и безопасности в руках Израиля.

Перед Второй ливанской войной ЦАХАЛ заменил свою традиционную боевую доктрину, которая была разработана для поражения врага, альтернативой, согласно которой Израиль вынуждает врага прекратить боевые действия в результате сдерживания, но не ухудшает и не уничтожает его ресурсы.

В этом ключе во время Второй ливанской войны миссия ЦАХАЛа заключалась в сдерживании "Хезболлы", удивив ее подавляющим ответом на провокации, осуществленные с помощью потрясающих технических средств.

«Хезболла» была действительно удивлена, но, поскольку она не потерпела поражения, ее не остановили, и Израиль оказался в трудной и длительной (34-дневной) войне, продолжительность которой была продиктована врагом. ЦАХАЛ вышел из войны не с сильными военными картами, позволяющими Израилю контролировать угрозу, которая осталась такой, какой была, и с тех пор выросла до чудовищных размеров.

Два официальных следственных комитета, созданных после войны (Винограда и Шомрона), пришли к выводу, что ЦАХАЛу необходимо отложить доктрину сдерживания и вернуться к своей традиционной доктрине победы.

Хотя ЦАХАЛ обязался отказаться от доктрины сдерживания с ее неуловимыми целями, цель операции «Защитный край» в 2014 году оставалась туманной: «преподать врагу урок» и удержать его от возобновления огня по Израилю, нанося жестокие удары и атакуя его символы, в том числе удары по ее лидерам.

Но, как и в 2006 году, угроза не была устранена, и ключевые военные цели — задачи, которые могли бы предотвратить возобновление и усиление угрозы, превратившей жизни жителей юга Израиля в русскую рулетку, не были достигнуты.

Хотя мы не знаем, каким было точное определение целей ЦАХАЛа в операции «Страж стен» начальником штаба Кохави, но, судя по публичным ссылкам бывших сотрудников службы безопасности, журналистов и даже представителя ЦАХАЛа и его командования, она была «нанесение суровых ударов», которые сдержат врага», и заключалась снова в «устранении угрозы», как в доктрине победы.

Однако в отличие от доктрины быстрой и одновременной победы, которая применялась в прошлом веке, «победа» в «Страже стен» предполагала линейное и постепенное уничтожение аспектов угрозы.

Проблема с постепенной победой такого рода заключается в том, что боевые действия затягиваются, и невозможно предугадать, как долго продлится кампания. Это противоречит основной посылке концепции национальной безопасности Израиля: Израиль всегда имеет в своем распоряжении ограниченные дипломатические временные рамки (а сегодня, при мощных социальных сетях, еще и ограниченные временные рамки общественного мнения).

Такой подход противоречит также традиционной посылке о том, что, участвуя в конфликте, ЦАХАЛ должен быть готов к быстрому достижению двух целей: нейтрализовать аспект угрозы, который представляет наибольшую опасность для Израиля; и как можно скорее завоевать важную, хотя и ограниченную территорию.

Тогда Израиль получает либо сильную карту для дипломатического урегулирования, которое предотвратит возвращение угрозы, либо необходимый оперативный контроль для недопущения ее возвращения, если не будет достигнуто дипломатическое урегулирование.

В операции «Страж стен» ЦАХАЛ добился многих успехов. С точки зрения обороны он предотвратил попытки наземного проникновения из Газы в Израиль.

В наступательном плане он уничтожил очень много компонентов угрозы, некоторые из которых имели прямое и непосредственное значение для достижения тишины и безопасности (пусковые установки, ракеты, склады оружия, туннели, террористы, ключевые командиры), некоторые — имели более отдаленное значение, которое касается только восприятия и морального духа.

И все же, к сожалению, несмотря на драматический и беспрецедентный успех в обнаружении, перехвате и уничтожении огромного количества целей, операция завершилась без достижения Израилем двух военных целей, которые необходимы для истинного спокойствия и безопасности: полного или почти полного уничтожения арсенала ракет и минометных снарядов — аспект угрозы, который представляет наибольшую опасность для южной и центральной части Израиля; а также захват территории, контроль над которой со стороны ЦАХАЛа обеспечил бы с высокой степенью уверенности, что угроза не будет восстановлена.

Итак, еще одна военная кампания, хотя и богатая достижениями, завершилась без «подавляющей, явной и однозначной военной победы», которая обеспечила бы политический результат «восстановления спокойствия и безопасности в Израиле». Как и в случае с его предшественниками, к концу операции тишина и безопасность все еще зависели от случая и судьбы, то есть от «сдерживания», которое операция должна была дать ХАМАСу.

Однако в военной профессии эффективность сдерживания, хотя и является важным фактором, никогда не может быть оценена, и поэтому ей не следует придавать никакого значения. Ицхак Рабин считал это чепухой и относился к ней как к таковой с учетом своих военных и политических способностей.

Теперь у ЦАХАЛа и его командиров две основные обязанности:

- как можно быстрее завершить «революцию Кохави», которая позволила добиться впечатляющих достижений операции «Страж стен», добавив при этом важнейший компонент победы в следующей кампании за счет быстрой и одновременной нейтрализации возможности врага на разных аренах; и

- стереть из менталитета и профессионального языка ЦАХАЛа все следы доктрины «победы через сдерживание», к которой она пристрастилась за последние десятилетия.

Полковник (в отставке) Доктор Ханан Шай — научный сотрудник Центра BESA и преподаватель стратегической, политической и военной мысли на факультете политологии Университета Бар-Илан.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы

Auto