"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Большая ложь Amnesty International об Израиле

Алекс Сафьян, 1 февраля 2022г.

Amnesty International имеет долгую историю злонамеренных ложных обвинений против Израиля (например, здесь, здесь, здесь и здесь), а ее лидеру Агнессе Кальмар пришлось извиняться после публикации ее странных антиизраильских твитов. 

Так что вполне в порядке вещей, что в ее последнем отчете (который не будет опубликован до 1 февраля) утверждается, что Израиль является страной апартеида и нелегитимным государством, а самая первая строка является вопиющей и злонамеренной ложью.

Отчет содержит высказывание Биньямина Нетаньяху, искаженную так, что оно кажется поддерживающим такие обвинения: «Израиль — это государство не всех его граждан…, а скорее, национальное государство еврейского народа и только его».

«Сообщение, размещенное в Интернете в марте 2019 года, тогдашним премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху», — говорится в сообщении. Amnesty International, повторяет это высказывание на странице 51 со ссылкой на пост Нетаньяху в Instagram.

Почему цитата Amnesty является ложью? Да потому, что на самом деле, тогдашний премьер сказал о проблеме национального государства, отвечая на пост израильской актрисы и модели Ротем Села:

«Уважаемая Ротем, важная поправка: Израиль — не государство всех его граждан, а согласно Закону о национальном государстве, который мы приняли, Израиль является национальным государством еврейского народа и только его. Как вы написали, с арабскими гражданами Израиля нет проблем — у них такие же права, как у всех нас, и правительство «Ликуда» инвестировало в арабский сектор больше, чем любое другое правительство» (курсив добавлен).

То есть, чтобы обвинить Израиль в апартеиде, Amnesty International опускает следующую строчку поста Нетаньяху, в которой он ясно подчеркивает, что Израиль — не государство апартеида, и что арабские граждане Израиля могут иметь и имеют равные права. Как профессиональные пропагандисты, каковыми они являются, они просто опустили то, что было неудобно.

Если в первой строке своего отчета Amnesty International не может правильно и в контексте процитировать даже короткое высказывание, то как кто-то может ей доверять в более сложных вопросах, касающихся важных моментов в фактах или законах?

Краткий ответ состоит в том, что в отношении Израиля Amnesty International нельзя доверять ни в больших, ни в малых вопросах.

Весь отчет Amnesty состоит в том, чтобы выдумать новые ложные обвинения, перелопачивая огромное количество старой, развенчанной пропаганды.

Прежде чем углубляться в детали отчета, важно взглянуть на его контекст, т.е., не только на то, что он включает, но и на то, что он опускает.

Поразительно то, что нигде не упоминается террористическая группировка «Палестинский исламский джихад», а если поискать слова «террор», «бомбардировка», «самоубийство» или «нанесение ножевых ранений», то окажется, что во всем 211-страничном отчете нет ни единого упоминания о каком-то конкретном террористическом нападении палестинцев на израильтян, а только одноразовое предложение, целью которого является критика усилий Израиля по защите своего гражданского населения от террористических атак.

Например, Amnesty не упоминает об ужасном взрыве на Пасху 27 мая 2002 года, когда палестинским террористом-смертником 30 человек были убиты и 140 ранены. Также е упомянут взрыв смертника в пиццерии «Сбарро» в Иерусалиме 9 августа 2001 г., в результате которого погибли 15 человек, в том числе семеро детей. Также опущено нападение 1 декабря 2001 года на пешеходной улице Бен-Иегуда в Иерусалиме, в результате которого 11 человек были убиты и 180 ранены. Также опущено нападение на пассажирский автобус на следующий день в Хайфе, в результате которого 15 человек погибли и 40 были ранены (неполный список таких взрывов см. в «Suicide and Other Bombing Attacks in Israel Since the Declaration of Principles (Sept 1993)»              [Самоубийства и другие взрывы бомб в Израиле после принятия Декларации принципов (сентябрь 1993 г.)]. https://mfa.gov.il/MFA/ForeignPolicy/Terrorism/Palestinian/Pages/Suicide

Эти и многие другие подобные нападения стали причиной строительства защитного забора и принятия других мер безопасности, которые Amnesty по какой-то причине даже не упоминает, хотя использует, чтобы оклеветать Израиль как государство апартеида. Просто удивительно, что организация, якобы занимающаяся «правами человека», так усердно работает над дегуманизацией жертв палестинского террора, по сути, хороня их во второй раз.

Теперь, при переходе к специфике многочисленных обвинений Amnesty должно быть понятно, что можно осветить лишь некоторые из основных моментов, и что, если здесь не опровергнуто конкретное обвинение, это не значит, что оно истинно и не может быть опровергнуто, и в действительности, гораздо больше подробностей, опровергающих обвинение Израиля в апартеиде, можно найти в разделе «Разрушение «израильского апартеида»» и на сайте «Неделя апартеида».

Наконец, Amnesty International должна принести извинения за все многочисленные ошибки и ложные обвинения в своем отчете и в каждом случае исправить записи.

Теперь подробности:

В разделе «Лишение земли и имущества» Amnesty утверждает:

«В 1948 году евреи, как частные лица, так и учреждения, владели около 6,5% территории подмандатной Палестины, в то время как палестинцам принадлежало около 90% частной земли. В течение немного более 70 лет ситуация изменилась на противоположную» (стр. 14).

Во-первых, давайте отметим риторический прием Amnesty International, которая ссылается на «подмандатную Палестину». Видимо, это предназначено для того, чтобы заставить непосвященных поверить в то, что существовало государство Палестина, а не обычное и правильное историческое название, которым было «Подмандатная Палестина», «Палестинский мандат» или «Британский мандат в Палестине».

И в качестве еще одного трюка, на этот раз арифметического, Amnesty указывает, что палестинская собственность на землю — это процент частной земли в Палестинском мандате, а еврейская собственность — это процент земли в Палестинском мандате. Это, очевидно, увеличивает палестинскую собственность в ущерб евреям.

Опять же, профессиональные пропагандисты Amnesty не жалеют усилий, чтобы склонить против евреев.

Вопреки представлению Amnesty International, примерно половина территории, ставшей Израилем в 1948 году, была пустыня Негев в подмандатной Палестине, а до этого — под властью турок-османов, а сегодня в большинстве стран, включая Соединенные Штаты, территории пустынь принадлежат правительству. Например, в Неваде только правительству США принадлежит 84,9% земли, не считая дополнительной земли, принадлежащей правительству штата и местным органам власти. Даже в Калифорнии федеральные земли составляют 45,8%.

Как и в Неваде, согласно Земельному кодексу Османской империи, пустынные территории относились к категории Меват мертвая земля») и являлись собственностью султана. Османский земельный кодекс был поддержан британцами, когда они установили британский мандат в Палестине в 1922 году, при этом роль султана перешла к британскому правительству в лице Верховного комиссара.

А что же земля за пределами пустыни? Имели ли арабы то, чего не имели там евреи? Опять же, нет, поскольку большую часть этой территории занимали сельскохозяйственные земли, а, согласно Османскому земельному кодексу, они почти полностью были землей Мири, или землей эмира (правителя).

Фермеры, которые обрабатывали эту землю, не владели ею, они просто получали право пользования (пользовладение) землей от государства в обмен на уплату налогов с того, что они на ней производили. Пока они продуктивно использовали эту землю и платили налоги, никто другой не мог ею пользоваться.

Таким образом, это касается пустыни и большей части сельскохозяйственных угодий, а что с остальной?

Записи о землепользовании от властей британского мандата показывают, что арабам принадлежало не более 14% оставшейся земли (и, вероятно, немного меньше, поскольку эта цифра по-прежнему включает некоторые земли Мири, используемые арабскими фермерами), в то время как евреи имели в частной собственности.8,6% (не считая земли Мири).

Так что большая часть земли, которую, по обвинениям Amnesty, Израиль "отобрал" у палестинцев, никогда не была частной "палестинской" землей и не могла быть отнята ни у кого, потому что это была государственная земля (подробнее см. здесь, здесь и здесь.).

Что касается заявления Amnesty о том, что ситуация с землевладением «перевернулась», то сегодня израильские арабы владеют непропорционально большими 50% частной земли в Израиле несмотря на то, что составляют всего 20% населения.

Amnesty International заявляет о дальнейшей земельной дискриминации в Израиле:

«Параллельно с прямой экспроприацией земли израильским правительством, вся еврейская собственность до 1948 года в аннексированном Восточном Иерусалиме, принадлежавшая Иорданскому хранителю вражеской собственности, была передана израильскому Генеральному хранителю в соответствии с поправкой к Закону о правовых и административных вопросах 1970 года.

Закон разрешал первоначальному владельцу-еврею или его законным наследникам просить Генерального хранителя вернуть им такое имущество. Это применяется только к еврейским владельцам собственности, а не к палестинцам, чья собственность в Западном Иерусалиме была конфискована после 1948 года, что представляет собой явно дискриминационную компенсационную схему» (стр. 14).

Вопреки обвинениям Amnesty в отношении бесхозного имущества, нет ничего необычного в его переходе в государственную собственность. Израиль унаследовал соответствующие законы и должность Хранителя бесхозного имущества от британского мандата, как и Иордания, которая свою версию назвала Хранителем вражеского имущества.

Поскольку отсутствующие палестинские владельцы проживали в основном во враждебных государствах, они не могли, к примеру, платить налог на недвижимость (арабские государства, конечно, не разрешили бы им отправлять какие-либо деньги в Израиль). Поэтому они могли бы лишиться имущества за неуплату налогов. Вместо того, чтобы просто конфисковать собственность по этой причине, Израиль защищал интересы палестинского владельца, передав собственность израильскому Хранителю, который, в случае ее продажи, сохранял стоимость собственности по доверенности от зарегистрированного владельца (с поправками на инфляцию и процент).

В противоположность тому, что утверждает Amnesty, арабы, потерявшие собственность в Израиле, имеют право подать заявление на компенсацию от израильского Хранителя.

На палестинцев оказывали давление, чтобы они не предъявляли претензий, чтобы это не узаконило существование и суверенитет Израиля.

Тем не менее, за прошедшие годы было подано не менее 14 692 исков, которые были удовлетворены в отношении более 200 000 дунамов (около 50 000 акров) земли, было выплачено более 10 000 000 шекелей ($3,2 миллиона) в качестве компенсации и было представлено более 54 000 дунамов (около 12,4 акра) замены земли в Израиле в качестве компенсации.

Израиль следует этой щедрой политике, несмотря на тот факт, что ни один пенни компенсации не был выплачен никому из более чем 500 000 еврейских беженцев из арабских стран, которых арабские правительства вынудили покинуть свои дома, бизнесы и сбережения.

Наконец, интересно отметить, что после 1948 года Иорданский Хранитель вражеской собственности выделил принадлежащую евреям землю под строительство лагерей палестинских беженцев недалеко от Дейше, а также в Анате и Каландии («Арабская застройка в Иерусалиме: 1967–1997», Исраэль Кимхи, стр. 48-49, а также из просочившихся палестинских документов: «Проект меморандума NSU о правах евреев по OPT, приобретенных до 1967 г.»).

И вновь вопреки Amnesty, никакая из этих принадлежащих евреям земель, захваченных иорданским Хранителем и использованных под строительство лагерей беженцев, не может быть возвращена первоначальным еврейским владельцам.

Подводя итог, можно сказать, что еврейская собственность в Иерусалиме, захваченная и удерживаемая иорданским Хранителем после 1948 года, может быть возвращена первоначальным владельцам-евреям, а собственность, принадлежащая арабским жителям Иерусалима и находящаяся в ведении израильского Хранителя, может быть возвращена первоначальным арабским владельцам. Если земля была передана Хранителем новым владельцам, стоимость земли удерживается Хранителем по доверенности для первоначальных владельцев, и первоначальные палестинские владельцы могут подать заявление на получение этой компенсации. Если земля использовалась для ведения сельского хозяйства, вместо нее может быть предоставлена ​​эквивалентная земля, как указано выше.

Палестинцы Западного берега не имеют права подавать в Израиле документы на имущество, которое они потеряли после 1948 года, но и израильские евреи не имеют права подавать документы на имущество, которое они потеряли на Западном берегу (за исключением восточного Иерусалима) после 1948 года. Такова была позиция израильского правительства, которая была подтверждена Верховным судом Израиля в так называемом решении Валеро. Урегулирование таких претензий дожидается окончательного мирного соглашения.

Другими словами, Amnesty International снова ошибается в фактах и ​​деталях, лежащих в основе очень серьезных обвинений, которые она так стремится выдвинуть против Израиля.

Amnesty также выдвигает обвинения относительно доступа израильских арабов к государственной земле в Израиле:

«Государственные земли в Израиле в основном используются для развития еврейских городов и населенных пунктов.

Фактически запрещено сдавать в аренду палестинским гражданам Израиля землю на 80% государственной земли. Еврейские национальные органы, как правило, не сдают землю в аренду неевреям и не принимают их в жилищные проекты и/или общины, разработанные специально для новых еврейских иммигрантов, которые они создают на государственных землях. Около 13% государственной земли в Израиле, или более 2,5 миллионов дунамов, находится в собственности и управлении исключительно через Еврейский национальный фонд (ЕНФ) для исключительного использования евреями» (стр. 15).

Amnesty International здесь совершенно запуталась: израильские арабы не могут получить доступ к 80% земель или 13%? Или 13% входят в 80% (если да, то зачем упоминать отдельно)?

На самом деле ни одна из цифр Amnesty неверна. Amnesty также запуталась в том, что ЕНФ не управляет своими землями с момента принятия в 1960 году Основного закона о землях Израиля, который создал Управление земельных ресурсов Израиля (АМП), а также тем, что земля, принадлежащая ЕНФ, и земля, принадлежащая правительству, определяются как "Израильские земли" и управляются АМП. Был установлен принцип, что такая земля будет сдаваться в аренду ILA, а не продаваться. ЕНФ сохранил за собой право собственности, но не административную ответственность.

Как Amnesty International может делать подробные и крайние выводы об израильской политике, если она не может даже правильно понять основы этой политики?

И, вопреки Amnesty, израильские арабы и другие нееврейские граждане Израиля абсолютно могут и действительно берут землю в аренду у ILA. Приведем лишь один пример: город, ныне известный как Ноф-ха-Галиль (бывший Верхний Назарет), был полностью построен на государственной земле в 1957 году, и по состоянию на 2020 год, в нем проживает более 30 процентов арабов (в поле «Поиск населенного пункта» введите «Ноф-ха-Галиль»). Как это может быть, если государственная земля принадлежит только евреям?

Ответ — не может, и Amnesty снова ошибается.

Теперь обратимся к так называемому палестинскому «праву на возвращение».

По данным Amnesty, в разделе «В гражданстве и праве на возвращение отказано»:

«Как указывалось выше, Израиль продолжает отказывать палестинским беженцам, перемещенным в ходе конфликтов 1947-49 и 1967 годов, и их потомкам в праве на получение израильского гражданства или вида на жительство в Израиле или на ОПТ. Тем самым он лишает их права вернуться в свои прежние места жительства и собственности — права, широко признанного международным правом в области прав человека. Право на возвращение в свою страну гарантируется международным правом в области прав человека. Право на возвращение распространяется не только на тех, кто был непосредственно выслан, и их ближайших родственников, но и на тех их потомков, которые сохранили «тесные и прочные связи» с территорией» (стр. 72).

Итак, Amnesty International утверждает, что палестинские беженцы и все их потомки имеют «право вернуться» в Израиль, и что отказ Израиля принять их является грубым нарушением международного права в области прав человека, что способствует его репутации как государства апартеида.

Заявление Amnesty International — полная ерунда.

Основным источником, на который она ссылается, является Резолюция 194 Генеральной Ассамблеи ООН, в которой ничего подобного не говорится, и в любом случае, резолюция Генеральной Ассамблеи не имеет обязательной силы.

Ключевой момент, проигнорированный Amnesty International, заключается в том, что центральное положение резолюции призывало к созданию Согласительной комиссии и «установлению контакта между самими сторонами и Комиссией в кратчайшие возможные сроки… для достижения согласия путем переговоров [и, таким образом, достижения] окончательного урегулирования всех вопросов между ними» (абзацы четвертый и пятый).

Эта комиссия была должным образом сформирована и собралась в Лозанне, Швейцария, где арабы отказались даже встречаться с израильтянами, не говоря уже о мирных переговорах, и эта позиция сохранялась на протяжении многих лет и при многочисленных дорогостоящих войнах. Единственным положением Резолюции 194, которое когда-либо признавала арабская сторона, был пункт 11, который предлагал (он не мог «требовать», поскольку это была резолюция Генеральной Ассамблеи, а не Совета Безопасности), чтобы «беженцам, желающим вернуться в свои дома и жить в мире со своими соседями, было разрешено сделать это в кратчайшие практически возможные сроки… Репатриация, расселение и экономическая и социальная реабилитация беженцев, а также выплата им компенсации [должны быть облегчены]» (курсив добавлен).

Даже если бы это была Резолюция Совета Безопасности, поскольку она всего лишь рекомендует разрешить беженцам вернуться, ее вряд ли можно было бы охарактеризовать как установление «права».

Более того, требование о том, чтобы репатрианты сначала соглашались жить «в мире со своими соседями», означало, что репатриантам-палестинцам пришлось бы признать право Израиля на существование, на что, похоже, очень немногие из них, даже сегодня, действительно готовы пойти. Далее, в ней даже намека не было на какое-либо "право на возвращение" потомков беженцев.

Все арабские государства проголосовали против резолюции 194 именно потому, что она не устанавливала «право на возвращение» и косвенно признавала Израиль. Со стороны тех же арабских государств (и представителей Палестины), в лучшем случае, неискренне видеть сегодня в Резолюции 194 право на возвращение, которого, как они ранее утверждали, не существовало.

Кроме того, даже если бы Резолюция 194 имела обязательную юридическую силу в 1948 году, она утратила ее в соответствии с фундаментальным правовым принципом эстоппеля, в соответствии с которым стороне, существенно нарушившей договор или соглашение, запрещается просить другие стороны выполнять свои обязательства по тому же договору.

Арабская сторона, отвергнувшая и нарушившая Резолюцию 194 со дня ее принятия, теперь не может прийти в Израиль и сказать: «Выполните пункт 11». Ссылка Amnesty International на Всеобщую декларацию прав человека как на поддержку права палестинцев на возвращение также является ложной, поскольку рассматриваемый пункт фактически устанавливает право человека покинуть свою страну, а не коллективное право на возвращение в страну, и поскольку Всеобщая декларация прав человека не является обязывающим международным правом, как признает даже Amnesty в другом месте: «Хотя это не имеет обязательной юридической силы, защита прав и свобод, изложенных в Декларации, была включена во многие национальные конституции и внутренние правовые рамки». Более подробную информацию с дополнительными ссылками см. здесь и здесь.

В своем разделе «Неравная и отдельная структура гражданства в Израиле» Amnesty International утверждает, что израильский Закон о возвращении дискриминирует израильских арабов: «Требования для получения гражданства Израиля изложены в Законе о гражданстве 1952 года, который распространяется на евреев и неевреев. Статья 2(а) закона автоматически предоставляет права гражданства каждому еврейскому иммигранту в соответствии с Законом о возвращении 1950 года. Как указано выше (см. раздел 5.1 «Намерение угнетать палестинский народ и доминировать над ним»),

Закон о возвращении фактически является законом о гражданстве, который предоставляет каждому еврею, независимо от того, где он проживает, особое право поселиться в Израиле с полными юридическими и политическими правами. Поправка к закону, внесенная в 1970 г., определяла еврея как «лицо, родившееся от матери-еврейки или обратившееся в иудаизм и не принадлежащее к другой религии». В противоположность этому, палестинским гражданам Израиля предоставляются права гражданства на основании проживания в Израиле…. Эта неравная и отдельная структура гражданства привела к резкой дискриминации палестинских граждан несколькими способами» (стр. 64).

Закон Израиля о возвращении позволяет людям с некоторыми еврейскими корнями эмигрировать в Израиль и получать ускоренное гражданство, и, вопреки зловещему представлению Amnesty, не является ни расистским, ни специфически израильским. Подобные законы действуют во многих демократиях, особенно с большими диаспорами, таких как Мексика, Ирландия, Финляндия, Греция, Польша, Германия, Италия, Дания и пр.

Кроме того, такие законы прямо разрешены, например, Международной Конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 г.). Согласно статье 1(3) этой конвенции, государствам разрешается отдавать предпочтение определенным группам граждан при условии отсутствия дискриминации в отношении какой-либо конкретной группы. Более того, статья 1(4) предусматривает «позитивные действия». То есть государство может использовать преференцию при предоставлении гражданства, чтобы устранить последствия предшествующей дискриминации. В случае с Израилем, такие предшествующие эпизоды дискриминации очевидны: например, британское решение 1939 года запретить еврейскую иммиграцию в Подмандатную Палестину, тем самым обрекая миллионы евреев на смерть в крематориях Европы. В чрезвычайно малой степени Закон о возвращении помог смягчить эту несправедливость.

Как указано выше, в других демократиях действуют аналогичные законы. Например, в Ирландии соответствующий министр может при различных условиях отказаться от обычных требований к гражданству. К ним относятся случаи, когда человек имеет ирландское происхождение или состоит в ирландских ассоциациях, или является родителем или опекуном, подающим заявление от имени несовершеннолетнего ребенка ирландского происхождения или ирландских ассоциаций.

Полный текст закона ясно показывает, насколько широко толкуется понятие происхождения или ассоциаций:

«В раздел 16 Основного закона внесена поправка, включающая следующий подраздел: (2) Для целей настоящего раздела, лицо принадлежит к Ирландским ассоциациям, если (а) он или она связаны кровным родством, родством или усыновлением с лицом, которое является гражданином Ирландии или имеет право быть гражданином Ирландии, или (b) он или она были связаны кровными узами, родством или усыновлением с лицом, которое умерло и которое на момент своей смерти было гражданином Ирландии или имело право быть гражданином Ирландии».

Таким образом, ирландский «закон о возвращении» даже шире, чем израильский, поскольку он не обрывается на уровне бабушек и дедушек.

Обвиняла ли Amnesty International Мексику, Ирландию, Финляндию, Грецию, Польшу, Германию, Италию и Данию в том, что они являются государствами апартеида?

Наконец, отрицание израильского Закона о возвращении является также посягательством на способность евреев всего мира находить убежище в Израиле, когда они сталкиваются с растущим антисемитизмом. Именно по этой причине в последние годы многие французские евреи эмигрировали в Израиль.

Почему Amnesty осуждает все, что Израиль делает для предотвращения терактов против израильских евреев, и почему она также осуждает единственный путь к спасению для евреев, находящихся под угрозой за пределами Израиля?

Amnesty также странным образом изображает решение Израиля не призывать израильских арабов в армию как дискриминационное:

«Министерство иностранных дел Израиля утверждает, что «израильские арабы являются гражданами… Израиля с равными правами», и «единственное юридическое различие между арабскими и еврейскими гражданами заключается в .. гражданском долге», поскольку граждане Палестины освобождены от военной службы.

Военная служба является обязательной для израильских евреев, друзов и черкесов. В то время как палестинцы в основном отказываются вступать в израильскую армию по национальным и политическим причинам, освобождение палестинских граждан Израиля от военной службы привело к их дискриминационному исключению из существенных экономических выгод и возможностей, гарантированных израильским законодательством тем, кто прошел военную службу».

Таким образом, согласно Amnesty International, лишение палестинцев (то есть израильских арабов) льгот для ветеранов из-за того, что они в основном отказываются вступать в ЦАХАЛ, является дискриминацией. Такую критику трудно воспринимать всерьез. И представьте, что сказала бы Amnesty International, если бы Израиль заставлял израильских арабов идти в армию!

В качестве сравнения следует также отметить, что во время Первой мировой войны Соединенные Штаты, в конце концов, разрешили американцам японского происхождения (которые были позорно интернированы) служить в вооруженных силах США, но только на европейском театре военных действий, а не на Тихом океане, где они могли столкнуться с японскими войсками. Несмотря на жестокое обращение с американцами японского происхождения со стороны правительства США, эти солдаты служили с большой честью и отличием.

Amnesty, разумеется, также обвиняет Израиль в политической дискриминации своих арабских граждан: в разделе, озаглавленном «Ограничения права на участие в политической жизни и народное сопротивление».

В отчете говорится: «В силу своего гражданского статуса, палестинские граждане Израиля -- единственная группа палестинцев, живущих под властью Израиля, могут голосовать на национальных и муниципальных выборах и быть избранными членами Кнессета.

Однако, хотя израильские законы и политика определяют государство как демократическое, фрагментация палестинского народа гарантирует, что израильская версия демократии в подавляющем большинстве отдает предпочтение участию в политической жизни израильтян-евреев. Кроме того, представительство палестинских граждан Израиля в процессе принятия решений, прежде всего в Кнессете, ограничено и подорвано рядом израильских законов и политики».

Значит, израильские арабы не участвуют в процессе принятия решений? А, может, Amnesty International опустила тот факт, что в состав нынешнего израильского правительства входит Объединенный арабский список — исламская арабская партия, возглавляемая Мансуром Аббасом, который является заместителем спикера Кнессета и заседает в кабинете министров в качестве заместителя министра по арабским делам?

Поскольку членство Аббаса и его партии в правящей коалиции разрушает аргументы Amnesty International против Израиля, его просто игнорируют (он упоминается в отчете только один раз, да и то вскользь).

Однако, есть и более широкий взгляд на обвинение в апартеиде. Рассмотрим, например, что в якобы государстве апартеида Израиле, когда президент Моше Кацав был обвинен в серьезных преступлениях против женщин-помощниц, он был осужден коллегией из трех судей, возглавляемой израильским арабским судьей (в Израиле нет судов присяжных). Когда Кацав подал апелляцию в Верховный суд, обвинения были поддержаны коллегией из трех судей, в которую входил другой израильский араб, судья Верховного суда Салим Джубран.

Так что еврейское государство практикует уникальную и ранее неизвестную форму апартеида, когда израильский президент-еврей может быть брошен в тюрьму израильскими судьями-арабами. И Кацав не отделался легким испугом, а отсидел в тюрьме пять лет.

И это то, чего Amnesty не может признать: никакое определение апартеида не может включать Израиль. А, поскольку они полны решимости очернить и делегитимировать Израиль посредством ярлыка апартеида, их единственный выбор — искажать факты, законы и определения. Проще говоря, участвовать в «Большой лжи» — термин, прославленный нацистскими лидерами.

Является ли это простым совпадением, что первоначальные сторонники "большой лжи", преследовали ту же цель, что и Amnesty International?

Алекс Сафиан — заместитель директора Комитета по точности репортажей с Ближнего Востока в Америке (CAMERA).


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы