"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Афганское поражение кидает Евразию дракону и медведю.

Шпенглер, 6 СЕНТЯБРЯ 2021 ГОДА.

С выводом войск США и общей угрозой джихада на своих границах, Китай и Россия намерены укрепить свой союз

НЬЮ-ЙОРК. «Это явно не Сайгон», — говорит госсекретарь США Энтони Блинкен, когда вертолеты подхватывают убегающих американцев с крыши посольства в Кабуле. Это несравненно хуже для положения Америки в мире.
Как и парень из песни Сэма Кука, Блинкен мало разбирается в истории и географии. В отличие от человека в песне, он не знает, что один плюс один — это два, я имею в виду Россию и Китай.

Ричард Никсон установил дипломатические отношения с Китаем за три года до падения Южного Вьетнама, обеспечив молчаливое согласие Китая не использовать победу коммунистов для экспорта революции в остальную часть Юго-Восточной Азии. Поражение Америки во Вьетнаме, каким бы разрушительным оно ни было, имело ограниченное влияние в регионе.

Афганистан же, напротив, тянет Китай и Россию на доминирующую роль в Центральной и Западной Азии. Поражение американского марионеточного режима от нерегулярных формирований Талибана знаменует собой первую победу армии джихадистов против западных вооруженных сил после уничтожения британского экспедиционного корпуса в Афганистане в 1842 году.

Она будет служить точкой сплочения джихадистов в России, Китае, Центральной Азии и Ближнего Востока.

Проявление Америкой небрежного интереса к региону, вплоть до того, что она оставила значительное количество своих граждан в тылу врага и очень большое количество своих союзников, убедило всех игроков региона в том, что Америка обессилела и ослабла. Это последний неблагородный эпизод в серии ошибок, усугубляющий предыдущие ошибки за 20 прискорбных лет.

У Китая и России нет другого выбора, кроме как вмешаться. Если они не избавятся от джихадистского рака сегодня, он может метастазировать во что-то неконтролируемое.

К 2085 году количество южноазиатских мусульман — пакистанцев, бенгальцев, индонезийцев и индийских мусульман превысит общее количество жителей Восточной Азии при условии устойчивой рождаемости.

К концу века мусульмане Юго-Восточной и Южной Азии составят 2 миллиарда, что почти вдвое превзойдет население Восточной Азии.

Прогнозы такого рода никогда не бывают точными, но относительные величины указывают на то, что популяция, подверженная влиянию джихадистов, огромна и продолжает расти.

Просвещенные и грамотные мусульманские страны, такие как Турция и Иран, имеют уровень рождаемости намного ниже воспроизводимого. В Пакистане, где уровень грамотности едва превышает 50%, на одну женщину все еще приходится четыре ребенка.

Имперский авантюризм не является мотивацией для новых китайско-российских усилий в Центральной Азии. Их главная забота — внутренняя безопасность.

Эта обеспокоенность усиливается подозрениями Китая в том, что США собираются использовать элементы джихада для дестабилизации китайского государства, особенно через его проницаемые западные и южные границы.

Предоставление Ирану полноправного членства в Шанхайской организации сотрудничества было первым китайско-российским ответом на неминуемый крах Афганистана.

Иран подавал заявки в 2006 и 2015 годах, но столкнулся с возражениями со стороны центральноазиатских республик.

Это пропало после распада Афганистана и объявления о неизбежном присоединении Ирана 12 августа. Это само по себе стало сокрушительным ударом по американской политике в регионе.

Поскольку покойный Збигнев Бжезинский и Роберт Гейтс в 2004 году выступили соавторами отчета для Совета по международным отношениям, призывающего к «новому подходу» к Ирану, американский внешнеполитический истеблишмент надеялся интегрировать Иран в региональную архитектуру безопасности, возглавляемую Западом.

Теперь Иран является частью китайско-российской архитектуры безопасности, и обсуждаемая ядерная сделка с Ираном — спорный вопрос.

В той степени, в которой западные стратеги надеялись разделить амбиции России и Китая, афганский разгром укрепил этот альянс, поставив Пекин и Москву на экзистенциальные общие интересы — сдерживание джихада на своих границах.

Российское и китайское государственное управление будет следовать шаблону «крестного отца»: держите друзей близко, а врагов — еще ближе.

Россия и Китай примут врагов США и своих потенциальных врагов.

Президент Китая Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин позируют для семейного фото на 11-м саммите лидеров БРИКС в Бразилиа, Бразилия, в 2019 году. Фото: Рамиль Ситдиков.

Когда Россия вмешалась в гражданскую войну в Сирии в сентябре 2015 года, высокопоставленный израильский чиновник встретился с президентом России Владимиром Путиным. Путин сказал ему, что присутствие десятков тысяч мусульман с российского Кавказа, особенно из Чечни, заставило его действовать.

По словам Путина, перспектива возвращения в Россию большого контингента обученных террористов представляет собой реальную угрозу внутренней безопасности страны.

Израильтяне поверили Путину на слово, сказал мне израильский чиновник позже в том же году. Западные СМИ сообщили, что с 2013 года большое количество российских мусульман присоединилось к сирийским суннитским джихадистам. Покойный президент Египта Анвар Садат выгнал российских советников из Египта в 1972 году. Президент Обама и госсекретарь Хиллари Клинтон вытащили почву из-под ног преемника Садата Хосни Мубарак в 2011 году при активной поддержке всего республиканского истеблишмента.

Вашингтон всеми силами поддерживал так называемую "арабскую весну" и подготовленных ЦРУ джихадистов в Сирии, чтобы свергнуть режим Асада в Дамаске. Заблуждения Америки относительно арабской демократии породили не демократические движения, а суннитский джихад и вынудили Россию вернуться на Ближний Восток после более чем четырех десятилетий отсутствия. Израильский чиновник рассказал о своем интервью с Путиным в баре отеля в Пекине, где мы оба участвовали в серии частных конференций по угрозам джихадизма с китайскими военными и представителями внешней политики.

Тысячи китайских уйгуров также воевали в Сирии. Многие покинули Китай нелегально через южную границу страны с Мьянмой, прибыв в Таиланд, где, по словам китайцев, они получили проездные документы в турецких консульствах. По оценкам западных СМИ, количество уйгуров в Сирии колеблется от 5 до 20 тысяч.

Как сообщила Кристина Линь в Asia Times, Китай предупреждал об уйгурских боевиках в Сирии несколькими годами ранее:

«В октябре 2012 года, генерал-майор Цзинь Инань из Университета национальной обороны Народно-освободительной армии сообщил, что китайские боевики, принадлежащие к Восточно-Туркестанскому исламскому движению/Исламской партии Туркестана (ЕТИМ/ТЛ), присоединяются к антиправительственным повстанцам в Сирии, а тогдашний пресс-секретарь Министерства иностранных дел Китая Хон Лей сделал строгое предупреждение о том, что эти боевики "серьезно угрожают национальной безопасности Китая, а также региональному миру и стабильности».

Обеспокоенность Китая вышла далеко за рамки 20 миллионов мусульман в стране и распространилась на многочисленное мусульманское население Юго-Восточной Азии.

Движение джихадистов, охватившее южный фланг Китая, было кошмарным сценарием для планов Народно-освободительной армии (НОАК).

Крах реалити-шоу, изображающего из себя правительство Афганистана в августе, создал проблему как для Китая, так и для России.

Соединенные Штаты потратили $2 триллиона или в среднем $50 миллиардов в год в течение 20 лет, на страну, годовой ВВП которой едва достигал $20 миллиардов.

Цунами американских денег развратил всех и вся, включая американскую армию. США создали не правительство, а реалити-шоу, в котором наемные актеры своровали весь реквизит.

Когда американцы объявили о своем уходе, высокопоставленные афганцы пространно говорили: «Шоу отменено. Где нам пройти прослушивание для следующего?»

И в Сирии, и в Афганистане грубые ошибки и самообман Америки вынудили Россию и Китай вмешаться в регион, в котором США доминировали на протяжении десятилетий. Сообщение Агентства «Синьхуа» от 5 августа: «5 августа Россия, Таджикистан и Узбекистан начали проводить совместные военные учения в приграничной зоне Таджикистана, граничащей с Афганистаном. В тот же день Узбекистан и Россия продолжили совместные военные учения в приграничной зоне Узбекистана недалеко от Афганистана.

«И Таджикистан, и Узбекистан граничат с Афганистаном. В контексте продолжающегося ухудшения ситуации с безопасностью в Афганистане из-за поспешного вывода оттуда американских войск, соседние страны все больше обеспокоены побочными эффектами хаоса в Афганистане». 

10 августа Китай и Россия провели совместные учения на севере Китая.

Российская газета "Коммерсант" сообщила, что российские солдаты впервые применят китайское оружие.

«Синьхуа» сообщило, что «учения углубят… совместные антитеррористические операции» и «продемонстрируют твердую решимость и силу двух стран совместно обеспечивать международную и региональную безопасность и стабильность».

А 19 августа Министерство общественной безопасности Китая объявило о совместных антитеррористических учениях «для обеспечения национальной безопасности Китая и Таджикистана».

Одним из китайских стратегов, с которыми я познакомился во время сессий в конце 2015 года, был адмирал в отставке Луо Юань, в то время возглавлявший военный аналитический центр.

Адмирал Луо сказал мне, что китайская разведка отслеживала джихадистов, обученных тогдашним командующим США в Ираке Дэвидом Петреусом, поскольку они проникали обратно в Китай.

Из этого, как сказал мне адмирал Луо, Китай пришел к выводу, что США планируют использовать уйгурских террористов для дестабилизации Китая. Я оспаривал это утверждение. На мой взгляд, Петреус был заинтересован в спасении администрации Буша и в своих карьерных перспективах. Адмирал Луо не поверил моим объяснениям.

Китай может быть параноиком в отношении американских намерений, но даже параноики могут иметь настоящих врагов.

Как сообщил 2 сентября в газете South China Morning Post Марк Манье, после 11 сентября 2001 года, Китай молчаливо поддержал американское вторжение в Ирак в обмен на то, что Америка объявит Исламское движение Восточного Туркестана (ETIM) террористической организацией.

«Практически сразу после нападения на Всемирный торговый центр, руководство Китая увидело возможность изменить канал и ловко развернулось.

Теперь приоритетом США была война с террором, отвлекая внимание от Китая. Вашингтону нужна была поддержка Пекина в Совете Безопасности ООН. И Китай мог бы переопределить вызовы своему внутреннему контролю как глобальный терроризм», — написал Манье. 

Китай поддержал США в Совете Безопасности.

США включили ETIM в свой список террористических организаций, и ООН последовала их примеру. Международное признание уйгурского терроризма было столпом китайской дипломатии, и Пекин сделал самые ужасные выводы, когда в декабре 2020 года госсекретарь США Майкл Помпео исключил ETIM из списка террористов. Китай возмутился. В редакционной статье от 25 января 2021 года, озаглавленной «Безумие Судного дня Майка Помпео», англоязычная государственная ежедневная газета Global Times написала: 

«Помпео -- самая коварная рука, стоящая за террористической деятельностью. Как все мы знаем, Исламское движение Восточного Туркестана (ETIM) — это террористическая организация, признанная Советом Безопасности ООН и международным сообществом.

Давным-давно ETIM стал распространять яростные террористические мысли под прикрытием религии. Кроме того, он спровоцировал, спланировал и осуществил серию жестоких террористических акций, нанеся огромный ущерб безопасности жизни и собственности людей».

ETIM организовал, спланировал и совершил ряд террористических атак, которые потрясли Китай и остальной мир. К ним относятся штурм моста Золотая вода 28 октября 2013 года в Пекине; жестокое нападение 1 марта 2014 года в Куньмине, Юньнань, и взрыв бомбы 30 апреля, в результате которого погибли трое и получили ранения не менее 79 человек на южной железнодорожной станции в Урумчи, Синьцзян.

В том же году, Вашингтон продемонстрировал роковое сочетание провокации и слабости. Пекин расценил исключение ETIM из списка террористов Госдепартаментом как провокацию, а также как предательство негласной сделки с США, которая длилась два десятилетия.

Я сомневаюсь, что у госсекретаря Помпео были какие-либо планы по инкубации уйгурских террористов в качестве оружия против китайского режима; дело ETIM, вероятно, представляло собой не более чем парфянский выстрел в Пекин со стороны чиновника хромой администрации с будущими политическими амбициями. Но Пекин воспринимает этот вопрос иначе. 

Китайские аналитики прочитали отчет Управления военной разведки за 2012 год, в котором говорится, что поддержка США суннитских джихадистов будет способствовать новому движению Халифата, которое превратилось в ИГИЛ.

Как уже отмечалось, они отслеживали джихадистов от «Пробуждения суннитов» генерала Петреуса до их собственной контртеррористической сферы. Они видели, как Помпео организовал освобождение 5000 боевиков Талибана в рамках мирных переговоров, предшествовавших разгрому Байдена.

Благодаря своей хорошо финансируемой инициативе "Пояс и дорога", Китай уже занял дипломатическое положение в Центральной Азии, к вероятному неудовольствию России, бывшей доминирующей державы среди бывших республик почившего Советского Союза.

Теперь Россия и Китай отложат в сторону свои разногласия, и дракон с медведем оседлают Евразию, как колоссы-близнецы.

Этот альянс Ричард Никсон намеревался предотвратить в 1972 году, а теперь настали трудные времена.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы