"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Собственный Легион

СЬЮЗИ ВАЙС, 28 ИЮНЯ 2021 ГОДА

Колени больше не дрожат, американские евреи всех возрастов учатся самообороне


Когда я, опоздав на несколько минут, поднялась на третий этаж невзрачного здания и вошла в зал, расположенный над салоном по наращиванию ресниц, четверо мужчин и три женщины тщательно отрабатывали удары в пах с разворота.

Я заняла свое место у двери перед классом — распространенное в Манхеттене наказание за опоздание на групповую тренировку. Однако этот конкретный урок не обещал ни тела в бикини, ни разрыва на куски, ни связи между разумом, телом и душой за 40 баксов плюс прокат обуви.

Эта группа представляет собой Легион — сеть обучения самозащите, которая сотрудничает со спортивными залами и школами боевых искусств в районе Большого Нью-Йорка. Ее миссия состоит в том, чтобы укрепить колени евреев, обучая нас бороться с антисемитами, которые стремятся причинить нам вред, бросая в нас петарды, забрасывая наших детей яйцами, нанося нам удары кулаками в лицо или еще хуже.

Все в классе носят одну и ту же черно-белую футболку с надписью: «Сила приносит свободу». Фраза была придумана Джоном Лоу, который стал соучредителем Легиона вместе с Мередит Вайс (не родственник).

«Евреи будут свободны только тогда, когда мы сможем полагаться на свои силы, а не на силы других», — говорит он о лозунге.

Если вы намерены записаться на этот курс, примите небольшой совет: не посещайте пивную Питера Люгера накануне вечером. Откажитесь от второго бокала «Негрони», и, если вам удастся его избежать, запланируйте урок через несколько дней после холостяцкой поездки в Майами, пропитанной текилой и громкой музыкой. И уж точно не проводите вечернее время накануне занятий, лежа на диване и грызя остатки бифштекса, глядя в пустоту, как загнанный зверь.

В противном случае, вы будете похожи на меня, согнувшуюся пополам на коврике, съежившись под Роном Мизрахи, мощным израильтянином с племенными татуировками, который, с выражением милосердия в своих голубых глазах, говорит: «Даже если вы не в состоянии отжаться, вы можете просто удерживать позицию».

В течение часа мы делали разминку, затем упражнения, чтобы закрепить нашу форму для таких движений, как удары коленями и ответные удары, включая вариации в случае атак сзади, сбоку и анфас. Были удары выше колен, еще больше отжиманий и совместная практика. Затем спарринг. А на следующий день я не могла ходить.

Вайс, которая была соучредителем Легиона в 2014 году во время последнего столкновения между Израилем и Газой, сказала мне, что программу закончили более 400 курсантов. Она и Лоу также являются членами-основателями «Топливо для истины» —  группы защиты интересов Израиля, которую они создали после 11 сентября.

«Речь идет о подготовке», — говорит 45-летний Вайс, назвавший группу в честь пяти еврейских батальонов под командованием Зеева Жаботинского, которые сражались против османов во время Первой мировой войны в тогдашней Палестине.

Батальоны Жаботинского состояли из молодых бойцов-мужчин из черты оседлости и других европейских беженцев, изгнанных из Палестины османами и проживавших в Египте. Вайс сказала мне, что сегодняшний Легион неоднозначен. На Манхэттене живут миллениалы, тогда как группа в Западном Хартфорде немного старше, им — 50-60 лет. Население Бруклина более религиозное, и на Лонг-Айленде есть много молодых современных ортодоксальных семей. Два стажера, с которыми я разговаривал после уроков, провели первые несколько лет своей жизни в Советском Союзе.

«Они понимают многое из того, чего еще не понимают американские евреи», — говорит Вайс, живущий на Лонг-Айленде. «У них есть родители, бабушки и дедушки, которые пережили это и сбежали».

«Пора евреям перестать подставлять другую щеку», — говорит мне 31-летний Даниил Гольдин, родившийся в России и выросший на Манхэттене. «Слишком многие из наших собратьев-евреев, к сожалению, отказываются видеть реальность, и сколько бы вы ни говорили: «Я либерал, или тот, или этот», все всегда будут говорить: «Но ты еврей. Неважно, религиозный или атеист. Неважно. Ты все равно еврей».

Занятия дали ему «чувство высоко поднятой головы».

Ольга, адвокат родом из Украины, которая живет на Статен-Айленде, добавляет: «Люди всегда говорят: «И как это они не знали? Как они этого не предвидели? Как они могли позволить этому зайти так далеко, прежде чем осознали, что происходит?»

В настоящее время я не знаю, как далеко все это зашло. Но некоторые из последних новостей должны помочь людям понять, как далеко все еще может зайти.

В другое время, возможно, Гольдин и Ольга присоединились бы к отрядам партизан в белорусском лесу или проходили бы учения вместе с комбатантами в Кетскилз, в лагерях, созданных экстремистами из Лиги защиты евреев в 90-х годах. Сегодня они являются частью более широкой сети постоянных усилий евреев по самозащите, возглавляемых евреями, борющимися за свое достоинство и безопасность в условиях цифровой революции, в результате которой гнусная ненависть к евреям ежедневно вырывается с онлайн-форумов на тротуары.

В дополнение к занятиям, подобным Легиону, есть группы, обучающие Народ книги владению мечом. Израильская тактическая академия Херева Гидона, действующая в Пенсильвании, Аризоне и Флориде в течение около девяти лет, учила племя защищаться, в особенности, с помощью узи, пистолетов и винтовок.

В Бронксе раввин-сэнсэй Грег Московиц, обладатель черного пояса по джиу-джитсу и карате и рукоположенный через Колель Айшель Авраам, уже несколько десятилетий ведет «уроки по борьбе с терроризмом», иногда с использованием топоров и боевых искусств.

После серии нападений в Монси, Джерси-Сити и Бруклине в декабре 2019 года, резко возросло количество заявок на получение разрешений на оружие в округе Рокленд. Некоторые евреи фактически вооружились до зубов.

В Калифорнии Magen Am, что переводится как «Щит нации», занимается созданием и обучением групп безопасности в еврейских кварталах Лос-Анджелеса.

Есть также патрули Шмира и Шомрим — частные еврейские полицейские силы,

расположенные в пяти районах Нью-Йорка и в других местах с большим религиозным населением, готовые реагировать на кризисные ситуации быстрее, чем городская полиция.

В 2015 году, через несколько месяцев после окончания альфа-класса Легиона, я познакомилась с французом в Бруклине, который был частью аналогичной группы дома в Париже. Он был волонтером SPCJ — Service de Protection de la Communauté Juive или Службы защиты еврейской общины.

С тех пор организация превратилась в более крупное предприятие OJE, которое охватывает всю Европу. Жестокие нападения на французских евреев после разгрома Charlie Hebdo, в том числе, кризис с заложниками в кошерном супермаркете, нанесение ножевых ранений за пределами синагог и на улицах Ниццы, изнасилования, нападение с мачете и, в последнее время, немыслимое убийство Сары Халими, стали причиной волны алии французских евреев и побудила молодых людей, таких как Эллиот, мой тогдашний парень, принять меры.

Эллиот рассказал мне, как в 16 лет он был завербован группой самообороны еврейских подростков и мужчин, которые собирались в спортзалах еврейских школ, оркестровых ямах и на автостоянках синагог для тренировок по крав-мага.

В Париже Эллиот стоял на посту перед синагогой во время Шаббата, где он задавал вопросы, допрашивал, а иногда и обыскивал людей в поисках ножей и бомб, будучи обученным бортпроводником авиакомпании, который объяснил, какие вопросы задавать и какого размера сумки должны вызвать тревогу.

По мере того, как он говорил, я подумала: «Вот это да, учитывая рост токсичной политики, одержимой идентичностью, поддержанной информационной революцией, подпитывающей коллективную паранойю и глубокое недоверие к западным институтам, оплодотворяются семена деспотизма и антисемитизма, и эта тревожная тенденция неизбежно дойдет до берегов Америки».

Или это было: «Вот это круто!» Я не могу вспомнить. Вернувшись домой после занятий, я сразу же отказалась от упадничества выходных. Я обсуждала возможность экспресс-доставки Драмамина через приложение на моем телефоне. И поймала отражение своего носа в зеркале, которое было переделано в образе Дженнифер Энистон на фотографиях папарацци 2006 года, когда мне было 19 лет. Мой бывший, который больше не участвует в группе, сейчас живет в Лондоне и имеет жену и ребенка.

У меня забронированы места в коктейль-баре в центре города. Когда я его встретила, он сказал мне, что, по его мнению, американские евреи видят мир через «тонированное стекло». Я понятия не имею, каково это на самом деле приносить жертвы ради своего народа. Я едва ли способна вести неприятные разговоры с друзьями. Я действительно не хочу иметь оружия. Я содрогаюсь при мысли о том, как далеко поднимется прилив, когда обрушится следующая волна.

Мередит говорит мне, что с момента последних нападений телефон разрывался. «Нас заваливают запросами отовсюду, в том числе, из Канады», — говорит она. Magen Am собрал $529 998 за неделю во время сбора средств в этом месяце и планирует добавить еще восемь ветеранов армии из США и Израиля в свои вооруженные патрули в июле.

«Я бы предпочел получить травму, чем убегать или опускать голову», — говорит Рон. Он загорелся, надеясь вскоре начать вести в Легионе уроки стрельбы и владения ножом.

Сама организация планирует расшириться за пределы Северо-Востока и по всей стране, предлагая курсы по предметам, выходящим за рамки самообороны, таким как ситуационная осведомленность, протоколы активного стрелка и оказание первой помощи.

Во время занятий украинский адвокат Ольга велит мне душить ее. Я покорно кладу руки ей на шею. «Не как будто, а души по-настоящему», — говорит она. Да, правильно. Она учит меня напрягать шею. Настала моя очередь, и как только она положила руки мне на шею, я немедленно поднимаю плечи до ушей, а это именно то, чего вы не должны делать.

Ольга мягко спрашивает меня: «Ты почему глаза закрываешь?»

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы