"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Украина — это не Вторая или Третья, а Первая мировая война

Дэниел Гринфилд, 28 февраля 2022 г.

Хотят ли Соединенные Штаты, чтобы работа по предотвращению вторжения соседа к соседу, происходила по всему миру?

Великое разделение Европы на Восток и Запад уже не то, что было раньше. Во времена холодной войны независимые западные республики противостояли восточноевропейским коммунистическим диктатурам, находившимся в рабстве у Москвы.
Сейчас западная сторона водораздела является частью регионального союза, чья миссия состоит в том, чтобы уменьшить национализм и национальную независимость, в то время как на восточной стороне беспрепятственно правит весь национализм, подавленный коммунизмом. А некоторые из более мелких и слабых наций оказались «между молотом и наковальней».

Столетия вторжений, войн и последующих перемещений населения оставили регион, испещренным национальными и этническими группами с яростным чувством своей собственной судьбы и культурой, которые не вписываются ни в какие действующие национальные границы.

Российское вторжение в Украину является еще одним в серии региональных конфликтов между двумя конкурирующими группами националистов из-за границ и территории. Как жертва вторжения более крупной державы, Украина, естественно, пользуется симпатией многих американцев. Но, вопреки поверхностным аналогиям политической пропаганды, это не Вторая мировая война, не говоря уже о Третьей. Это Первая мировая война.

Администрация Байдена играет роль, присущую Лиге Наций, стоя в стороне и гневно читая лекции о международных нормах, в то же время вводя санкции, которые, в конечном итоге, отрежут Россию от части международного сообщества.

Лига Наций — ответ на последствия Первой мировой войны, была основана на убеждении, что ни одна нация не может устоять перед суровым неодобрением международного сообщества. Мы все знаем, чем это закончилось.

Преемница Лиги, Организация Объединенных Наций, подобно Европейскому союзу и другим международным организациям, основывалась больше не на союзе независимых государств, а на использовании взаимозависимости глобальных институтов для ослабления и, в конечном счете, уничтожения национальной идентичности, чтобы, наконец, положить конец всем войнам. Усилия ООН по установлению мира посредством денационализации потерпели еще большую неудачу, чем старое сообщество наций. Ее самые большие успехи — это клуб богатых наций первого мира, которые отказались от своей национальной идентичности, военной инициативы и колючек в обмен на синюю клубную карту. И теперь они действуют в полном шоке от собственного бессилия.

Национализм, войны и даже геноцид никуда не делись. История человечества закончилась на Парижской мирной конференции не больше, чем на конференции в Сан-Франциско, на которой была создана ООН, или на распаде Советского Союза. История упорно катится вперед, подпитываемая врожденными императивами человеческой природы. Сейчас она прокатывается по Украине.

Вопрос в том, хотят ли Соединенные Штаты, чтобы по всему миру совершалась работа по удержанию одних соседей от вторжения к другим.

Это была работа, которую мы отвергли в Лиге Наций, и взялись за нее с неохотой во время Второй мировой войны и холодной войны, потому что каждый конфликт, каким бы далеким он ни был, становился еще одним взаимосвязанным элементом глобальной борьбы.

Европейцы, демократы и некоторые республиканцы до сих пор считают, что это так. Они хотят, чтобы Соединенные Штаты поддерживали мир во всем мире, поддерживая доверие к международным институтам, доверие к которым является чеком, выписанным для американской силы, престижа и военной мощи.

Многие американцы, по понятным причинам, не хотят покрывать расходы и, тем не менее, по также понятным причинам, недовольны еще одной "бессмысленной" войной, в которой города бомбят, жилые дома сжигают, а семьи бегут из зон боевых действий.

Войны, которые кажутся бессмысленными в Северной Каролине или Айове, редко ведутся теми, кто в них участвует. И может наступить несчастливое время, когда американцы будут в ярости или будут также отчаянно пытаться вести такие "бессмысленные" войны за власть, гордость и ярость.

Когда не хватает еды, когда наши лучшие дни безнадежно позади, и когда мы готовы сделать все, чтобы это изменить, мы можем понять смысл бессмысленных войн.

Быть полицейским в мире гетто означает следить за бесконечными внутренними спорами пересекающихся "национализмов" на службе западных наций, которые все еще глупо делают вид, что национализм исчезнет, ​​как только все научатся петь Imagine.

Если Европа верит в такую ​​миссию, она должна инвестировать свои силы, чтобы удержать Россию от восстановления всех территорий, которые она считает частью своей империи и жизненно важными для своей национальной судьбы. У нее есть богатство и ресурсы, чтобы сделать это без нас.

В этом смысле Байден — лучшее, что могло случиться с Европой. Точно так же, как продемонстрировал Обама американским союзникам на Ближнем Востоке, что они могут действовать против Ирана на свой страх и риск, Байден поступил с Европой. В ответ Германия фактически уже начала должным образом финансировать национальную оборону, а другие европейские страны начали серьезно относиться к национальной обороне. Им полезно и давно пора. Чем больше они готовы делать для себя, тем меньше нам надо будет вмешиваться.

Соединенные Штаты уже вели две мировые войны, одну горячую и одну холодную, за освобождение Восточной Европы. Мы свою часть выполнили. И в наши обязанности не входит урегулирование национальных конфликтов, которые носят региональный, а не глобальный характер.

Мы извлекли много плохих уроков из нашего путешествия по мировым войнам, и самый первый из них заключался в том, что мы должны были более решительно противостоять нацистской Германии и СССР, но оставаться в стороне от Первой мировой войны, что могло бы предотвратить грядущие мировые войны.

Война не отклонение от нормы. Какой бы прискорбной и уродливой она ни была, но война является частью человеческой природы и истории.

Ни одно международное сообщество не может подавить естественные чувства, которые побуждают разные народы мечтать о завоевании других и утверждении своей славы путем создания собственных империй.

Что нас беспокоит, так это национальные империи, которые напрямую угрожают нам, или идеологические империи, такие как коммунизм или ислам, представляющие мировую угрозу.

В мире никогда не будет мира. Когда мир во всем мире исходит из нашей готовности вести войну, мы должны мудро выбирать наши войны.

Даниэль Гринфилд, научный сотрудник Центра свободы Шильмана, журналист-расследователь и писатель, специализирующийся на радикальных левых и исламском терроризме.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы