"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Талибан: «Никто не будет нам указывать, какими должны быть наши законы.

Хью Фицджеральд, 27 сентября 2021 г.

«Мы будем следовать исламу и будем устанавливать наши законы на основе Корана».
В соответствии с исламским правом возобновились санкционированные Кораном отсечения конечностей, пытки и казни, число которых значительно сократилось во время американской оккупации. Талибан говорит миру, что это новая, улучшенная, более умеренная версия прежнего Талибана, который правил Афганистаном с 1996 по 2001 год.

К сожалению, вместо того, чтобы разрешить девочкам посещать школу, включая получение высшего образования, как предполагали некоторые представители талибов, талибы теперь запретили девочкам старше 12 лет посещать школу вообще.

Сначала женщин заверяли, что они смогут продолжать работать, но теперь их вынудили покинуть их освободительную работу и вернуться домой навсегда.

Талибан обещал не наказывать бывших членов афганской армии, но вместо этого его боевики стали хватать и обезглавливать ветеранов, иногда снимая эти казни на камеру, чтобы показать всем это ужасное зрелище.

Не прошло и месяца с момента полного захвата Афганистана талибами, обещавшими «умеренность», как "новый" Талибан стал выглядеть точь-в-точь, как старый — с одной лишь разницей: он получил американское вооружение, стоимостью более $90 миллиардов, брошенное в хаосе, неразберихе и спешке с выводом войск.

Это должно сделать невозможным для внутренних врагов Талибана отстранение его от власти.

Соучредитель движения «Талибан» мулла Норуддин Тураби только что объявил, что афганский правовой кодекс будет «руководствоваться Кораном».

В качестве наказания вернутся отсечения: отрубание ворам рук, а иногда и ног ниже колен.

Предыдущее правительство сажало воров в тюрьмы; это неприемлемо для Тураби и Талибана, поскольку игнорирует наказание, изложенное в Коране.

Казни будут также более широко применяться не только для наказания убийц, но и для наказания тех, кого считают врагами государства, распространяющими фитну (раскол) в стране.

Прелюбодеи обоих полов снова будут забиваться камнями до смерти. Эти отсечения и смертные казни, будут, вероятно, проводиться, как это было при предыдущем правительстве Талибана, на стадионах, заполненных толпами, заряженными энтузиазмом.

Футбольный стадион в Кабуле был предпочтительным местом, где зрители наслаждались зрелищем людей, стоящих на коленях, которым затем стреляли в спину и голову, и женщин, обвиненных в прелюбодеянии и забитых камнями до смерти, и вопли тех, кто должен вынести мучительную боль во время отсечения рук или рук и ног, с последующим подвешиванием отрубленных конечностей на стойках ворот для всеобщего обозрения.

Вот отчет Тураби об этой бескомпромиссной позиции: «Соучредитель Талибана говорит о возвращении отсечений и смертных казней», — написала Кэти Гэннон, Associated Press.

Один из основателей «Талибана» и главный поборник сурового толкования исламского закона, когда они в последний раз правили Афганистаном, заявил, что движение жесткой линии снова будет проводить казни и ампутации рук, хотя, возможно, и не публично.

В интервью Associated Press мулла Норуддин Тураби отверг возмущение по поводу казней талибов в прошлом, которые иногда происходили на глазах у толпы на стадионе, и предостерег мир от вмешательства в дела новых правителей Афганистана.

«Все критиковали нас за наказания на стадионе, но мы никогда ничего не говорили об их законах и наказаниях», — сказал Тураби агентству Associated Press, выступая в Кабуле. «Никто не будет нам указывать, какими должны быть наши законы. Мы будем следовать исламу и будем устанавливать свои законы на основе Корана».

Это правда. Тураби собирается «следовать исламу» только в проведении ампутаций и казней, и было бы хорошо, если бы те, кто был введен в заблуждение в отношении этой веры, и, в свою очередь, вводил в заблуждение других, подумали о Папе Франциске, который настаивает на том, что «подлинный Ислам и правильное прочтение Корана противостоят всем формам насилия», и теперь обратили бы свое внимание на правдивого мусульманина, такого как мулла Норуддин Тураби.

Логика Тураби такова: мы не критикуем вашу правовую систему, а значит, вы не имеете права критиковать нашу. Исходя из этого, все, что нужно сделать, чтобы не подвергаться критике извне, это не критиковать другие страны.

Кто из нас согласен с тем, что нам не разрешается критиковать массовые казни талибов на футбольном стадионе в Кабуле, пока талибы не критикуют нашу систему уголовного правосудия?

С тех пор, как 15 августа талибы захватили Кабул и установили свой контроль над страной, афганцы и весь мир наблюдают, смогут ли они возобновить свое суровое правление конца 1990-х годов.

Комментарии Тураби указывают на то, что лидеры группы по-прежнему придерживаются глубоко консервативного, жесткого мировоззрения, даже если они принимают технологические изменения, такие как видеонаблюдение и мобильные телефоны.

То, что описывается как «консервативное, жесткое мировоззрение», является просто нормативным исламом. Тураби не предпринимает попыток искажать исламские тексты и учения; он — правоверный мусульманин, который отказывается игнорировать то, что проповедуют Коран и хадисы.

Он хороший мусульманин; «умеренные», которые игнорируют или отказываются применять или применяют лишь частично, многие из ограничений ислама, могут считаться «плохими мусульманами», и именно с этими «плохими мусульманами» мы, неверные, можем иметь дело. Тураби, которому сейчас за 60, был министром юстиции и главой так называемого Министерства пропаганды добродетели и предотвращения порока, по сути, религиозной полиции, во время предыдущего правления «Талибана».

Министерство пропаганды добродетели и предотвращения порока, которое не функционировало после американского вторжения в 2001 году, только что было вновь открыто талибами.

Снова будет действовать религиозная полиция, которая будет следить за тем, чтобы девочки и женщины были должным образом прикрыты; чтобы женщины оставили свои рабочие места и вернулись в дома, к которым они приписаны; чтобы девочки старше 12 лет больше не ходили в школу, чтобы неродственные мужчины и женщины никогда не оставались наедине; чтобы богохульники были разысканы, пойманы и должным образом наказаны, т.е., казнены.

В то время мир осуждал наказания Талибана, которые проводились на спортивном стадионе Кабула или на территории огромной мечети Эйд Гах, часто посещаемой сотнями афганских мужчин.

Казни осужденных убийц обычно осуществлялись одним выстрелом в голову, производимым членом семьи жертвы, у которой была возможность принять «кровавые деньги» и позволить преступнику остаться в живых. Для осужденных воров наказанием была ампутация руки. У осужденных за грабеж на дороге ампутировали руку и ногу.

Тысячи людей шли смотреть и приветствовали казни на футбольном стадионе в Кабуле, где убийцы были расстреляны, а женщины, взятые в прелюбодеянии, забиты камнями до смерти. Иногда зрители спешили с трибун на поле, чтобы затоптать трупы.

Учитывая, какой плохой имидж это все создало Талибану, на этот раз, во втором воплощении, он может покончить с мероприятиями на стадионе и проводить казни с применением оружия или забивания камнями на небольших площадках или даже в частном порядке.

Судебные процессы и приговоры редко бывали публичными, а судебная власть была отдана исламским священнослужителям, чье знание закона ограничивалось религиозными предписаниями.

Тураби сказал, что на этот раз судьи, в том числе, женщины, будут рассматривать дела, но основным законом Афганистана будет Коран. Он сказал, что старые наказания будут восстановлены.

«Отрубание рук совершенно необходимо для обеспечения безопасности», — сказал он, подчеркнув, что это имеет сдерживающий эффект. Он сказал, что Кабинет изучит вопрос о том, стоит ли проводить такие наказания публично, и «разработает политику».

Несомненно, угроза заключения в ужасную афганскую тюрьму, грязную, переполненную, с несъедобной пищей и жестокой охраной, должна быть достаточно сдерживающим фактором для воров. А отрубание воровских рук означает, что наказанные уже никогда в жизни не смогут ни работать, ни даже заботиться о себе; они станут экономическим бременем для своих невиновных членов семьи.

В последние дни в Кабуле боевики «Талибана» возродили наказание, которое они обычно применяли в прошлом: публичное осуждение людей, обвиняемых в мелких кражах. По крайней мере, два раза за последнюю неделю кабульцев заталкивали в кузов пикапа со связанными руками, выставляя их напоказ, чтобы унизить.

В одном случае их лица были раскрашены, чтобы их идентифицировать как воров. В других случаях черствый хлеб подвешивали им к шее или засовывали в рот. Не сразу было понятно, в чем заключались их преступления. «Позор» обвиняемых — в «мелких кражах». Нам не говорят, что квалифицируется как «мелкая кража», но это может быть действительно что-то очень мелкое, как, к примеру, какой-то фрукт, украденный с рыночного прилавка, когда отрубание руки даже Тураби кажется несправедливым.

Такую практику посторонние, в том числе, другие мусульманские государства, должны поощрять.

В белом тюрбане и с густой нечесаной белой бородой, коренастый Тураби слегка хромает на протезе. Он потерял ногу и один глаз во время боев с советскими войсками в 1980-х годах.

При новом правительстве Талибана он отвечает за тюрьмы. Он входит в число лидеров Талибана, в том числе, членов временного кабинета, который состоит из одних мужчин, включенных в санкционный список ООН.

Теперь, когда мулла Тураби возглавляет тюрьмы талибов, а, по сути, всю систему уголовного наказания, мы можем ожидать возвращения к санкционированному Кораном отсечению конечностей у воров.

И казни, которые значительно сократились во время американской оккупации, теперь проводятся боевиками Талибана неофициально, в отношении тех, кто, по их мнению, находился в афганской армии.

Количество таких казней, по-видимому, вернется или превысит (учитывая, сколько афганцев помогало американцам в борьбе с Талибаном) уровень 2001 года. Будет возвращено забивание камнями прелюбодеев, прекратившееся во время американского междуцарствия. Афганистан вернется к варварству, которое он подавлял два десятилетия. 

Есть одно изменение, которое может быть сделано — Тураби говорит, что его еще предстоит обсудить (он сказал, что Кабинет изучает вопрос о том, следует ли применять наказания публично и «разрабатывает политику»), то есть, чтобы положить конец предыдущей практике казни людей с помощью огнестрельного оружия или побивания камнями перед массовым зрителем, собравшимся для этого на спортивных стадионах, где тысячи возбужденных зрителей удовлетворяли свою кровожадность.

Сам Тураби нисколько не оскорблен подобными зрелищами, хотя знает, что они могут быть использованы внешним миром для нанесения вреда имиджу правительства Талибана, а это, конечно, никуда не годится.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы