"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Во время алжирской войны убивали журналистов и художников. В исламе ничего не меняется. Доказательство — Charlie Hebdo

Салем бен Аммар, 31 января 2022 г.

Во время гражданской войны в Алжире журналистов, художников и интеллектуалов резали, как баранов, на основании фетвы, принятой Исламским фронтом спасения (FIS): кто борется с исламом пером, тот погибнет от лезвия ножа. Только смерть наглеца считалась справедливой в исламе.

(Этот метод был взят на вооружение Египтом с 80-х до начала 90-х годов и стоил жизни Фарегу Фоде, а в 1982 году, и чуть не стоил жизни Нагибу Мафуфу, получившему Нобелевскую премию по литературе).
Исламское цунами унесло жизни 250 тысяч алжирцев и стоило государственной казне $30 миллиардов, но Франция приняла североафриканских исламистов с распростертыми объятиями без каких-либо мер предосторожности.

В 1985 году, покойный Хабиб Бургиба, президент Туниса, нанес срочный визит в Париж, чтобы встретиться с Франсуа Миттераном и прекратить предоставление политического убежища исламистам. Это не имело никакого смысла.

Франция не понимала, что Северная Африка, в которой преобладает фундаментализм, является опасным партнером. И она не извлекла и не усвоила уроки иранской революции 1979 года, где вчерашние ставленники стали злейшими врагами Запада.

Франция оставалась беззаботной, слишком уверенной в себе. Она думала, что она достаточно невосприимчива к исламской опасности, которая, однако, начала показывать ей свои радиоактивные когти задолго до теракта на Рю де Ренн. Она оставалась верна своим принципам, несмотря на террор, который продолжал ее сотрясать.

Следовало депортировать членов Исламской вооруженной группы (GIA), нашедших убежище во Франции, в соответствии с принципом запрещения экстрадиции иностранных граждан в страны их происхождения, если им грозит там смертная казнь. Однако Франция решила укротить исламскую гидру, сделав ее, в итоге, важным партнером до самого дела студентов в шарфах в Крейя. Чтобы их успокоить, Николя Саркози, тогдашний министр внутренних дел, стал постоянным сотрудником штаб-квартиры UOIF, сегодня распущенного.

Он наивно полагал, что для нейтрализации врага, его следует сделать союзником.

Чтобы показать свою заботу, Саркози начал раздавать французское гражданство лидерам UOIF и открыл перед ними двери СМИ. Так родился «умеренный исламизм». Эта либеральная и слабая политика стала, в конечном итоге, могилой свобод во Франции, где исламисты имеют право вершить судьбы критиков ислама. Нападение на Charlie-Hebdo 7 января 2015 года является результатом этой политики сотрудничества и компромисса с исламом.


Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы