"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Феминизм и падение Запада

Рыцарство — на помощь Западу, находящемуся под угрозой исчезновения

БЕРНАРД МАРТОЯ, 17 ОКТЯБРЯ 2021 ГОДА

Я полагаю, что одно из самых опасных массовых движений, захвативших Запад, — это суицидальное стремление кастрировать мужчин, если не превращать их в детей.
История не изобилует примерами процветающих и мирных цивилизаций, состоящих из людей, извиняющихся за свою силу и обещающих быть менее стойкими и более слезливыми в битвах.

«Ибо тот, кто сегодня прольет свою кровь вместе со мной, будет моим братом», — провозгласил король Генрих V, умело сплотивший своих солдат, но уступавший численностью французскому рыцарству в утро битвы при Азинкуре. Это высказывание сообщается в шекспировской версии речи короля в Сент Крепене 25 октября 1415 года.

[Англичане дрались один против двоих, а их длинные луки, стрелы которых пробивали доспехи французских рыцарей, восполняли эту численную разницу].

Через шестьсот лет, уговоры Генриха V будут сочтены ядовитыми, патриархальными и, не дай Бог, ненормативными. Говорить о крови, чести и мужественности было неуместно в обществе, которое стремилось попирать чувство собственного достоинства мальчиков и заставляло белых мужчин постоянно оглядываться на свои привилегии.

Горе той нации, которая думает, что превращение мужчин в женщин защитит одних от других!

«Мы слишком хорошо знаем, что война начинается не тогда, когда силы свободы сильны, а когда они слабы. Тогда и соблазняются тираны».

В этом суть дипломатии президента Рейгана, который, в конечном итоге, сверг империю зла, которая все еще душила половину Европы через сорок лет после официального окончания Второй мировой войны.

«Говорите вкрадчиво, но с большой палкой в ​​руке, и вы далеко пойдете», — советовал президент Теодор Рузвельт, отметив, насколько важно для выживания нации никогда не блефовать, а всегда быть готовым к быстрым и решительным действиям.

В противном случае, будет, как с президентом Обамой в джинсах, когда он публично тявкал, как собака, о красной линии, которую нельзя переступать, в отношении применения химического оружия. Он целился в президента Сирии Башара Асада, не называя его имени. У него не было ни смелости, ни сил укусить его, когда пришло время. Это только сделало Америку уязвимой и поставило ее под угрозу всего мира.

[Недостаток левых глобалистов — верить в то, что мир можно формировать по их образу].

Как будто для того, чтобы напомнить миру, что гнусная доктрина Обамы вернулась в Белый дом, наши генералы предположительно вышли на тропу войны, но наш новый президент — это мумия, которую демонстрируют только в особых случаях. Мрачной паникой в Афганистане Байден продемонстрировал  насколько одинаково смертоносным является выхолощенное руководство для военных и гражданских лиц.

Подобно тому, как западные страны иррационально решили демонизировать углеводороды и оставить уголь и природный газ под землей, чтобы не оскорблять зеленых священников и их ученые писания о глобальном потеплении, те же самые страны решили иррационально демонизировать мужественность и похоронить природную силу и мужское достоинство под землей, под густой грязью иллюзий о гендерной идентичности.

[Несмотря на свое пагубное пребывание в этих двух ключевых областях прогрессивной доксы, Макрон гарцует с 24% голосов избирателей в опросах. Бедная Франция!]

Любая сексуальная ориентация поощряется и прославляется как волшебная и раскрывающая личную правду.

С другой стороны, мужчинам следует отрицать все, что касается их внутренней природы. Наказываются юноши, вступающие в драку. Агрессивность квалифицируется как токсичная. Соперничество и состязательность подвергаются осмеянию.

Однако, когда придет война, а она обязательно придет, поверьте, прогрессисты не будут умолять, чтобы мужчины в обтягивающих джинсах или прошедшие хирургическую кастрацию, пришли им на помощь. Они будут надеяться, что каким-то образом, даже после десятилетий тотального культурного выхолащивания, среди них все еще есть настоящие парни, которые смогут отразить возникшую на горизонте угрозу.

Когда новые варвары прибудут, чтобы завоевать эти легкомысленные народы, которые бросили мужественность на алтарь городской сексуальности ЛГБТ, выживание Запада будет зависеть от того, что останется от мужественности среди нас, несмотря на усилия таких лидеров, как Трюдо, Обама и Макрон, изменить облик мужчин своей страны по своему собственному образу.

Тяжелые времена создают сильных мужчин. Сильные мужчины создают хорошие времена. Хорошие времена создают слабых мужчин. А слабые мужчины создают тяжелые времена.

Глядя на этот цикл, так точно описанный Джеффри Майклом Хопфом в его апокалиптическом романе «Долгая дорога», где, по вашему мнению, мы находимся сейчас?

Если не ошибаюсь, разве сейчас не тяжелые времена громко стучат в дверь? Это не означает, что следует прославлять мужественность в ее самых грубых и мужицких формах. Совсем нет! Ценя и уважая мужественность, ее нужно направлять самым благородным образом.

Цивилизация развивалась, благодаря усилиям людей, которые перестали бросать камни друг в друга. Они начали складывать эти камни, чтобы строить соборы и валы вокруг городов. Племена стали нациями, когда люди решили пожертвовать своей жизнью не только ради выживания своих семей, но и ради выживания других семей, которых они не знали.

А когда мужественность начинает формироваться сдержанностью, зарождается рыцарство, чтобы цивилизации могли процветать.

«О нет, сэр, не говорите со мной о рыцарстве! Это слишком патриархально; ищите иное! Как молодой человек посмел держать дверь открытой для стоящей за ним женщины? Как он посмел обеспечить ее безопасность, встав между ней и тротуаром?»

Тем не менее, дамы, галантность — клей общества, и отрицать ее важность для внутреннего мира так же необычно и вредно, как отрицать важность мужественности для мира в целом.

В своей книге «Манеры и мораль» Эмили Исфахани Смит рассказывает историю Сэмюэля Давитта Проктора. Этот пастор Гарлемской абиссинской баптистской церкви обидел молодую белую женщину, когда вежливо снял кепку, когда она вошла в лифт, в котором он находился. 

«Что сие значит? — сердито спросила она, топая ногой. Добрый пастырь почтительно ответил: «Мадам, сняв свою кепку, я говорю вам кое-что. Что я никоим образом не причиню вам вреда. Что, если кто-то войдет в лифт и станет угрожать вам, я заступлюсь за вас. Что, если вы заболеете, я позабочусь о вас и, в случае необходимости, доставлю в безопасное место. Я говорю вам, что, хотя я мужчина и физически сильнее вас, я буду относиться к вам с уважением и заботой. Но, честно говоря, сударыня, рассказывать вам все это заняло бы слишком много времени; так что вместо всего этого, я просто делаю знак шляпой».

Другими словами, пастор Проктор продемонстрировал мужественность в ее высшей форме, даже несмотря на то, что молодая женщина оказалась неосознанно настолько промытой осуждением мужественности, что она стала для нее омерзительной.

Если рыцарство — это вершина мужественности, а политическая корректность стремится устранить ее, стоит ли удивляться тому, что возвращаются более грубые формы мужественности, чтобы заполнить пустоту, созданную отсутствием хороших манер? [Старшеклассник, который швырнул своего учителя на землю, когда тот попытался помешать ему покинуть класс до конца урока, является хорошим примером хаоса, созданного прогрессистами в министерстве образования страны. На протяжении шести десятилетий, они беспечно попирают исконные ценности рыцарства и храбрости. Ни один тележурналист не может понять и объяснить общественности эту причинную связь. Общая тупость во Франции просто потрясает].

Когда мужское телосложение и тестостерон наказываются в подростковом возрасте, стоит ли удивляться тому, что к власти приходят такие цыпочки, как Трюдо или Макрон? Как вы думаете, как долго это может длиться?

[комментарии переводчика:

(1) Сис-нормативность или сис-идентичность — это бредовые неологизмы, изобретенные прогрессистами 21-го века, обозначающие тип гендерной идентичности, при которой ощущаемый пол человека совпадает с полом, присвоенным ему по рождению.

Таким образом, рассматриваемый человек является сис-гендером или сис-сексуальным человеком. Этот неологизм построен против трансгендеров.]

По мере приближения годовщины битвы при Азинкуре, годовщина битвы при Адрианополе 9 августа 378 года становится более поучительной, поскольку она знаменует конец Восточной империи.

Император Валент лично командовал римскими легионами. Во избежание кровопролития среди женщин и детей в фургонах, сопровождавших вестготов, он отложил битву и согласился обсудить это с их делегацией.

В перегретой котловине Адрианополя легионеры терпеливо ждали приказа атаковать под палящим солнцем. Что касается пылких вестготов, то они болтали, чтобы выиграть время, рассчитывая на провиденциальное прибытие кавалерии остготов. Когда этого не произошло, это оказалось тяжелым ударом для легионеров, которые были обезвожены и не смогли сдержать шок от этого непредвиденного нападения.

Император Валент, девять генералов и 20 000 легионеров были выпотрошены в тот роковой день. Так отблагодарили императора за его благосклонность и нежелание проливать кровь.

Аллесандро Барберо создал сцену для этой гигантской мясной лавки в книге Le Jour des Barbares (День варваров). Его книга, вышедшая в 2006 году, когда на Западе уже тлел пожар, не получила комментариев журналистов. Я прочитал ее и рассказал о ней некоторым парижским знакомым, которые заткнули уши.

Я знаю, что отношусь к категории неандертальцев-кураторов. Франция — тоже.

Римская империя была очень декадентской и наивной, приветствуя неассимилируемых варваров, которые каждый день пересекали Дунай. Неизбежное падение нашего общества следует в точности по траектории Римской империи, с теплым приемом этих "хороших" мигрантов, пересекающих Средиземное море при соучастии контрабандистов и левых организаций на зарплате миллиардера Джорджа Сороса.

Эта очевидная параллель никак не влияет на блеющее стадо, которое ведут пастухи-матаморы, играющие на свирели. Эти последние бросят его на произвол судьбы, как только полчища солдафонов войдут в город и изнасилуют женщин, девочек и даже бабушек!

Дамы, когда вы наберете номер Секретаря по положению женщин, у вас будет только автоответчик в конце линии с просьбой держаться на определенном расстоянии, чтобы не соблазнять этих солдат, которые взяли верх. Вот судьба, которая вас ожидает, если вы будете слушать глупости прогрессистов, которые, как крысы, прячутся в подвалах. Мы имеем таких политиков, которых мы заслужили.

На личном уровне я посещал абиссинскую баптистскую церковь в Гарлеме, когда знаменитый пастор Сэмюэл Давит Проктор служил там в 90-х годах. Его сильные проповеди были противоядием от лицемерия политической корректности и переворота ценностей, которые уже подрывали основы Америки. Пастор ничем не рисковал, поскольку у него была черная кожа, как и у большинства его прихожан. Месса длилась три часа, потому что его проповедь длилась больше часа. Ну и что! Прихожане были рады услышать, как он говорит правду.

Предупреждающий знак: в моей последней английской книге Cezanne Road, опубликованной 10 августа, главный герой — старик-ботан, влюбленный в рыцарство и галантность, который снимает шляпу и кланяется двум молодым девушкам в обтягивающих джинсах, которые косо смотрят на него, прежде чем разразиться хохотом.

Не могу поверить, что моя книга продается в книжном магазине The Ripped Bodice в Лос-Анджелесе. Он принадлежит сестрам Леа и Беа Кох, которые утверждают на своем сайте: «Ripped Bodice — единственный книжный магазин, посвященный исключительно романтике Западного побережья. Его с гордостью держат феминистка и лесбиянка. Посмотрев на их фото на сайте ниже, вы поймете, кто есть кто.

Наконец, что еще хуже, я посвятил пять лет исследованию трехтомной биографии президента Теодора Рузвельта. Я ценю его смелость в политике, особенно его храбрый поступок 1 июля 1898 года в битве у холмов Сан-Хуана. Тедди, для тех, кто был близок, действовал так же, как король Генрих V в битве при Азинкуре. Он атаковал, сидя верхом, во главе своих Rough Riders, полка оборванных волонтеров, которые не носили обычного военного мундира. 

Генштаб отправил этих негодяев на бойню. Однако несмотря на тяжелые потери в своих рядах из-за ранения испанских солдат, им удалось прорвать стратегическую линию обороны на хребте, контролировавшем доступ к порту Сантьяго-де-Куба, где стоял на якоре королевский испанский флот.

В результате голосования Городского совета Нью-Йорка, статуя Тедди Рузвельта перед Музеем естественной истории Нью-Йорка была убрана, потому что она показывала его на лошади в сопровождении пеших африканца и чернокожего американца. В глазах этих сумасшедших он символизирует колониальное порабощение и расовую дискриминацию.

Букер Талиаферро Вашингтон получил телеграмму от президента Рузвельта с приглашением в Белый дом, когда тот пробыл у власти всего месяц после убийства президента Уильяма МакКинли на ярмарке Буффало. Вашингтон был чернокожим, блестящим оратором. Он основал Институт Таскиги в Алабаме, задачей которого было обучать черных учителей на Юге. Президент пригласил его на обед 16 октября 1901 года.

Таким образом, в величайшей простоте с президентом, его женой и детьми, этот черный стал первым гостем, который разделил трапезу в Белом доме. Тедди вел переписку с Букером об образовании чернокожих.

И вот, как сегодня обращаются с теми, кто работал над национальным примирением после гражданской войны! Бедная Америка!

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы