"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Иранская ядерная угроза не отстоит на несколько лет — она уже на пороге


Посол Дор Голд, 1 октября 2021 г.

4 августа министр обороны Бени Ганц и министр иностранных дел Яир Лапид проинформировали послов стран-членов, входящих в Совет Безопасности ООН. Хотя поводом для их совместного появления стала эскалация террористических атак с использованием БПЛА против международного судоходства, наибольшее внимание международного сообщества было привлечено к заявлению министра обороны Ганца о том, что Иран нарушил все руководящие принципы, установленные СВПД (сделка с Ираном) и в результате осталось всего «около 10 недель до приобретения оружейных материалов, необходимых для ядерного оружия».

Это не было предположением еще одного обозревателя, а, скорее, самым ясным заявлением министра обороны Израиля.

В ответ на интервью, Лапид добавил несколько недель спустя, что он хотел спасти общественность от паники из-за новостей о том, что Иран уже на пороге, чтобы стать ядерным государством.

Он обосновал свой аргумент, проводя различие между государством, ставшим пороговым, и государством, которое стало пороговым только в отношении количества обогащенного урана, которое оно имело.

Не уточняя, сколько времени нужно Ирану для создания ядерной бомбы, он сказал, что это не просто вопрос месяцев. Когда его спросили, насколько Иран близок к ядерному оружию, он ответил: «Гораздо ближе, чем вы думаете».

Ситуация Израиля с Ираном ставит дипломатию перед настоящей дилеммой. С одной стороны, дипломатия всегда должна быть точной. Иранцы же специализируются на обмане. Израиль не играет и не должен играть в эти игры.

С другой стороны, Израиль должен создать международную коалицию против решимости Ирана развернуть ядерные силы и поставить под угрозу безопасность Израиля, Ближнего Востока и всего мира. Это должно мотивировать потенциальных членов этой коалиции понять безотлагательность ситуации, и почему пришло время действовать сообща.

Важно разъяснить, что именно специалисты подразумевают под Ираном, имеющим действующую ядерную программу. Здесь задействованы три элемента. Во-первых, Ирану нужны системы для доставки ядерного оружия к цели.

В 1998 году Иран впервые испытал свою ракету «Шахаб-3», созданную по северокорейской технологии.

В 2003 году ракета "Шахаб-3" поступила на вооружение вооруженных сил Ирана. Она имела дальность действия 1300 километров — расстояние, необходимое для нанесения удара по Израилю с баз, расположенных на иранской территории.

В период с 1998 по 2017 год Иран провел 21 полетное испытание с использованием «Шахаб-3».

В 2015 году иранцы впервые выпустили видеокассеты, на которых видно, что Иран создал систему подземных ракетных баз, откуда он может запускать свои ракеты из шахт. Другими словами, потребность в системе доставки для запуска ядерного оружия не будет сдерживать желание Ирана обзавестись флотом ядерного оружия. Иран уже его имеет.

Во-вторых, комментаторы любят указывать на то, что превращение оружейного урана в настоящее взрывное устройство (на иврите «квуцат ханешек») требует времени. Однако квартальные отчеты Международного агентства по атомной энергии МАГАТЭ за 2011 год, уже содержали тревожную информацию.

В майском отчете 2011 года, были представлены иранские военные исследования, которые имели место, включая «снятие высокого обычного боезаряда с боеголовки ракеты Шахаб-3 и ее замену сферическим ядерным боезарядом».

В иранских документах, находящихся в руках МАГАТЭ, признавалось, что взрыв ее боеголовки должен произойти на высоте 600 метров. Это же имело место при первом атомном взрыве в 1945 году над японским городом Хиросима.

В-третьих, хотя уран обычно находится в двух формах или изотопах - U-238 и U-235, только U-235 может подвергаться ядерному делению и высвобождать энергию атомной бомбы. В природном уране всего 0,7% U-235. Обогащение направлено на повышение этого уровня до 3,5% для гражданского реактора и до 90% для атомного оружия. В то время как сделка с Ираном ограничивала уровень разрешенного обогащения до 3,5%, к 2019 году, Тегеран обогащался уже до 4,5%, а затем — до 20%, заявив, что он готов подняться до 60%.

Поскольку обогащение урана — самый сложный шаг для государств с ядерными амбициями, огромные инвестиции Тегерана в обогащение — самый важный показатель решимости Ирана пройти весь путь к тому, чтобы стать ядерным государством.

Наконец, когда начинается процесс обогащения, уран, который вводится в центрифуги, находится в газообразной форме. Чтобы создать ядерную боеголовку, уран должен быть в форме металла.

В августе 2021 года МАГАТЭ подтвердило, что Иран производит металлический уран. Теперь оказалось, что Иран готовится сделать последний рывок к созданию атомного оружия, но это займет не годы или месяцы, а, скорее всего, гораздо меньше.

Было бы ошибкой делать вывод, что у Израиля много времени, потому что иранцы работают последовательно, завершая один компонент своей программы, прежде чем перейти к следующему.

Авторитетный Институт науки и международной безопасности ясно дал понять, что иранцы работали, исходя из предположения, что их работа над компонентами будет не последовательной и не раздельной, а должна вестись «синхронно».

В Израиле политические лидеры часто обвиняют друг друга в сложившейся ситуации. Виновата только одна сторона — иранское руководство. Сразу после того, как в 2005 году были достигнуты первые ядерные соглашения между Ираном и ЕС-3, Тегеран стал прятать доказательства своей ядерной работы на различных объектах, которые должны были быть проинспектированы. С тех пор так и повелось.

К сожалению, западные державы разрываются между собственной наивностью и желанием защитить свою торговлю с Ираном. Это привело к тому, что иранская ядерная программа продолжила расширяться.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы