"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Являются ли талибы иудеями?

Пуштуны, Афганистан, 1976 (ЦИФРОВОЙ АРХИВ ДЖЕЗЕФ БУРСЗТА)

ДАН ШАПИРА, 01 ОКТЯБРЯ 2021

Наш обозреватель детективной истории исследует предполагаемое иудейское происхождение племен пуштунов.

Когда я был очень молод, мы с другом создали «Комитет против войны в Афганистане». Речь идет о советской интервенции в эту страну, если кто-то помнит. У меня также были фантазии о том, что я буду воевать там с Советами.
Быть против войны, фантазируя об участии в ней, — это нормально для левых. Спроси меня об этом подробнее. Друг давно исчез в Меа Шеарим. Может, мне стоит его найти.

Когда Советы были в процессе ухода из Афганистана в стиле Байдена, я искал тему для моей докторской диссертации. Я предполагал, что арабские добровольцы джихада, которые стекались в Афганистан во время последнего периода войны, а теперь возвращаются обратно в свои страны, могут быть такой темой. В конце концов, это была первая за столетия победа мусульман. 

Мусульманский мир к тому времени был в целом очень светским, даже с этой странной исламской революцией в Иране, которая была вовсе не такой уж исламской, и возвращением победителей джихада, которых до их прихода в Афганистан считали странными сумасшедшими. оказывающими определенное влияние в своих странах.

Я считал, что это будущее влияние заслуживает изучения. «Это не будет иметь никаких последствий, совсем ничего, это не тема», — сказал мне израильское научное светило. Но последствия были. Затем я захотел изучать ислам и другие религии в Боснии. Затем началась гражданская война, и архивы были сожжены.

Теперь в новостях снова появляется Талибан, как и старый миф об его предполагаемом иврито-иудейском происхождении. Израильский профессор даже считает, что в этом что-то есть.

Почти каждый, кто когда-либо писал об афганцах, считал необходимым ссылаться на легенду об их предполагаемом иудейском происхождении. Воздействие этого популярного верования было настолько сильным, что в первые десятилетия 20-го века, в эпоху расизма и антисемитизма, афганские ученые в Афганистане прилагали немало усилий, чтобы доказать, что афганский язык не принадлежит ни к ивриту, ни к турецкому, ни к монгольскому, ни к греческому языкам, а, скорее, имеет чисто арийское происхождение; и что изначально дом арийцев находился в Афганистане (вроде как).

Позже национальная авиакомпания получила название «Ариана». С другой стороны, многие деревенские или чрезмерно религиозные иудеи и израильтяне были также склонны верить в иудейское происхождение афганских соплеменников; и несколько книг, написанных искателями потерянных племен, появилось за последние три десятилетия.

Фактически, западный (и иудейский) миф об иудейском происхождении пуштунских племен возник из-за отсутствия письменной истории до конца 15-го и начала 16-го веков; очень низкого уровня традиционных исламских знаний среди пуштунов до последних десятилетий (появление талибов, «изучивших религию», отчасти было ответом на это невежество); англо-израильских взглядов и осведомленности британских ученых/офицеров начала 19 века на северо-западе Индии; и общего отсутствия интереса/незнания «таких отдаленных мест».

Существует несколько аргументов, которые обычно приводятся в пользу иудейского происхождения некоторых пуштунских племен:
  1. Афганистан находится далеко, и кто знает, как далеко могли уйти потерянные колена Израиля.
  2. Некоторые пуштунские женщины зажигают свечи в конце мусульманского праздника пятницы.
  3. Некоторые пуштунские племена носят шали, похожие на талиты, иногда с бахромой. Эти два последних обычая имеют не иудейское происхождение, а импортированы из Ирана. 
Судре/седре — белую рубашку без рукавов, сделанную из цельного куска тонкого хлопка с девятью стежками и небольшим карманом (куда собираются добрые дела) — носили зороастрийцы, как мужчины, так и женщины, вместе с белым шерстяным поясом (куштиг/кусти/костик), сотканным из 72 белых шерстяных шнуров шириной не более пальца, с прядями, разделенными на концах на шесть узлов по 12 прядей каждый.

Зороастрийская традиция признает, что судре и кушти имеют до-зороастрийское происхождение; тогда как представители пуштунских племен — не зороастрийцы, они номинальные мусульмане (до прихода ислама большинство из них были буддистами). То, что в некоторых источниках рассматривается как иудейские молитвенные шали, было просто разновидностью судре.

Что касается пятничных свечей, то любой, сведущий в зороастрийских преданиях, знает происхождение этого обычая и его связь с соблюдением правил и ритуалами женщин.

Миф об иудейском происхождении пуштунов был изобретен первыми писателями, писавшими на пушту, которые страдали серьезным комплексом неполноценности по отношению к персам и стремились прославить прошлое пуштунов.

Миф был создан на севере Индии при дворах пуштунских и частично монгольских завоевателей, которые оказывали гостеприимство католическим миссионерам и любили слушать их истории, в том числе, из Библии. Верно, что у персов есть поэзия и цивилизация, зато мы, пуштуны, можем похвастаться благородным происхождением, так они рассуждали.

Пуштуны, основная этническая группа в современном Афганистане, поздно появились на исторической сцене. Единственный ключ к разгадке их ранней истории — это их язык, который принадлежит к восточно-иранской ветви.

Тем не менее, их быстрое установление господства в регионе в 15-ом веке было столь же мощным, сколь и поздним. Не обладая, как персы, длительными и развитыми культурными и историческими традициями, некоторые ранние пуштунские писатели создали литературный миф о благородном происхождении своего народа, в котором их генеалогия прослеживается к до-библейским израильтянам через коранические традиции.

Хотя до разрушения Второго Храма существовали предположения о потерянных коленах, которые были записаны в Талмуде и других источниках первых христианских веков, они никак не повлияли на ранний ислам. Однако представление об исчезнувших коленах не является чем-то странным для арабов и арабских традиций и может отражать мрачную реальность жизни в пустыне: современные ученые знают, что в определенных местах ни одно племя не может выжить более 600 лет.

В результате фольклор жителей пустыни полон рассказов об угасающих племенах, которые когда-то жили в определенной части пустыни. В Йемене, как заметил Серджент, целые племена иногда капитулировали перед голодной смертью во времена принуждения и голода, чтобы сохранить свою честь и рассказывать истории о том, как все они умерли достойной смертью. Раньше для этого обычая существовало арабское слово ма'фад.

Идеи утраты и изменения идентичности занимают центральное место в исламе, и арабы и арабские традиции знали, что когда-то были другие, которые им предшествовали. Их называли аль-'араб аль-ба'ида, «потерянные арабы» — фраза, тесно связанная с еврейским הערב האובדים. В их число входили племена ад и тамуд. Средневековые арабские специалисты по генеалогии добавили к «потерянным арабам» две другие группы: кахтани — «чистых арабов», которые, как говорят, мигрировали с территории Йемена после разрушения там знаменитой плотины Сад Мариб; и «арабизированных арабов», муста'риба, буквально «те, кто хотел бы, чтобы их считали арабами», которые были потомками Ишмаэля, сына Авраама и Агари.

Таким образом, Мухаммад и первые люди, которые слышали его пророчество, были не «арабами», а теми, кто хотел бы, чтобы их считали арабами, говорящими на местном арабском языке, بـلسـان عـربـي مـبـيـن.

Исламская традиция знает о Яджудже и Маджудже, Гоге и Магоге Иезекииля и Откровений Иоанна, но никогда не смешивала их историю до 20 века с Потерянными коленами Израиля.

Следуя сновидению, Аббасидский Халиф аль-Ватик Биллах (816-847; годы правления 842-847) отправил в 842 г. экспедицию во главе с Салламом Толкователем, чтобы проверить, была ли стена, построенная Зу'л-Карнейном (исламским Александром Великим), чтобы сдерживать Яджуджа, и Маджуджа, все еще достаточно крепка. Экспедиция достигла хазарского царя, который сказал Салламу, что стена находится не на севере, как думал Саллам (и аль-Ватик), а на востоке. Очевидно, Саллам и его люди достигли Нефритовых ворот; и некоторым из них, во главе с Салламом, удалось вернуться в Самарру после двухлетнего путешествия.

Размышления о потерянных коленах Израиля стали горячей темой в Европе в эпоху великих географических открытий и Реформации.

Манассия бен Исраэль (1604–1657, урожденный Маноэль Диас Соейро) в 1644 году убедил себя, что перуанские индейцы являются потомками Потерянных колен Израиля, и опубликовал свои взгляды в 1650 году (Esperança de Israel).

Примерно восемь лет спустя, Мэри Фишер (1623–1698), одна из квакерских «отважных шестидесяти», пешком пошла на встречу с османским султаном Мехмедом IV (годы правления 1648–1687) в Адрианополе; она писала, что турки были королевского (т. е. израильского) происхождения и были ближе к истине, чем многие так называемые христиане.

Филотюркизм и филоисламизм квакеров и милленаристов, сопровождаемые христианской идеей о том, что Израиль во плоти был заменен духовным Израилем, произвели большое впечатление на османских литераторов.

Вани-Эфенди (ум. 1685) писал, что именно тогда, когда арабы не захотели вести смертельную войну против румов/византийцев, Бог послал Мухаммаду стих Корана (9:39) «Если ты не выйдешь вперед (с трубами Апокалипсиса), Он накажет тебя мучительным наказанием и заменит тебя другим народом, а ты вообще не причинишь Ему вреда. Аллах властен над всем».

Подробно описав историю обращения турок в ислам, их последовавшие за этим войны с румами/византийцами и захват столицы румов — Константинополь, Вани-Эфенди пришел к выводу, что турки были добродетельными людьми, которые заменили арабов в качестве Божьего народа.

Следовательно, турки являются потомками Авраама через Исаака, в отличие от арабов, которые ведут свою родословную от Ишмаэля; и Вани-Эфенди добавляет, что «как Иисус Христос был потомком Израиля, так и турки — потомки Исаака».

Вани-Эфенди был не просто курдским проповедником из забытого богом Вана. Он был самым важным мусульманским священнослужителем во время правления вышеупомянутого Мехмеда IV и сыграл решающую роль в обращении Шабтая Цви. Назначенный Мехмедом IV наставником еврейского мессии в исламе, он сам (согласно традиции денме) многому научился от своего катехумента, и его даже обвиняли в том, что он стал крипто-иудеем, который тайно обратил весь Дом Османа в иудаизм. 

Хорошо известно, что с первых лет 16 века Османская империя находилась в постоянном контакте с суннитскими державами к востоку и северо-востоку от владений шиитов сефевидов в западном Иране, а именно с пуштунскими племенами, моголами в Индии, и узбеками.

Так было до 1722 года, когда афганское войско во главе с Махмудом, сыном Мир-Вайса, не смогло победить сефевидов в битве при Гульнабаде. Махмуд также осадил Исфахан и вынудил шаха Султана Хоссейна отречься от престола, сделав Персию афганским владением.

Это снова возвращает нас к пуштунам. Афганцы или пуштуны, были грубым народом, каковым они продолжают быть, говорящим на восточно-иранском языке. Один из первых писателей на этом языке, поэт-мистик Мирза Ансари (ум. после 1631 г.) называл свой родной язык «незрелым языком», xāma žəba.

Одним из первых прозаических произведений на афганском/пушту является «Орнаментальная история» Тарикс-и Мураа ‛Афал Хана (1664 / 5-1740 / 1), который был внуком поэта и вождя племени Хуш-Сала Хана Хатака. (1613–1689). Это был сборник фольклора, просеянный автором, плюс несколько пересказанных письменных рассказов на персидском языке, переведенных автором на пушту.

Композиция была закончена в 1724 году, через два года после афганской оккупации Персии и за два года до изгнания афганцев из Персии, в эпоху великих потрясений, которая также была пиком афганского отношения к самим себе (до их побед над британцами, советскими и американцами).

Начало Tārīx-i Muraa‛ — это пуштуские переводы персидского произведения Тарикс-и Хан Джахани Махзан-и Афгани (1611/2), написанного Ниматуллой Харави, который служил вакия-нави, придворным историком Императора Великих Моголов Джихангира (годы правления 1605–1627). Другим источником был «Табакат-и намири» Джузджани -- персидская история XIII века, составленная в Дели, в которой упоминается поселение Бани Исраиль недалеко от Гора в Афганистане.

Согласно этому литературному источнику, у одного из потомков пророка Ибрагима, Шалута (царя Саула), было два сына, одного из которых звали Ирмия или Иеремия. У Ирмии был сын по имени Афган, который, как предполагается, одолжил свое имя афганскому народу. В «Тарих-и Шер Шахи» (написанном около 1580 года при императоре Великих Моголов Акбаре) говорится, что Навуходоносор (Бахт Наур) вторгся в Иерусалим и разрушил его, изгнал еврейские племена, в том числе сыновей Афгана, с их родины.

Когда иудеи рассеялись, одно из их колен поселилось в районе Хари Руд на юге Афганистана. Афганская легенда гласит, что это племя приняло ислам во времена Пророка, когда группа их родственников, иудеев Хайбара, живших в Аравии, послала им известие от некоего Халида, что истинный Пророк Бога, как предсказано в их писаниях, появился в Мекке.

Места под названием Хайбар существуют как в Аравии, так и в Афганистане; первое из них было известно своими иудеями во времена Пророка, и каждый писатель, интересовавшийся афганскими делами, был уверен, что это относится к их происхождению (хотя они предлагали  разные объяснения). В Афганистане также есть Сулеймановы горы, которые, как обычно считалось в народном воображении, отражали некоторые свидетельства древних отношений с Израилем (хотя пуштуны не использовали это название на своем собственном языке, скорее, они называли Сулеймановы горы «гористыми горами»). История гласит, что афганцы отправили в Аравию делегацию во главе с Имра-уль-Кайсом, явным тезкой поэта-джахили, который встретил Пророка, принял ислам, вернулся и обратил все свое племя в новую религию.

Пророку так понравился Имра-уль-Кайс за то, что он показал своему народу путь ислама, что он дал ему имя Абду-аль-Рашид («раб того, кто идет по правильному пути»), и назвал его Малик (царь), поскольку тот утверждал, что произошел от Шалута (Саула) через 47 поколений. У Имры-уль-Кайса/Абду-аль-Рашида/Пехтана было три сына по имени Сарбан, Батан и Гургуст, от которых произошли афганские племена. Этот миф настолько укоренился среди соплеменников, что почти все современные афганские племена заявляют о своем происхождении от этих трех человек, особенно — королевские дуррани, благородные юсафзаи и африди, которые подчеркивали во времена британского раджи, что они ведут свое происхождение от царя Саула. В XIX веке некоторые афганские племена иногда называли себя "бани-исраил".

Г. Мур, в своем англо-израильском бестселлере (“Потерянные колена и саксонцы Востока и Запада, с новыми взглядами на буддизм и переводы Rock-Records в Индии”, Лондон, 1861, стр. 143-160) также отождествлял афганцев с Десятью коленами.

Небезынтересно, что именно Мур был, по-видимому, первым, кто утверждал израильское происхождение каринов Бирмы (Бней Менаше того времени).

К середине 19-го века было опубликовано несколько грамматик пушту, некоторые из которых без комментариев представляли формы глаголов на иврите, чтобы проиллюстрировать особенности вербальной системы афганского национального языка. Еще в 20 веке король Аманулла-хан (годы правления 1919-1926) однажды заявил, что королевские дуррани принадлежат колену Вениамина (племя царя Саула).

Неподтвержденный характер еврейского происхождения пуштунов может быть проиллюстрирован длинной цитатой из введения к Тарих и Фириштах Мухаммада Касима Хинду Шах Астарабади (ум. после 1623/4), переведенного Джоном Бриггсом как История магометанского могущества в Индии, 4 тома, Лондон 1829 г.:

«Афганцы — это копты из расы фараонов; и что, когда пророк Моисей одолел этого неверного, которого затопило Красное море, многие копты обратились в иудейскую веру; но другие, упрямые и своенравные, отказались принять истинную веру, покидая свою страну, и прибыли в Индию, поселившись, в конце концов, в горах Сулимани, где они стали называть себя афганцами.

В то время, когда Авраам шел против Мекки, его сопровождали некоторые племена неверных из дальних и близких мест, и в этом случае, часть этих афганцев, как говорят, также присоединилась к его силам. В конечном итоге, эти племена были уничтожены».

В итоге можно сказать, что пуштуны не имеют иудейского происхождения; миф об их иудейском происхождении — это игра, в которую играют иудеи и англоговорящие протестанты, фактически, сами с собой.

Теперь предполагаемое иудейское происхождение пуштунов не без успеха используется их злейшими врагами, Исламским государством в Хорасане, чтобы очернить исламскую репутацию талибов.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы