"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Сложная история евреев в Америке

(Написано Майклом Финчем, президентом Центра свободы
 Дэвида Горовица)

Еврейское историческое повествование в Америке по большей части было написано и сформировано большой волной еврейских иммигрантов, прибывших в нашу страну на рубеже 20-го века. То, что эта волна оказала огромное влияние на американскую жизнь и культуру, бесспорно. Но это далеко не вся история евреев в Америке.

Институт Гейтстона, 9 января 2022 г.

Евреи прибыли вслед за первыми американскими поселенцами, поселившись в основном в Чарльстоне, Южная Каролина, который был религиозно терпимым городом, приветствовавшим различных протестантов, католиков и евреев.

Это кажется сегодня достаточно распространенным явлением, но его точно не было в 1600-х годах, особенно в колонии Массачусетского залива, где не приветствовались даже многие протестанты, не говоря уже о католиках и евреях.

Евреи, поселившиеся на юге, были в основном сефардами, корни которых — в Испании и Средиземноморье. Они ассимилировались и стали частью южного общества; некоторые -- стали землевладельцами или достаточно богатыми, чтобы даже владеть рабами.

Мы можем обвинить этих евреев в этом грехе, как мы можем обвинить всех и каждого, кто также владел рабами, но в то время это было частью американского общества. Из этой культуры вышел исключительный человек: Иуда Бенджамин. Его семья состояла из англичан и проживала в Вест-Индии. Они иммигрировали в Южную Каролину, когда тот был еще ребенком.

Он был блестящим учеником и принят в Йельский университет в возрасте 14 лет, хотя и не окончил его. Он рано покинул Йель и поселился в Новом Орлеане, где оставил свой след как человек.

Будучи юристом-самоучкой, он достиг больших высот и стал очень богатым. Он основал Центральную железную дорогу Иллинойса, работал в законодательном собрании Луизианы и, в конце концов, был назначен в Сенат США, представляя Луизиану.

Во время Гражданской войны Бенджамин поддерживал Конфедерацию. Он служил в кабинете Джефферсона Дэвиса, сначала в качестве генерального прокурора, затем — в качестве военного министра, а затем -- в качестве государственного секретаря.

После убийства Авраама Линкольна многие на Севере обвиняли Бенджамина в причастности к заговору. Все же, он был «мозгом Конфедерации» и подвергся клеветническим нападкам Севера. Здесь антисемитизм действительно поднял свою уродливую голову. По слухам, Бенджамин позже бежал в Лондон, где начал все заново, став очень успешным адвокатом и писателем до своей смерти в 1880-х годах.

Несмотря на эту впечатляющую личную историю, многие историки на протяжении многих лет поносили Иуду Вениамина. Почему? Отчасти потому, что он был рабовладельцем, но главным образом потому, что он был конфедератом. Писатель Дайан Коул, рецензировавшая новую книгу Джеймса Трауба о Бенджамине для Wall Street Journal, не является исключением, но она находит уникальную причину дискредитировать этого американского государственного деятеля.

Коул считает Бенджамина недостойным восхищения, потому что, будучи евреем, он владел рабами. Она утверждает, что защита рабства для любого еврея является признаком лицемерия, поскольку сами евреи избежали рабства, будучи выведенными Моисеем из Египта.

Кроме того, утверждает она, обладание рабами не «вяжется» с ее пониманием еврейской традиции. Коул, однако, не упоминает, что обладание рабами также не «вяжется» с чьим-либо пониманием христианской традиции.

Критика Коул свидетельствует об общем непонимании еврейской истории и представляет собой грубую клевету на Бенджамина или любого другого еврея-южанина.

Можно, конечно, осуждать кого-то за владение рабами, но выделять евреев, игнорируя неевреев, столетия владевших рабами, — это, к сожалению, антисемитизм.

В древнем мире рабами владели практически все: римляне, греки, персы и, да, евреи. Рабство было таким же обыденным явлением в древнем мире, как сегодня просыпаться и идти на работу.

У Джорджа Вашингтона и Томаса Джефферсона были рабы, но, тем не менее, в других отношениях они были великими людьми. Нам это может не нравиться, мы можем находить это отвратительным с моральной точки зрения, но это факт, который был частью этих обществ и продолжался тысячи лет, вплоть до современной эпохи. Моисей вывел евреев из рабства; он не вывел каждого раба в мир свободы.

То, что Моисей и еврейская традиция должны были, в конце концов, стать примером для всех людей во все времена, совершенно верно. 

Однако Исход, когда он произошел, был не об этом. Тора не называет рабство злом. На самом деле, она учит, как обращаться с человеком, находящимся в рабстве: если вы выбили зуб рабу, тот должен выйти на свободу, чтобы компенсировать потерю зуба. Если у вас есть только один плащ, вы должны отдать его своему рабу. Она представляет собой более гуманный образец рабства, чем многие другие древние общества, но вряд ли ее можно назвать аболиционистским трактатом.

Это не для того, чтобы кого-то осудить, и уж точно не эти древние еврейские тексты, написанные тысячи лет назад. Тора посеяла семена еврейской традиции, которые, в конечном итоге, породили воззвание ко всем людям быть свободными.

Между тем евреи, как и все люди на земле, жили в свое историческое время и культуре, в которой рабство было повсеместным. Евреи жили на Юге так же, как в то время на Юге жили другие американцы, «бородавки и все такое».

Оставив в стороне их владение рабами, сам факт того, что евреи интегрировались в американское общество на том уровне, на котором они это сделали, является свидетельством американской традиции, даже если часть этой традиции запятнана.

Представим для сравнения жизнь евреев в Российской империи в середине 1800-х годов, где они сталкивались с постоянной угрозой погромов и смерти от радикальных казачьих полчищ.

Способность таких евреев, как Бенджамин, воплощать американскую мечту и добиваться известности на американском Юге, была поразительным достижением.

Для рецензента Дайаны Коул, ассимиляция Бенджамина в южное общество, а в особенности — его лидерство в Конфедерации, является также непростительным грехом. Она критикует Бенджамина за его «жуткую политическую лояльность», но снова не рассматривает его действия на фоне их исторического контекста.

Рассмотрим вопрос, который касается не только Бенджамина, но и любого чиновника, военного офицера или, прямо говоря, всякого, кто служил в Конфедерации: почему мы вообще сражаемся на войнах? Одной из причин, по крайней мере, в то время, было то, что мы сражались, чтобы защитить наши дома, наши семьи и близких, нашу землю и нашу общину.

До Гражданской войны, лояльность американца к своему родному штату была зачастую на первом месте и заменяла лояльность к Соединенным Штатам как стране. Нам это может не нравиться, может показаться даже смешным или выглядеть даже предательством, но мы живем не в середине 1800-х годов.

Генерал Роберт Э. Ли, к большому осмеянию многих сегодняшних консерваторов и либералов, отказал президенту Линкольну, когда тот предложил ему командовать армией Союза. Как Ли мог думать о том, чтобы возглавить армию в походе на его дом, его семью и его родной штат? Неужели это так сложно понять?!

Еще одной клеветой, возведенной на Бенджамина, — это утверждение, что он пытался скрыть свое еврейство. Критики отмечают, что он женился на христианке из Нового Орлеана и не был слишком религиозен; многие критиковали его за то, что он не соблюдал субботу и, очевидно, ел свинину.

Хотя Бенджамин, возможно, и не был откровенно религиозен, обвинение в том, что он пытался скрыть свое еврейское происхождение, представляется необоснованным.

Есть (и было) много евреев, которые не посещают синагогу и едят свинину и моллюсков, но, тем не менее, считают себя евреями точно так же, как есть много христиан, которые не посещают церковные службы, но, тем не менее, считают себя христианами.

Бенджамин не менял свое имя на Джон Смит и никогда не пытался отрицать свое происхождение. Бенджамин был не первым сенатором США, имевшим еврейское происхождение и работавшим в Сенате. Дэвид Леви Юли из Флориды был евреем, но обратился в христианство. Иуда Бенджамин не принимал христианство.

Сегодня в восприятии Юга в общественном воображении видное место занимают Джим Кроу, ККК, сожжение крестов и ненависть к евреям. Конечно, на протяжении многих десятилетий, такое восприятие основывалось на реальности, по крайней мере, для некоторых сегментов Юга. Однако такое представление родилось в конце 19 — начале 20 века.

Юг также может претендовать на традицию религиозной терпимости, существовавшей еще до Гражданской войны, которая позволила процветать такому человеку, как Иуда Бенджамин. Члены «Потерянного дела» на Юге не столько отворачивались от Иуды Бенджамина, сколько просто игнорировали его.

До Гражданской войны, Юг был совсем другим, и история, как известно любому, кто ее изучает, — вещь сложная. Антисемитизм всегда существовал и, безусловно, существует в Америке на протяжении всей ее истории. Можно также утверждать, что до Гражданской войны антисемитизм был больше выражен на Севере, чем на Юге.

Дайана Коул в своем обзоре понимает это правильно, по крайней мере отчасти, когда она цитирует печально известный Общий приказ генерала Улисса С. Гранта № 11, изданный в 1862 году, об изгнании всех евреев из его военного округа. Этот приказ был издан после того, как возникла проблема поставок, и Грант обвинил в этом еврейских торговцев.

Несмотря на всю нетерпимость, существовавшую в то время, Бенджамин не единожды, а дважды был номинирован в Верховный суд США президентами Филлмором и Пирсом в 1850-х годах. Это произошло более чем за 60 лет до того, как Луис Брандейс был приведен к присяге в качестве первого еврейского судьи Верховного суда в 1916 году.

Бенджамин отказался от этих назначений, чтобы сохранить свое место в Сенате США, но это уровень уважения, которое он заслужил в то время не только на юге, но и по всей стране.

Пирс и Филлмор были оба северянами. Успех Бенджамина — свидетельство Америки и наших идеалов. То, что еврей мог подняться до этих высот власти в то время, заслуживает восхищения и празднования. Не так много примеров из той эпохи, когда евреи могли подняться к таким вершинам власти. По поговорке "Только в Америке".

История Бенджамина — это типично американская история, которой должны гордиться все американцы, а особенно — американские евреи.


Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы