"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

"Дежурные евреи" против Эрика Земмура

Ив Маму и Филипп Карсенти 25 февраля 2022 г.

Янник Жадо прав: "дежурные евреи" действительно существуют. Но они, скорее, на стороне CRIF (Представительный совет еврейских учреждений Франции — прим.пер.) и главного раввината.

Анализ Ива Маму и Филиппа Карсенти.
Эрик Земмур — это кошмар не только для Марин Ле Пен, Франс Интер и Жана-Мишеля Афати. Он также тот монстр, который по ночам будит некоторых самопровозглашенных представителей еврейской общины: CRIF, главного раввина Франции, Союза еврейских студентов Франции и всех многочисленных простаков, которые видят возвращение призрака «мерзкого гада».

Эрик Земмур приводит в ярость также некоторых евреев, считающих себя умнее других, особенно, Бернара Анри-Леви, Алена Минка, Жака Аттали и Сержа Кларсфельда, которые дошли до того, что обвинили Эрика Земмура в «продвижении животных тезисов, подобно нацистам» на первой полосе коммунистической газеты L'Humanité, которая радостно и на полном серьезе сотрудничала с нацистами до 1941 года.

Сорок лет вымысла


Однако, чего им всем бояться из-за прорыва кандидата Земмура в опросах? Почему они впадают в транс при мысли, что он пройдет во второй раунд?

Ответ простой: они боятся, что вымысел, который они помогли построить вокруг Холокоста, будет разрушен.

CRIF организует свой ежегодный ужин и пригласит Фабьена Русселя (представителя Коммунистической партии, десятилетиями защищавшего арабских террористов, убивавших евреев) и Янника Жадо, назвавшего Эрика Земмура «дежурным евреем».

(…)

Этот театр — обман, который больше никого не обманывает.

Все началось во времена президентства Франсуа Миттерана, когда социалисты взялись содействовать массовой мусульманской иммиграции с целью расширения своей электоральной базы. SOS расизм, марш беров (людей, родившихся во Франции от родителей-эмигрантов из стран Магриба — прим.пер.), крупные антирасистские рок-концерты — вот инструменты, которые использовались для продвижения иммиграции, а затем — для сплочения мусульман в Социалистическую партию.

Чтобы подавить всякие возражения против такого демографического сдвига, была проведена интенсивная операция по затыканию ртов. Издатели поставили вне закона всех великих авторов, которые могли помочь французам задуматься об исламе (Ренан, Кондорсе, Леви-Штраусс…), комедианты карикатурно изображали простого француза как «деревенского» расиста, а интеллектуалы, вроде BHL (Бернар-Анри Леви — прим.пер.), обвиняли Францию ​​​​в том, что она, по сути, петеновская.

Камнем преткновения системы, а может, и полезным идиотом этого гибельного маскарада, был не существовавший в то время Национальный фронт, созданный на пустом месте как отвратительное пугало.

При активном соучастии Жана-Мари Ле Пена, никогда не скупившегося на «хорошие слова», граничащие с расизмом и антисемитизмом, политический антирасизм захватил самое сердце политической жизни. В течение сорока лет любой, кто хоть немного сомневался в пользе сильного исламского миграционного потока, немедленно объявлялся нацистом, «приближенным к Национальному фронту».

В этом театре, социалистической властью был делегирован евреям последний штрих: истребление евреев нацистами использовалось для облегчения иммиграции мусульман. Еврейские учреждения поспешили подтвердить выдвинутую левыми политиками, СМИ и интеллектуалами идею о том, что мусульмане стали мишенью нового трехцветного нацизма. Евреи от левых СМИ, CRIF, Союз еврейских студентов Франции назвали ложным уравнение «иммигрант-мусульманин = преследуемый еврей».

Последствия этой лжи были разрушительными для Франции. Право было разрушено, сама идея критики иммиграционной политики была признана преступной, а малейшие патриотические высказывания — расистским.

Французские евреи тут же поплатились за эту организованную манипуляцию с согласия своей «элиты»: французское общество и средства массовой информации стали слепы к насилию, совершаемому против них мусульманами, евреи стали нежелательны в определенных районах, а исламский антисемитизм был сведен к минимуму.

Теперь они начинают снова


Все это могло бы стать древней историей. Но они начали снова. Те же BHL, Аттали, те же президенты CRIF, главный раввинат и UEJF пытаются повторить трюк «мусульман преследуют так же, как евреев». Они осмеливаются вновь заявлять, что любая критика иммиграции является формой расизма и нацизма. Теперь главный раввин отлучает еврея Эрика Земмура от синагоги и называет его «антисемитом», а президент CRIF приказывает — «ни единого еврейского голоса за Земмура». Тот самый главный раввин, который, вопреки всякому республиканскому духу, позволил себе в течение некоторого времени призывать французских местных выборных чиновников проявлять беспокойство ростом числа голосов за Земмура среди их избирателей.

Итак, да, CRIF организует свой ежегодный ужин и пригласит Фабьена Русселя (представителя Коммунистической партии, который защищает арабских террористов, десятилетиями убивавших евреев) и Янника Жадо, назвавшего Эрика Земмура «дежурным евреем».

Проблема в том, что этот театр — обман, который уже никого не обманывает. Сегодня мы должны усвоить уроки сорокалетней истории и поставить под сомнение функцию CRIF.

Во-первых, еврейские учреждения не представляют политические и социальные интересы французских евреев. В действительности, они являются идеологическим и электоральным орудием власти среди евреев. Их функция состоит в том, чтобы заставить евреев молчать, например, организуя «молчаливые марши» всякий раз, когда исламист убивает еврейскую девочку или бабушку. Их функция заключается в защите мусульманской иммиграции во Франции.

Сегодня политическая власть и CRIF — единственные, кто не осведомлен о том факте, что их мистификация больше не работает, и что еврейские учреждения больше не имеют влияния на еврейскую общину во Франции — прорыв в электоральных намерениях французских евреев в пользу Эрика Земмура является одним из доказательств этого.

В действительности их неведение не имеет значения, поскольку отделение еврейской общины (как минимум полмиллиона человек) от своих представителей не имеет ни политических, ни электоральных последствий.

Зато второе свидетельство — модель государства, которую политическая власть изо всех сил пытается воспроизвести, чтобы применить ее к мусульманам, кажется тем, чем она и является: изношенной моделью.

Мусульмане не могут быть представлены, поскольку они остаются разделенными на религиозные и национальные общины различного происхождения.

Пьер Жокс, Жан-Пьер Шевенман, Николя Саркози, Жеральд Дарманен сегодня — все они в течение тридцати лет усердно трудились над созданием партнера среди мусульман. так ничего и не добившись. Напрасно Жеральд Дарманен недавно распустил Французский совет мусульманского вероисповедания, чтобы продвигать новую структуру, Французский форум за ислам (FORIF).

Эта новая структура никогда не будет представлять мусульман в государстве, а главное —сообщения, которые государство попытается донести до мусульман через FORIF или какую-то другую структуру, могут так и не найти почтовый ящик.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы