"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Такое нарочно не придумаешь

Мартин Шерман

Мартин Шерман, 5 декабря 2021 г.

Вполне могут быть вещи более порочные, чем сбор средств израильским министром для самопровозглашенного смертельного врага, но ничего такого сразу не приходит на ум.


"Те, кого боги хотят уничтожить, сначала лишаются разума".

Израиль является страной парадоксов и сталкивающихся противоположностей, многие из которых делают его одной из самых очаровательных и динамичных стран на земном шаре.

Это страна, которая преодолела почти невозможные препятствия, чтобы выйти на передний план практически во всех сферах человеческой деятельности, включая медицину, сельское хозяйство, кибертехнологии, искусство и развлечения. Есть одно вызывающее беспокойство исключение: функционирование его политической структуры.

Это особенно верно в отношении парадокса, коренящегося в порочном, опасном и легкомысленном подходе Израиля к тому, что стало известно как «палестинская проблема». Не будет преувеличением сказать, что это явно противоречивая политика, одни элементы которой явно опровергают и аннулируют другие.

Так, в 2018 году Израиль принял закон, который со смущающей неуверенностью обязывал сокращать выплаты Палестинской администрации путем вычитания суммы, эквивалентной той, которую она выплачивает заключенным в тюрьму террористам и семьям тех, кто погиб при совершении террористических актов. В этом законе нашло отражение убедительное обоснование того, что израильтяне не должны участвовать в выплате компенсаций юдофобским арабам и их иждивенцам.

Как ни странно, вместо того, чтобы инициировать такую меру, израильское правительство запоздало переняло карательную инициативу, предпринятую ранее Конгрессом США, известную как Закон Тейлора Форса. Однако, несмотря на это, правительство Израиля не смогло также с опозданием повторить эту карательную инициативу, которую ранее предпринял Конгресс США.

Этот Закон предусматривает прекращение помощи ПА со стороны США до тех пор, пока ПА не прекратит выплачивать пособия заключенным террористам и семьям погибших террористов, включая семьи террористов-смертников.

Юрист Тан Розенбаум назвал эти выплаты за террор «щедрыми стимулами к совершению насилия», которые, по сути, представляют собой «систему вознаграждения ..., закрепленную в палестинском законодательстве, предусмотренную в бюджете Палестинской администрации и косвенно поддерживаемую иностранной помощью».

Отмечая, что компенсация, выплачиваемая осужденным террористам и семьям погибших, значительно превышает среднюю заработную плату на территориях, находящихся под управлением ПА, и выплачивается в соответствии с отвратительным критерием, заключающимся в том, что чем отвратительнее террор, тем выше вознаграждение, The Wall Street Journal писал о практике "платы за убийство": «Подстрекательство к убийству гражданских лиц является варварством, и это, оказывается, открывает путь к карьере для пылких и предприимчивых палестинцев».

Помощь как трансфертная плата за террор


Одобрив решение США о сокращении средств на юдофобскую ПА, The Wall Street Journal отметил, что для всех целей и задач «помощь США [превратилась] в.… трансфертную выплату террористам» и настоятельно призвал к тому, чтобы «прекращение бюрократии террора со стороны ПА стало приоритетом в повестке дня».

Однако палестино-арабская кампания убийства евреев не утихает.

В прошлом месяце член ХАМАСа открыл огонь из автоматического оружия по проходящим мимо гражданским лицам в Старом городе Иерусалима, убив одного и ранив еще несколько человек, после чего был убит вооруженной полицией. Преступник, некий Фади Абу Шкейдам, по своему социально-экономическому профилю существенно отличался от того, который был часто характерен для предыдущих террористов-«одиночек».

В первые 40 лет он был женат и имел детей; был хорошо известной и уважаемой личностью в своей общине; имел постоянную работу в качестве религиозного проповедника; был относительно состоятельным с экономической точки зрения. По сообщениям, он даже владел собственностью за рубежом и не страдал от какого-либо известного личного кризиса или травмы.

Ничто из этого не помешало ему передать семье четырехстраничное завещание, в котором говорилось, что он планировал свое террористическое нападение в течение длительного времени. В этом документе он призвал других, включая членов семьи, коллег и студентов, последовать его примеру и выразил свое удовлетворение в связи с перспективой проведения запланированной расправы: «Я пишу эти слова с большой радостью... Я заканчиваю годы тяжелой работы встречей с Богом».

Мусульманский священнослужитель средних лет призвал арабских жителей Иерусалима подготовиться к священной войне (джихаду) для защиты мечети Аль-Акса. По сообщениям, перспектива евреев на Храмовой Горе (не дай Бог!), привела его в такое бешенство, что вызвала у него кровавое неистовство убивать или калечить невинных прохожих.

Бедный парень. Можно только представить себе его тоску и муку...

Достойная цель…

Как утверждалось ранее, политика правительства в отношении палестинского вопроса, бесспорно, была неконструктивной и противоречивой, причем один элемент политики препятствовал достижению целей другого. Чтобы в полной мере понять это, представьте, что, когда закон, предписывающий вычеты из налоговых поступлений ПА, прошел, один из его двух инициаторов, член Кнессета Элазар Штерн от партии Еш Атид, объяснил причины, лежащие в основе этого закона, и цели, которые он призван достичь, следующим образом: «...Этот исторический закон значительно ослабит поощрение терроризма со стороны ПА. Наш долг — остановить экономический стимул, который ПА предлагает террористам — стимул, который побуждает других совершать террористические нападения. Таким образом, палестинская молодежь поймет, что не стоит выбирать путь терроризма. Больше не будет поощрения терроризма за наш счет».

В самом законе вышеуказанная цель четко изложена: «Цель этого закона состоит в том, чтобы добиться сокращения масштабов террористической деятельности и ликвидировать экономические стимулы для террористической деятельности путем установления правил замораживания средств, которые Палестинская администрация платит за связанную с терроризмом деятельность, из средств, которые Израиль переводит Палестинской администрации».

Все хорошо, а теперь – к делу.

Преследование диаметрально противоположных целей


Но затем, в сентябре 2021 года, после встречи министра обороны Израиля Бенни Ганца и лидера ПА Махмуда Аббаса, и полностью вопреки принятому закону, Израиль согласился одолжить ПА сумму в полмиллиарда шекелей ($150 миллионов), «чтобы предотвратить ее коллапс».

Как недавно писал Йосси Купервассер: «Этот шаг является насмешкой не только над протестами Израиля против пособий террористам ПА, но и над израильским законом, который обязывает правительство принять меры против ПА в отношении этих пособий».

Видимо, забыв, что ПA «платит за убийство», Ганц «объяснил» такое решение, заявив: «По мере того, как палестинская администрация становится сильнее, ХАМАС становится слабее, и до тех пор, пока у нее будет более высокая эффективность общего руководства, у нас будет больше безопасности, и нам придется меньше действовать». Однако Аббас недвусмысленно дал понять, что для него нет большего приоритета, чем выплата за убийство, провозгласив: «Мы никогда не перестанем платить семьям мучеников и заключенных, несмотря на все попытки помешать нам делать это…; даже если у нас останется только пенни, мы направим его на эту выплату».

Это, конечно, ставит под сомнение логику и мудрость аргумента Ганца о предоставлении ПА больше «пенни».

В итоге, до последнего времени, Израиль заморозил 1,3 миллиарда шекелей ($417.26 миллиона) налоговых поступлений с момента вступления Закона в силу. Соответственно, ссуда, предоставленная Израилем ПА, перекачала обратно почти 40% ликвидности, удержанной Израилем, чтобы наказать ПА за поощрение террора, тем самым значительно подорвав его предполагаемое воздействие.

Ясно, что это портрет правительства, безнадежно противоречащего самому себе.

Взаимозаменяемость и глупость.

Хотя Израиль представил ссуду как аванс на будущие налоговые платежи, которые должны были быть полностью выплачены, палестинцы горячо оспаривали это.

Согласно заявлению ПА, только 100 миллионов шекелей из общей суммы были авансом на будущие налоговые поступления, в то время как оставшиеся 400 миллионов были средствами, которые Израиль был должен ПА, то есть суммы, удержанные Израилем из-за выплат, связанных с террористической деятельностью, не будут возвращены Израилю.

Другими словами, ПА дала понять, что не вернет 80% средств, полученных от Израиля.

Это резко подчеркивает ранее высказанное мнение о том, что политика правительства по палестинскому вопросу является решительно неконструктивной и даже противоречивой, с одним элементом политики (предназначенным для наказания ПА за побуждение к резне), препятствующим другому ее элементу (предназначенному для защиты ПА от наказания, наложенному на нее за побуждение к резне).

Более того, даже если Израилю будут даны надежные заверения в том, что деньги, переведенные ПА, не будут использоваться для выплаты вознаграждения за убийство, политика, тем не менее, остается порочной и парадоксальной.

В конце концов, деньги являются взаимозаменяемыми, так что, даже если средства, переведенные в качестве «ссуды» от Израиля, будут использоваться только в законных гуманитарных целях, они бы все равно высвободили другие деньги, которые можно было бы направить получателям помощи как «плату за убийство», что вряд ли повысило бы безопасность Израиля и израильтян, как пытался утверждать Ганц.

Финансирование коррумпированной клептократии и тиранической теократии

К сожалению, серьезное отсутствие последовательности и рациональности, к сожалению, очевидно повсюду. Например, в начале этого месяца, министр регионального сотрудничества Израиля, Исави Фрей, из крайне левой партии Мерец отправился в Осло в качестве главы израильской делегации на проводимое раз в два года собрание Специального комитета по связям, в состав которого входят страны-доноры ПА.

Целью поездки Фрея была попытка собрать пожертвования для финансово разваливающейся ПА, для которой финансирование со стороны доноров сократилось на 85% с $1,2 миллиарда в 2008 году до $184 миллионов в этом году. Фрей призвал международное сообщество возобновить финансирование ПА.

Он сетовал: «К сожалению, взносы упали из-за «усталости доноров». Он предупредил: «Друзья мои, риски слишком велики; ставки слишком высоки. Мы находимся в чрезвычайном положении» и призвал доноров: «Пожалуйста, продолжайте и увеличивайте вашу поддержку палестинского народа».

Можно только задаться вопросом, какое порочное обоснование побуждает страну искать финансирования для ее заклятых врагов, открыто посвятивших себя ее собственному уничтожению?

Соответственно, как указывает Рути Блюм в недавней статье, утверждение Фрея о том, что это является в интересах Израиля, чтобы ПА была «сильной и устойчивой», само по себе заставляет удивленно вскинуть брови, если не вызывает хохот до слез».

Ведь ПА — это экономическая корзина, в которую в течение трех десятилетий были сброшены миллиарды международной помощи, что закончилось коррумпированной клептократией на так называемом «Западном берегу» и тиранической теократией в Газе, которые полностью зависят от щедрости своего предполагаемого «угнетателя».

Конечно, могут вполне быть вещи более порочные, чем просьба израильского министра дать денег для самопровозглашенного смертельного врага, но никакая из них не приходит на ум.

Формирование неверных представлений

Запутанный, вступающий в коллизию и противоречивый характер израильской политики по «палестинскому вопросу» во многом является результатом двух фатально ошибочных посылок, лежащих в основе сути, на которой она сформирована, и поддерживают контекст, в котором она сформулирована.

Первая — это то, что Израиль должен относиться к палестинским арабам как к потенциальным мирным партнерам.

Вторая — это то, что палестинская общественность стала каким-то образом жертвой своего руководства, которое кровно заинтересовано в сохранении неразрешенности конфликта с Израилем. Так что, предоставление большего голоса народу, а не его лидерам, приведет каким-то образом к большему сближению.

Оба эти ложные представления вводят в заблуждение.

Что касается первого, то палестинские арабы, как коллектив, являются не перспективным мирным партнером, а, как они сами открыто заявляют, — непримиримым врагом, которого никогда не насытит никакая демонстрация доброй воли Израиля. Уступки и умиротворение, какими бы далеко идущими они ни были, никогда не удовлетворят аппетиты палестинцев, а напротив, они только разжигают их.

Неспособность это признать приводит лишь к политике последовательных и все более далеко идущих, но безответных примирительных жестов в тщетном стремлении к какой-то неуловимой уступке, которая, если только будет сделана, приведет к прочному урегулированию неразрешимого иудео-арабского конфликта из-за Святой Земли.

Горнило, а не жертва

Что касается последнего, палестинская общественность является не жертвой своего руководства, а тем горнилом, в котором это руководство было сформировано и из которого оно вышло.

Палестинское руководство является отражением палестинского общества, а не навязано ему. Опросы общественного мнения ясно показывают, что палестинская общественность решительно идентифицирует себя с исполнителями жестоких и смертоносных террористических актов против израильтян и почти всегда поддерживает практику «платы за убийство».

Так, Адам Расгон, пишущий сегодня в The New York Times, отметил: «Опросы показали, что подавляющее большинство палестинцев выступает против того, чтобы ПА приостанавливала выплаты заключенным по соображениям безопасности, в том числе, террористам, убившим израильских мирных жителей и их семьи».

Цитируя «высокопоставленного палестинского чиновника», он написал: «Эти выплаты — один из самых острых вопросов в палестинском обществе... Если бы ПА от них избавилась, это стало бы политическим самоубийством», и процитировал опрос, проведенный ведущим палестинским институтом, согласно которому «91% палестинцев были против их прекращения».

Подчеркивая это широко распространенное общественное мнение, один израильский новостной канал отметил: «Эти заключенные часто рассматриваются многими палестинцами как герои и мученики». Так что, смещение и замена нынешнего руководства вряд ли улучшит положение, поскольку наиболее вероятные альтернативные кандидаты для прихода к власти, почти наверняка более радикальны, чем нынешние действующие руководители.

Правильное осмысление конфликта

Для того, чтобы Израиль мог сформулировать убедительную и последовательную политику в отношении палестинского вопроса, он должен сначала правильно осмыслить конфликт.

Неспособность это сделать неизбежно приведет к ошибочной политике, что, в свою очередь, неизбежно приведет к провалу, как это было с политикой Израиля по палестинскому вопросу на протяжении десятилетий.

Это напоминает мудрые слова выдающегося социального психолога Курта Левина, который заметил: «Нет ничего более практичного, чем хорошая теория».

В конце концов, действие без понимания немного похоже на размахивание молотком, не зная, где находятся гвозди, и столь же опасно и вредно. Таким образом, хорошая теория создает понимание причин и следствий, а, следовательно, способствует эффективной политике, позволяя предпринимаемым мерам достигать намеченных целей. Формулирование такой «хорошей теории» влечет за собой отказ от ранее упомянутых заблуждений, которые лежат в основе и подрывают практически все концептуальные подходы к израильско-палестинскому конфликту, а именно, что палестинцы являются потенциальным партнером по мирному процессу и невольными жертвами своих лидеров.

Это неизбежно приведет к суровому выводу о том, что этот конфликт следует представить как происходящий между двумя непримиримыми коллективами с взаимоисключающими основополагающими повествованиями — еврейским коллективом и арабским, и для которого сегодня палестинско-арабский коллектив является его движущей силой.

Неохотно принимаются или очень боятся


Они непримиримы, потому что raison d’etre одного — это сохранение еврейского политического суверенитета на Святой Земле, а raison d’etre другого — аннулирование еврейского политического суверенитета на Святой Земле. Следовательно, для того, чтобы кто-то из них победил, нужно убедить другого отказаться от своего стремления.

При наличии противоположных и взаимоисключающих основных целей, лишь одна сторона может выйти победителем, а другая будет побежденной.

Соответственно, поскольку исход столкновения коллективов будет определяться коллективной победой или поражением, он не может быть персонализирован. Судьба отдельных членов одного коллектива не может быть решающим фактором политики конкурирующего коллектива, и уж точно не может быть фактором, влияющим на вероятность коллективной победы или поражения.

Таким образом, императив выживания Израиля должен диктовать, что тот должен отказаться от стремления к международной дружбе с арабами, что в обозримом будущем останется несбыточной мечтой.

Он должен примириться со строгим, но трезвым выводом: самое большее, на что он может реально надеяться, — это быть неохотно принятым, самое меньшее, чего он должен достичь, это того, чтобы его сильно боялись. Любые более благоприятные политические цели — это рецепт катастрофы.

Мартин Шерман — основатель и директор Израильского института стратегических исследований.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы