"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Является ли помощь США угрозой для Израиля?

Комплекс ПВО Iron Dome (справа) и американский комплекс ПВО
Patriot (слева) во время совместной израильско-американской встречи. Военные учения в 2018 году ДЖЕК ГЕЗ / AFP VIA GETTY IMAGES

МАЙКЛ ОРЕН, 23 СЕНТЯБРЯ 2021 г.

ЦАХАЛ пристрастился к блестящему новому американскому оружию, однако, стратегическая цена может оказаться слишком высокой.

Несмотря на продолжающуюся поддержку Израиля большинством демократических законодателей и несмотря на усилия лидеров обеих стран преуменьшить его серьезность, недавнее блокирование военной помощи США Израилю на $1 миллиард является поворотным моментом.
Впервые в истории, Конгресс не утвердил широкомасштабный пакет мер по обороне еврейского государства. И хотя прогрессивные сенаторы, такие как Патрик Лихи из Вермонта, оспаривают продажу наступательного оружия Израилю, Конгресс впервые отказал в помощи чисто оборонительной системе, которая безобидно сбивает ракеты ХАМАСа, что в противном случае, привело бы к массированным воздушным и наземным действиям. Iron Dome спасает тысячи жизней израильтян и палестинцев.

По всей вероятности, эти жизни не так важны антиизраильским прогрессистам Конгресса, как отказ в помощи Израилю.

Успех «эскадрона» — членов палаты представителей Александрии Окасио-Кортес, Ильханы Омар, Аянны Прессли и Рашиды Тлайб, в недопущении, чтобы их собственная партия поддержала Iron Dome, беспрецедентен и является предвестником более наглых попыток.

Хотя ожидается, что средства будут одобрены позднее (лидер Комитета по ассигнованиям Палаты представителей представил закон о финансировании Iron Dome на следующий день после того, как прогрессивные демократы исключили его из законопроекта о государственных расходах), для израильтян такое действие должно послужить сигналом запоздалой тревоги и началом переосмысление характера американской помощи, одной из главных опор нашего союза с Соединенными Штатами.

Американская помощь Израилю, воспринимая сейчас как должная, в области обороны, происходит с задержками и растет урывками.

В течение первых двух десятилетий, оказывая Израилю экономическую помощь, Соединенные Штаты отказывались продавать Израилю какое-либо оружие, не говоря уже об оказании военной помощи.

Прорыв произошел во время администрации Кеннеди, которая продала Израилю зенитные ракеты Hawk, а затем — президента Линдона Джонсона, который разрешил закупку танков Patton и самолетов Skyhawk.

Даже тогда Израиль в Шестидневной войне 1967 года применял французское вооружение — танки AMX и истребители Dassault Mystère с небольшой добавкой излишков от американской армии, но в процессе доказал их ценность как могущественного союзника в холодной войне. Результатом стал зарождающийся американо-израильский стратегический альянс, который возник во время войны Израиля на истощение (1967-1970) с поддерживаемым Советским Союзом Египтом, а затем во время войны Судного дня 1973 года.

В ходе операции Nickel Grass, Соединенные Штаты восполнили потери вооружения Израиля на полях сражений поставкой около 55 тысяч тонн военной техники.

Материалы были Израилю проданы, а не подарены. Прямая военная помощь была предложена только в 1979 году, после Кэмп-Дэвидских соглашений с Египтом, когда президент Картер выделил Израилю примерно $3 миллиарда.

Однако этот грант был распределен на несколько лет и использовался для возмещения Израилю расходов за авиабазы, которые он эвакуировал на Синае.

Только в середине 1980-х, в годы правления Рейгана, Израиль стал получать в среднем $1,8 миллиарда в год, которые администрация Клинтона увеличила до $2,4 миллиарда.

Это в значительной степени компенсировало прекращение предоставления Израилю американских экономических грантов, а также — массовую продажу американского оружия арабским странам.

Тем не менее, эта сумма выросла до чуть более $3 миллиардов в 2008 году, когда президент Джордж Буш подписал 10-летний меморандум о взаимопонимании с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом.

В дополнение к годовому меморандуму о взаимопонимании, Израиль стремился получить также дополнительные льготы — гранты Конгресса на противоракетную оборону и другие единовременные расходы в размере сотен миллионов долларов.

Со временем это сделало Израиль крупнейшим получателем американской военной помощи со времен Второй мировой войны, в общей сложности, более чем $150 миллиардов.

Однако цифры вводят в заблуждение. Помощь предоставляется в форме иностранного военного финансирования (FMF), предназначенного для облегчения зарубежных продаж (FMS) американского военного оборудования.

Это означает, что почти три четверти помощи расходуется в Соединенных Штатах в качестве субсидии для отечественной оружейной промышленности, что создает (в США) десятки тысяч рабочих мест.

Благодаря этим деньгам, ЦАХАЛ стал самой оснащенной американцами армией в мире с самым большим парком самолетов F-16 и F-35 за пределами Соединенных Штатов.

Для таких компаний, как General Dynamics и Lockheed-Martin, не может быть лучшей рекламы их истребителей, чем использование знаменитыми военно-воздушными силами Израиля.

И хотя критики Израиля в Соединенных Штатах часто заявляют, что он получает наибольший объем американской помощи, на самом деле, Германия, Япония и Южная Корея получают во много раз больше. Однако их ассигнования характеризуются не как помощь, а как статьи оборонного бюджета США.

Несмотря на щедрость, помощь США Израилю вряд ли может рассматриваться как бесплатная. По ее условиям, Израиль не может покупать у США все, что захочет. Запросы на покупку ракет "Томагавк" и стратегических бомбардировщиков обычно отклонялись.

Израиль может купить F-35, но не имеет доступа к его операционной системе. Более того, Израиль не может продавать то, что хочет, кому хочет, особенно Китаю. Президент Клинтон наложил вето на продажу Израилем разведывательных самолетов Phalcon на сумму $1 миллиард Китаю, а президент Буш отклонил сделку по поставке ракет Harpy на $700 миллионов.

Тем не менее, стоимость оборонной помощи США Израилю никогда не могла быть рассчитана только в денежном выражении. Врагам Израиля был послан недвусмысленный сигнал о поддержке сверхдержавы. Это сообщение оказалось решающим во время холодной войны, а затем и в конфликтах Израиля с террористическими группировками.

В 2008 году, он явился конкретным выражением приверженности Конгресса обеспечению качественного военного превосходства Израиля (QME), гарантируя его «способность противостоять любой реальной военной угрозе со стороны любого отдельного государства, возможной коалиции государств или негосударственных субъектов и победить ее».

Послание об американской поддержке оставалось жизненно важным, поскольку Израиль начал противостоять новому типу опасности — не танков и самолетов, а бойкотов и санкций тех, кто отказывает Израилю не только в праве на защиту, но и в праве на существование.

В течение многих лет эта договоренность была настолько удобной как для американцев, так и для израильтян, что немногие оспаривали ее.

Однако к 2015 году ситуация начала меняться. Ядерная сделка с Ираном, заключенная за спиной Израиля и рассматриваемая израильскими лидерами как стратегическая угроза, сильно ослабила идею американской поддержки безопасности Израиля.

То же — и с уходом Америки с Ближнего Востока, который начался при президенте Бараке Обаме и ускорился при президенте Дональде Трампе.

Между тем прогрессивное крыло Демократической партии, увеличивающееся в размерах и влиянии, требовало более про-палестинской американской политики и гораздо более жесткой позиции в отношении Израиля.

На вопрос, воспользуются ли они во время президентской гонки 2020 года американской помощью в качестве рычага, чтобы добиться дипломатических уступок со стороны Израиля, кандидаты от демократов Элизабет Уоррен, Берни Сандерс, Бето О’Роук и Пит Буттигиг отвечали утвердительно.

На вопрос израильского журналиста Цвики Кляйн, почему молодые американские евреи протестуют против Израиля, а не Ирана или Сирии, Питер Бейнарт объяснил: «Как американцы, мы не предоставляем $3 миллиардов военной помощи Ирану или Сирии..., без нас Израиль не мог бы делать все, что он делает».

Фактически, сегодня Израиль получает $3,8 миллиарда в год, согласно меморандуму о взаимопонимании, подписанному Обамой и тогдашним премьер-министром Биньямином Нетаньяху в 2016 году.

Однако даже с таким увеличением, помощь больше не влияет на принятие решений Израилем в той степени, в какой это когда-то было.

Еще в 1985 году, американская помощь составляла почти половину оборонного бюджета Израиля. Сегодня она составляет всего 19%.

Более того, согласно Меморандуму о взаимопонимании Буша, Израиль смог сохранить 26,3% помощи в офшорных закупках (OSP) для развития военного потенциала, соответствующего его потребностям.

Однако Меморандум о взаимопонимании с Обамой постепенно отменяет OSP, что еще больше снижает его важность для безопасности Израиля.

«Почему Израиль — страна, все еще уязвимая в самом сложном регионе мира, позволяет себе считаться открытой для все большего выкручивания рук?»

За закрытыми дверями израильтяне выражают удивление, почему такая сильная в военном и экономическом отношении страна, как их, должна продолжать казаться зависимой от любой иностранной державы.

Они задаются вопросом, почему Израиль должен нести альтернативные издержки в размере многих миллиардов долларов, не продавая свои оборонные технологии определенным странам?

И почему Израиль, все еще уязвимая страна в самом сложном регионе мира, должен позволять себе считаться открытым для все большего выкручивания рук?

Поскольку Меморандум о взаимопонимании с Обамой истекает в 2027 году, не пора ли начать задаваться вопросом, может ли Израиль продолжать зависеть от военной помощи США?

Перекрывают ли ее преимущества имеющиеся у нее недостатки, и существуют ли более безопасные и взаимовыгодные альтернативы?

Ответы на эти вопросы вполне могут заключаться в переходе от нынешней модели донор-реципиент к отношениям сотрудничества, основанным на интересах и сильных сторонах обеих стран.

Такая договоренность предусматривает инвестиции в совместные исследования в области искусственного интеллекта, направленной энергии (лазеры) и киберпространства —  всех областей, в которых Израиль преуспевает.

Такое сотрудничество принесет немедленные выгоды безопасности Америки и Израиля и укрепит их способность противостоять общим угрозам.

«США и их союзники-единомышленники должны возглавить разработку новых критически важных технологий», —  сказала мне Эния Кривин, старший директор Израильской программы и Сети национальной безопасности Фонда защиты демократий.

«США должны инвестировать в Израиль и другие техно-демократии, которые разделяют наши ценности, чтобы обеспечить будущее».

И можно добавить, что ничто не будет лучшим ответом тем законодателям, которые готовы причинить вред палестинцам, а, возможно, даже Америке лишь бы напасть на Израиль.

Ничто не может более эффективно стимулировать экономический рост, одновременно способствуя безопасности на Ближнем Востоке, и ничто не может быть более подходящим для двух суверенных демократических государств.

Таким образом, возможно, блокирование помощи на Iron Dome станет не только тревожным сигналом, но и возможностью для Израиля и США поставить свои отношения на более справедливую и прочную основу.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы