Страницы

Почему Осло до сих пор правит?

«Это очень удручает», —  заключает Глик.

Шимон Перес (слева) пожимает руку лидеру ООП Ясиру Арафату на подписании
Соглашения Осло I в Белом доме в сентябре 1993 года в присутствии Ицхака
Рабина (второй справа) (Из архива: Гидеон Маркович).

«Осло будет окончательно похоронено только тогда, когда мы заставим постоянный правящий класс Израиля отказаться от него в пользу сионизма и истины».

Как, черт возьми, мы это сделаем?

Ицхак Рабин и Шимон Перес смогли продвинуться с соглашениями Осло, потому что средства массовой информации и юридическое сообщество поддержали их усилия по демонизации своих оппонентов, изображая сионистов как «врагов мира».

Кэролайн Б. Глик, 18 сентября 2021 г.

Фейсал Хусейни, которому принадлежало портфолио палестинской администрации по Иерусалиму, незадолго до своей смерти летом 2001 года дал интервью, в котором разоблачил мошенничество, лежащее в основе процесса Осло.

В беседе с газетой Al Araby Хусейни сказал, что Ясир Арафат, его заместители и приспешники никогда не рассматривали «мирный процесс» как способ достижения мира с Израилем. Осло для них был средством достижения своей цели уничтожения Израиля «от реки до моря»>.

Хусейни назвал процесс Осло «троянским конем». Арафат и его люди были враждебной армией, которая проникла в город «в чреве деревянного коня».

Когда Арафат отверг палестинскую государственность и мир на саммите в Кемп-Дэвиде в июле 2000 года, а два месяца спустя инициировал палестинскую террористическую войну, это выглядело так, как если бы он и его люди вышли из лошади и начали бой.

«Вот начало реальной работы»—  пояснил Хуссейни.

ООП использовала семь лет до палестинской террористической войны для укрепления своей власти. Арафат вел «мирные» переговоры, и Израиль заплатил втридорога за привилегию сидеть за одним столом с ним и его аппаратчиками.

Израиль отдал им сектор Газа. Израиль отдал им палестинские города и деревни в Иудее и Самарии. Израиль дал им оружие и боеприпасы. Израиль дал им международную легитимность. Израиль, а с разрешения Израиля, страны мира ежегодно давали террористам ООП миллиарды долларов.

Израиль разрешил ЕС и ЦРУ вооружать и обучать террористические легионы Арафата.

Арафат пообещал, что в обмен на все это, он будет бороться с террором и построит институты, необходимые для управления государством. Вместо этого он и его приспешники превратили города, которые отдал им Израиль, в базы террора. Они использовали финансовые средства для финансирования террористических армий. Они использовали международную легитимность признания Израиля для эскалации и расширения своей политической войны против права Израиля на существование. Израильской общественности не нужно было интервью Хусейни, чтобы понять, что Осло  серьезнейшая стратегическая ошибка в истории Израиля.

Первый палестинский террорист-смертник взорвался на переполненной автобусной остановке через семь месяцев после того, как Ицхак Рабин и Арафат пожали друг другу руки в Белом доме 13 сентября 1993 года.

Между их рукопожатием и началом Ословской войны в сентябре 2000 года, количество убитых израильтян от палестинских террористов было в два раза больше, чем с 1967 по 1993 год.

Несмотря на противодействие общественности, сегодня, спустя 28 лет, мы все еще живем в  мире, созданном Осло. Стратегические и политические реалии процесса Осло по-прежнему доминируют в жизни страны.

Палестинская администрация все еще существует. Она по-прежнему финансирует и разжигает террор, а также ведет политическую войну против Израиля. Одержимое Осло «международное сообщество» по-прежнему требует, чтобы Израиль «пошел на болезненные уступки ради мира», и вместе с израильскими левыми настаивает на том, что «решение двух государств» является единственно возможным способом разрешить бесконечную войну палестинцев за уничтожение Израиля.

В течение многих лет израильские левые во главе с Шимоном Пересом отвергали общественное сопротивление своей радикальной, неудачной политике, издевательски крича: «Какая альтернатива?», как будто единственный вариант для Израиля  это сдаться палестинским террористам во имя «мира».

Год назад мы увидели альтернативу: план суверенитета, который был поддержан Америкой. Этот план показал, что есть возможность управлять Иудеей и Самарией и обеспечивать интересы как Израиля, так и палестинцев, без расширения прав и возможностей террористической организации.

Что касается мира, то Аврамовы соглашения показали, что ключ к миру с арабским миром -- это не поклонение палестинским террористам. Ключом к миру является военная, экономическая, дипломатическая и социальная мощь Израиля. Стороны Аврамовых соглашений заключили мир с Израилем, потому что мы сильны, потому что Израиль упорно защищает свои права и интересы.

Прошлогодняя вспышка истинной альтернативы капитуляции кажется сегодня далекой мечтой. Правительство Лапида-Ганца-Беннета восприняло усталые, безвкусные лозунги Осло и представляет их как оригинальные идеи, как будто все мы вчера родились.

«Безопасность в обмен на процветание»  план Лапида по «стабилизации» контролируемого ХАМАСом сектора Газа,  это попытка переупаковать требование Осло о том, чтобы Израиль выдавал палестинцам все, что они требуют, в обмен на неопределенные обещания палестинской умеренности когда-нибудь в будущем.

Согласно плану Лапида, Израиль позволит ХАМАСу восстановить его ракетные склады и террористическую инфраструктуру, перебросив астрономические средства гражданской помощи.

ХАМАС ответит временным приостановлением своих ракетных ударов по Израилю.

«Международное сообщество» будет гарантировать, что ХАМАС не использует гуманитарную помощь для выполнения того, что он делал с момента захвата контроля над Газой 15 лет назад, даже несмотря на то, что «международное сообщество» пассивно и активно поддерживало ХАМАС в течение 15 лет.

«Жители Газы» свергнут ХАМАС, если он заблокирует процветание, используя «гуманитарную помощь» для создания своих террористических арсеналов, притом, что палестинцы Газы, Иудеи и Самарии поддерживают ХАМАС и хотят выборов, чтобы ХАМАС, который отвлекает гуманитарную помощь вот уже 15 лет, вытеснил ФАТХ и ООП из власти.

Хотя председатель ПА и глава ООП Махмуд Аббас не пользуется поддержкой общественности, он является «законным партнером» Израиля в достижении мира. Он наш партнер в борьбе с террором, хотя он подстрекает к террору и финансирует его.

Правительство Лапида-Ганца-Беннета стремится расширить полномочия Аббаса, чтобы наделить властью «умеренных». ЦАХАЛ, говорит Лапид, не может вести бесконечные войны с ХАМАСом, однако, ЦАХАЛ настолько силен, что утверждает, что Израиль может позволить ХАМАСу восстановить свой арсенал и военную инфраструктуру.

И, если все это никого не убедит, Лапид применит тяжелую артиллерию -- «международную легитимность».

Израиль не может жить без «международной легитимности», и у него ее не будет, если он не предоставит палестинцам все, что те требуют.

В любом случае, это все имеет смысл, потому что единственная альтернатива  «решение двух государств»

Как это возможно, чтобы, после всего, через что мы прошли, всего, что мы узнали и увидели, мы все еще жили в реальности Осло?

Ответ начинается с названия фальшивого мирного процесса: "Осло".

Это был норвежский, а не израильский продукт. В 1993 году, антиизраильское правительство Норвегии попросило двух израильских борцов за мир, которые работали в аналитическом центре, связанном с тогдашним заместителем министра иностранных дел Йоси Бейлином, приехать в Осло для встречи с высокопоставленными террористами ООП.

Те согласились несмотря на то, что тогда израильский закон запрещал любые контакты между гражданами Израиля и членами ООП.

Хотя они никого не представляли, Яир Хиршфельд и Рон Пундак были счастливы подчиниться и вели переговоры, как если бы они были представителями Израиля.

Когда переговоры дошли до определенной точки, они рассказали о них Бейлину. А он сказал Пересу.

После того, как Арафат (под руководством Израиля) сорвал официальные мирные переговоры, которые представители Рабина вели в Вашингтоне, Перес сказал об этом Рабину.

То ли, не желая вступать в открытую битву с Пересом, который потенциально мог свергнуть его правительство, то ли надеясь, что в результате антидемократических действий может произойти что-то позитивное, Рабин согласился превратить сделку в Осло в официальную политику.

Общественность с самого начала выступала против Осло. Чтобы добиться одобрения Кнессетом этих соглашений, Рабину потребовалась поддержка антисионистских арабских партий. 

После того, как ультра-ортодоксальная партия ШАС покинула его правительство, Рабину, чтобы выжить, потребовалось соблазнить двух законодателей из крайне правой партии Цомет, чтобы они закрыли свою партию и отказались от своей идеологии. Он подкупил их с помощью должности министра и замминистра и получил вторую сделку Осло через Кнессет большинством в один голос.

Рабин и Перес смогли продвинуться в Осло, потому что СМИ и юридическое сообщество поддержали их усилия по демонизации своих оппонентов. Сионисты стали «врагами мира», "пособниками" ХАМАСа и ФАТХа. Рабин ввел термин «убийцы мира».

Лидеры оппозиции, которые произносили твердо задокументированные душераздирающие речи против Осло, были обвинены в «подстрекательстве». Жертв палестинского террора называли «жертвами мира».

Когда Ариэль Шарон стал премьер-министром в разгар палестинской террористической войны, он решил положить конец своей демонизации со стороны СМИ, присоединившись к мафии Осло. Утверждая, что снаружи все выглядит иначе, чем в канцелярии премьер-министра, Шарон принял политику левых по массовому изгнанию законопослушных израильских граждан из их домов в Газе.

Верно, что в 2003 году, Шарон был переизбран с большим перевесом, когда выступил против платформы левых изгнаний. Но ему было все равно. Он изгнал 10 000 израильтян из их домов в 2005 году, а 18 месяцев спустя, как он заранее предупреждал, ХАМАС захватил контроль над сектором Газа. СМИ упали в обморок.

Биньямин Нетаньяху предпочитал игнорировать Осло в надежде, что он увянет на корню и исчезнет перед лицом успеха дипломатической альтернативы, которую он построил на основе силы Израиля.

Несмотря на безумный успех его усилий, Осло пережил план суверенитета и Аврамовы соглашения, и, конечно же, срок пребывания Нетаньяху у власти. И теперь Осло снова подает голос.

В интервью перед Йом Киппур, премьер-министр Нафтали Беннетт повторил Шарона, сказав, что оставил свою идеологию и политические позиции за дверью, входя в кабинет премьер-министра.

Во вторник вечером помощница Беннета, министр внутренних дел Айелет Шакед предупредила о растущем «подстрекательстве и экстремизме».

Правительство Лапида-Ганца-Беннета  это своего рода правительство Рабина-Переса на стероидах. Рабин купил своих правых перебежчиков с одной должностью министра и замминистра. Беннетт смог добиться двухлетнего премьерства, а Гидеон Саар стал министром юстиции. Правительство Рабина-Переса нуждалось в антисионистских арабских партиях, чтобы провести соглашения Осло. Правительство Лапида-Ганца-Беннета нуждается в антисионистских арабских партиях во всем. И, как и правительство Рабина-Переса, нынешнее правительство обязано своим выживанием «точь -в - точь такой же стене», которую оно получает от средств массовой информации и юридического сообщества. В этом суть дела. Осло выжило, несмотря на то, что на протяжении 28 лет оно было катастрофой для Израиля на всех уровнях, потому что его поддерживает постоянный правящий класс Израиля.

В первые годы Осло, я была свидетелем процесса, который заставил израильских дипломатических и военных руководителей, а также высших государственных служащих отложить реальность в сторону и принять иллюзию мира Осло.

В период расцвета Осло, с 1994 по 1996 год, в качестве капитана ЦАХАЛа в министерстве обороны, я была одним из основных членов израильской переговорной группы. Я присутствовала на переговорах в Каире, Табе и Эйлате. Уже тогда мошенничество было очевидным.

Каждые две недели я писала и распространяла подробные отчеты о том, как палестинские официальные лица каждую неделю покидали залы для переговоров и приказывали своим людям нарушать все обещания и заверения, которые они только что давали в залах. Я документировала мошенничество, ложь Осло. И я видела, как один за другим командиры и старшие должностные лица, которые понимали опасность и знали правду, принимали «новую версию», в большинстве случаев игнорируя факты.

Мы не сможем похоронить Осло у урны для голосования, хотя победа на выборах является предварительным условием для его похорон. Осло будет окончательно похоронено только тогда, когда мы заставим постоянный правящий класс Израиля отказаться от него в пользу сионизма и истины.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.