"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Байден разрушает заблуждения Израиля

Кэролайн Глик, 7 марта 2022 г.

На протяжении десятилетий высокопоставленные чиновники израильской обороны прокладывали путь в Пентагон, Госдепартамент, ЦРУ и Совет национальной безопасности с портфелями, полными документов, предоставляющих убедительные доказательства того, что ядерная программа Ирана является военной, и что ее целью является трансформация Исламской Республики Иран в ядерное государство.

Представители прибыли в Вашингтон, убежденные, что дымящийся пистолет, который они давали американцам, заставит Вашингтон отказаться от своего давнего заблуждения о том, что существует «большая сделка» с фанатичной исламистской теократией, лидеры которой считают, что возвышение Ирана станет предвестником эпохи безоговорочного мирового господства шиитов.

Все израильские представители делали все возможное для своих американских коллег. Большинство считали, что американцы открыты для информации, которую они предоставили, и покинули Вашингтон убежденными, что американцы, наконец, осознали опасность и будут действовать, чтобы помешать Ирану достичь своей гнусной цели.

По крайней мере, однажды их усилия были вознаграждены. В 2018 году, после того как израильское разведывательное агентство «Моссад» вывезло иранский ядерный архив со склада в Тегеране и доставило его в Израиль, руководители израильской разведки вылетели в Вашингтон, чтобы поделиться находками с администрацией Трампа.

Документы неопровержимо подтверждали давние утверждения Израиля о том, что ядерная программа Ирана была инициирована, поддерживалась и расширялась на протяжении многих лет для основной цели -- разработки ядерного оружия. Тогдашний президент Дональд Трамп отреагировал на разоблачения Израиля, выведя США из Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 года (СВПД) — ядерной сделки, которую администрация Обамы заключила с Ираном. Ядерная сделка 2015 года налагала определенные ограничения на ядерную деятельность Ирана на ограниченный период. Но СВПД позволял Ирану продолжать свои ядерные исследования и разработки и не накладывал никаких ограничений на разработку и распространение ракет Ираном.

Другими словами, сделка Барака Обамы ограничивала то, что Иран мог делать с ядерным потенциалом, который он приобрел к 2015 году, но позволяла Ирану в будущем значительно расширить свой ядерный потенциал.

В первые годы действия СВПД, Иран разработал центрифуги второго поколения, способные обогащать уран в 10 раз быстрее, чем в 2015 году, и до гораздо более высокого уровня чистоты. Иран начал устанавливать новые передовые центрифуги, как только они были готовы, еще до того, как Трамп отказался от СВПД и восстановил ядерные санкции, которые администрация Обамы приостановила в 2015 году.

После отказа от СВПД, Трамп и тогдашний госсекретарь Майк Помпео объявили о своей кампании «максимального давления» -- введения жестких санкций против иранского режима. Кампания была направлена ​​на то, чтобы помешать режиму вести войну против своих соседей либо напрямую, либо через своих марионеток, а также удержать его от нападений на силы и средства США в регионе.

Стратегия «максимального давления» эффективно работала, когда Трамп покинул свой пост. Если бы его сохранила администрация Байдена, иранский режим, скорее всего, рухнул бы к этому году, что поставило бы под угрозу его программу создания ядерного оружия.

Однако вместо того, чтобы продолжать политику, которая работала, президент Джо Байден восстановил политику Барака Обамы по содействию ядерной программе Ирана и его региональной агрессии, агитируя за восстановление соблюдения Америкой и Ираном соглашения 2015 года.

Своим посланником на возобновленных ядерных переговорах с Ираном Байден назначил Роберта Малли, бывшего переговорщика по ядерным вопросам в администрации Обамы, у которого сложились тесные связи с иранским режимом во время его пребывания у руля Международной кризисной группы.

Как до начала переговоров в Вене, так и после их начала, заинтересованный в том, чтобы убедить Иран согласиться на сделку, Байден прекратил применение наиболее значительных санкций, которые Трамп наложил на ядерные операции Ирана. Так, он исключил йеменских марионеток Ирана, хуситов, из официального списка иностранных террористических организаций Госдепартамента. Байден убедил союзников США разморозить иранские средства, хранящиеся в их банках из-за спонсирования Ираном терроризма, в надежде доказать аятоллам свои доброжелательные намерения.

Это возвращает нас к израильским военным представителям, которые в течение последних двух десятилетий приходили и уходили по коридорам власти в Вашингтоне, неся доказательства злых намерений и действий Ирана.

Во время президентства Обамы тогдашний премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху часто был единственным голосом в израильских руководящих кругах, предупреждавшим, что администрация Обамы не намерена блокировать превращение Ирана в ядерную державу.

В течение восьми лет Нетаньяху боролся с израильским оборонным истеблишментом, лидеры которого продолжали верить, что американцам с обеих сторон партийного коридора можно доверять, когда они заявляли, что не позволят Ирану стать ядерной державой.

В июне прошлого года Нетаньяху был отстранен от власти узкой коалицией мелких партий, начиная с истеблишмента справа и заканчивая крайне левым Мусульманским братством.

Нынешний премьер-министр Нафтали Беннет, министр иностранных дел Яир Лапид и министр обороны Бенни Ганц вступили в должности, пообещав не подвергать публичной критике ядерную дипломатию Байдена в отношении Ирана и даже выражая поддержку обновленному соглашению с муллами.

Служба безопасности Израиля, которая долгое время выступала против доктрины Нетаньяху о мощной публичной дипломатии и независимых действиях, направленных на то, чтобы помешать Ирану получить ядерное оружие, почувствовала себя реабилитированной.

В последние несколько месяцев, пока затягивались ядерные переговоры в Вене, новые лидеры-голуби Израиля держали свое слово. Противодействие слухам об уступках США высказывалось вежливо и, как правило, в частном порядке. Старшие военные и офицеры разведки продолжали ездить в Вашингтон со своими портфелями, набитыми документами, полагая, что в их силах изменить позицию США за столом переговоров в Вене.

Частые предупреждения Нетаньяху о том, что сейчас не время для молчания, были отвергнуты как бред ожесточенного, отвергнутого лидера.

Но тут, в прошлую среду, Габриэль Норонья, бывший специалист по Ирану в Госдепартаменте, опубликовал в своей ленте в Твиттере детали уступок, на которые Мэлли уже согласился. Норонья написал, что получил подробности об уступках США от своих бывших коллег в Госдепартаменте и Совете национальной безопасности, а также от делегаций Евросоюза на переговорах. Норонья написал, что его соратники, все «кадровые» офицеры, а не политические назначенцы, «настолько обеспокоены уступками, на которые Роб Мэлли идет в Вене, что позволили мне опубликовать некоторые детали предстоящей сделки в надежде, что Конгресс начнет действовать, чтобы остановить капитуляцию».

В капитуляцию Мэлли входило исключение Корпуса стражей исламской революции (КСИР) из списка иностранных террористических организаций Госдепартамента и отмену санкций США в отношении высокопоставленных террористов Ирана, включая руководителей террористов, ответственных за резню 241 морского пехотинца США в казармах морской пехоты в Бейруте в 1983 и 1994 годах и взрыв еврейского общинного центра в Буэнос-Айресе в 1994 году, в результате которого погибло 85 человек.

Мэлли согласился отменить санкции в отношении 112 организаций и людей, связанных с иранским диктатором Али Хаменеи, благодаря которым тот накопил огромное состояние и организовал иранские сети глобального террора и закупок оружия. Мэлли готов отменить санкции в отношении иранских юридических и физических лиц, причастных к пыткам и убийствам иранских мирных жителей.

В целом коллеги Нороньи заявили, что Мэлли согласился на ослабление санкций, что обеспечит Ирану немедленное вливание денежных средств в размере $90 миллиардов, а также дополнительные $50-55 миллиардов в год в виде прибыли от нефти и газа.

На ядерном фронте, помимо нескольких формальностей, сделка Байдена позволит Ирану на полной скорости идти вперед в разработке передовых центрифуг и продолжить свою гонку к ядерному финишу. Все ограничения, которые по большей части неисполнимы, будут сняты через два с половиной года. И ядерная программа Ирана, представляющая собой существенное нарушение подписанного им Договора о нераспространении ядерного оружия, будет узаконена ООН и правительством США.

Все эти уступки гарантируют два последствия:

Во-первых, Иран пойдет на войну. Как пояснил в недавнем интервью Newsweek полковник армии США (в запасе) Джоэл Рэйберн, который был посланником Трампа в Сирии и занимал ряд руководящих должностей, связанных с Ближним Востоком, в Центральном командовании, Совете национальной безопасности и Государственном департаменте, после реализации СВПД в 2015 году Иран получил миллиарды долларов в виде снятия санкций. Он использовал эти средства для расширения своих войн против Израиля, против американских войск, дислоцированных на Ближнем Востоке, и против соседних с Ираном арабов-суннитов — Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Саудовской Аравии.

Иран боролся со своими различными противниками как напрямую, так и через своих ставленников в Ираке, Йемене, Сирии, Ливане и на палестинских территориях. Те $90 миллиардов, которые Мэлли и его коллеги в администрации Байдена готовы предоставить Ирану, гарантируют, что Иран резко усилит свою агрессию против этих актеров.

Второе последствие новой ядерной сделки заключается в том, что Иран станет ядерным государством, если Израиль не нападет и не уничтожит достаточное количество иранских ядерных установок, чтобы значительно сократить ядерный потенциал Ирана.

Так что мы возвращаемся к руководству службы безопасности Израиля.

Самая мощная шоковая волна, которую вызвали разоблачения Нороньи, — это волна, прошедшая через высшее военное руководство Израиля. Военные лидеры Израиля больше не могут отрицать правду о том, что они достигли почти суперменских высот, которых они желали на протяжении 20 лет. Оказывается, Нетаньяху был прав с самого начала.

Соперничество между Ираном и Израилем противопоставляет страну с населением 90 миллионов человек — стране с населением девять миллионов человек; теократического регионального гегемона с многочисленными иностранными легионами — против либеральной демократии без стремления к территориальному завоеванию.

А при администрации Байдена США поддерживают иранцев.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы