"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Эрик Земмур отвечает на вопросы сионистских журналистов

В интервью приняли участие: Жан-Марк Москович (Европа – Израиль); 
Сара Каттан (Jewish Tribune); Жан-Патрик Грюмберг (Израиль24/7); 
Ален Саяда (Новости Израиля) Йоханн Тайеб (Еврейский мир)

Израиль 24/7, 8 апреля 2022 г.

По поводу Ваших заявлений:


— Не могли бы вы в нескольких словах сформулировать Вашу позицию по отношению к еврейским детям, убитым в Тулузе и похороненным в Израиле, правительству Виши и политике Петена или даже делу Дрейфуса?
— Я — единственный кандидат, у которого хватило мужества противостоять лобовому и радикальному джихадизму, унесшему жизни более 264 человек в нашей стране за последние 6 лет. Недаром джихадисты угрожали мне смертью, и мне пришлось несколько лет жить под охраной полиции.

Я заострил внимание на том факте, что дети Сандлеров похоронены в Израиле, потому что наши лидеры больше не в состоянии защищать евреев в нашей стране: ни при их жизни, ни даже после их смерти, что заставило семью Илана Халими перенести его могилу в Израиль.

Это касается и многих других еврейских могил, которые регулярно оскверняются в нашей стране. Я встретил дедушку Сандлера, который принял мои сожаления о том, что я невольно ранил его, и который сам заявил на BFM, что он больше не может терпеть журналистов, настраивающих его сына и его внуков с единственной целью -- причинить мне вред.

Он также знает, кто именно в нашей стране борется за то, чтобы трагедии, подобные нападению на еврейскую школу в Тулузе, никогда больше не повторились.

Что касается Петена, я никогда не защищал его. Я просто объяснил, что положение евреев во Франции не такое, как в других странах, оккупированных Гитлером. Это исторический факт, подтвержденный всеми историками этого периода.

Моя собственная семья стала жертвой антисемитских законов Виши, мой дядя был депортирован в концлагерь, обвинение меня в антисемитизме является бредом и дезинформацией. Это безумие, злонамеренность и позор.

— Понимаете ли Вы, что Ваши комментарии могли шокировать или ранить подавляющее большинство еврейской общины?

— Не думаю, что причинил боль «подавляющему большинству», как вы говорите. На самом деле, я думаю, и ежедневный опыт и реалии этой страны говорят нам, что большинство евреев в этой стране понимают и придерживаются моего взгляда.

Кто убивает евреев во Франции за последние десять лет? Кто угрожает тем, кто носит кипу? Кто заставил евреев бежать из школ Сены-Сен-Дени? Кто убил Мирей Кноль, Илана Халими, Сэндлеров, Сару Халими, Джереми Коэна, Йохана Коэна, Филиппа Браама, Франсуа-Мишеля Сааду?

Мы находимся в стране, где полиция охраняет еврейские школы и синагоги, поэтому уверяю вас, что евреев мои слова не шокировали, как раз наоборот.

Религиозная практика


— Под знаменем секуляризма, борьбы с радикальным исламом и ради равного обращения (запрет ношения чадры), вы запретите ношение кипы в общественных местах. Вы подтверждаете запрет на ношение кипы в общественных местах? Какие еще меры вы предпримете в отношении религиозной практики?

— Настоящим предметом является чадра. В более широком смысле, чтобы обеспечить свободу религии, мы запретим кипу в общественном месте. Большинство евреев во Франции уже не может носить кипу, чтобы на нее не плюнули, более того, когда я был молод, мы носили кипу под шляпой, и это нас полностью устраивало. Сам Джозеф Ситрук рекомендовал это евреям в 2002 году перед лицом растущего исламского антисемитизма.

— Запретите ли Вы ритуальный убой (скота)? Обрезание? В общем смысле, собираетесь ли вы вмешиваться в организацию еврейской жизни (консистория, места отправления культа, хевра кадиша (похороны), финансирование школ…)?

— Я полностью уважаю религиозные свободы и не собираюсь запрещать ритуальный забой скота или обрезание. Только Марин Ле Пен хочет запретить ритуальный убой и даже ввоз кошерного и халяльного мяса.

Я категорически против такого запрета. Мне известны проблемы страданий животных, которые необходимо обсудить непосредственно с религиозными авторитетами. Но что меня беспокоит больше, так это скрытое распространение халяльной пищи, которая появляется на всех тарелках без ведома французов.

Я не хочу нормализации исламского права и арабо-мусульманских обычаев. Поэтому я предлагаю обязательную точную маркировку с указанием способа забоя животного. Таким образом, те, кто не хочет есть халяльной пищи, и те, кто беспокоится о самочувствии животного, смогут сделать сознательный выбор. Это их право!

Безопасность, борьба с антисемитизмом и терроризмом


— Какие меры вы обираетесь предпринять для обеспечения безопасности евреев Франции перед лицом роста антисемитских актов в последние годы? Чем вы отличаетесь от политиков последних лет? Будете ли Вы поддерживать криминализацию антисионизма в борьбе с антисемитизмом — подход, отвергнутый президентом Макроном?

— Сегодня во Франции мы наблюдаем, как старый националистический антисемитизм замещается яростным арабо-мусульманским антисемитизмом. Много лет назад, я написал книгу о росте этого жестокого антисемитизма... Возможно, вы знаете, что я вырос в еврейской семье в Монтрее, а затем в Дранси, и в этом не было никакой проблемы. Времена изменились! Французы иудейского вероисповедания уже давно не имеют мирной жизни в наших пригородах.

Посмотрите на всех этих детей, вынужденных ходить в еврейскую школу, потому что государственная школа становится для них опасной. Посмотрите на отсутствие безопасности в Ольне-су-Буа, где еврейское население за двадцать лет сократилось в 6 раз. То же самое в Блан-Мениль или в Клиши-су-Буа, где число еврейских семей сократилось с 400 до 80. Прочитайте книгу Ноеми Халиоа о Сарселе, чтобы понять притеснения, грабежи и угрозы, с которыми сталкиваются французские евреи в этих районах.

Посмотрите на всплеск отъезда в Израиль после терактов джихадистов во Франции. Так что у нас есть французские евреи, которые чувствуют себя в большей безопасности на Ближнем Востоке, в стране, находящейся в состоянии войны, чем в сердце Парижа. Это должно подстегнуть всех французов.

Лично меня это беспокоит, и я глубоко убежден, что главный способ борьбы с антисемитизмом — это борьба с распространением ислама, начиная с закрытия самых опасных мечетей, запрета иностранного финансирования, которое кормит самые агрессивные течения, изгнания нелегальных иностранцев и т. д. Мы живем в стране, где имам Тулузы, призывавший к убийству евреев, был освобожден под тем предлогом, «что он опирался на религиозный стих». Как долго мы собираемся это терпеть? Это же скандал. Я буду проявлять неизменную твердость с этими потенциальными преступниками.

Наконец, я буду на стороне полиции и пострадавших. Я хочу такого государства, которое снова станет непримиримым. Поэтому я восстановлю жесткое правосудие с установлением нижнего предела наказаний в случае насилия, высылкой иностранных правонарушителей или лишением их гражданства и возвращением их в страну исхода, чтобы навсегда защитить наше общество от тех, кто перешел к действиям. Вооружение муниципальной полиции и упрощение юридических процедур придадут этой акции немедленную эффективность.

Я также прекрасно понимаю, что антисионизм стал новым лицом антисемитизма, того самого, что с самодовольством скандировали левые политики на фоне «Аллаху Акбар». Я положу этому конец, борясь с исламизмом, но я по-прежнему очень осторожен со свободой слова, которая уже находится в опасности в нашей стране. Вы знаете, что евреев изгнали из Магриба (страны северной Африки: Марокко, Алжир, Тунис — прим.пер.), их дома, их синагоги были сожжены. Сегодня подонки и джихадисты повторяют историю на французской земле. Кто борется с этим?

— В 2022 году, исполняется 40 лет антисемитскому нападению на улице Розье. В прошлом году, Норвегия экстрадировала одного из подозреваемых. Осталось арестовать троих подозреваемых: двоих — в Иордании и одного — в Рамалле. Бывший премьер-министр Израиля, Биньямин Нетаньяху, предложил президенту Макрону предать его французскому правосудию, но тот так и не ответил. Если вас изберут президентом, обязуетесь ли вы просить Израиль арестовать этого подозреваемого и потребовать от Иордании отчета о двух других подозреваемых?

— Я доверяю тесному сотрудничеству французского правосудия с израильским, чтобы задержать этих трех подозреваемых. Виновные должны быть наказаны.

— В конце 2020 года палестинский террорист убил франко-израильтянку Эстер Хорген, мать 6 детей. Президент Палестинской администрации, Махмуд Аббас, выплачивает пожизненное пособие виновным в терактах, в том числе, убийце нашей гражданки. Что касается модели прекращения финансовой помощи в случае, если страны исхода отказываются принять своих граждан, которых Франция хочет выслать, стоите ли Вы за прекращение финансовой помощи Франции палестинцам до тех пор, пока Палестинская администрация не прекратит это подстрекательство к терроризму?

— Я, как и вы, хочу всеми силами бороться с финансированием терроризма. Недопустимо, чтобы деньги французских налогоплательщиков служили такому делу. Столь же невыносимо, что Франция и Европейский союз не контролируют в достаточной мере то, как Палестинская администрация использует предоставленные ей субсидии. Это должно прекратиться!

Правосудие


— Как вы оцениваете существующую правовую систему? Что вы думаете о том, как проводятся расследования, особенно, в связи с убийствами Себастьяна Селлама, Илана Халими, Сары Халими и Мирей Кноль, что вызывает впечатление слабо наказанных убийц? Или юридически неправильно квалифицированных преступлений?

— В каждом из приведенных вами случаев очевиден антисемитский мотив. Судебная система должна признать это раз и навсегда. Убийство евреев из-за их религии, потому что они евреи во Франции, становится во Франции обычным делом. Надо сказать правду. Эти преступления являются результатом миграционного потопа, жертвой которого стала Франция, впускающая на свою землю конфликты цивилизации, которые не должны были иметь место, и фундаменталистский ислам, который несет в себе жесточайший антисемитизм, поощряемый самоуспокоенностью крайне левых борцов, уступивших исламу.

Мои предложения имеют только одну цель: лечить зло на корню. Я положу конец массовой иммиграции и судебному попустительству, которые приводят к такой незащищенности. Я хочу мирных улиц, я хочу кварталов, где царит порядок. Я хочу, чтобы жертвы выходили после судебных процессов с чувством, что правосудие защищает честных граждан и наказывает правонарушителей и преступников. Я буду защищать французов, и в особенности тех, кто исповедует иудейскую веру, являющихся жертвами этой незащищенности и этой массовой иммиграции.

Израиль — суверенное и законное государство


— Какова ваша позиция в отношении Государства Израиль, в частности, в отношении постоянной делигитимации, объектом которой оно является (осуждение его самообороны, движение бойкота, которое распространяется и свободно изливает свою антисемитскую ненависть) под прикрытием антисионизм (движение BDS), осуждение/резолюции ООН…)?

— Израиль является жертвой двусмысленности и двойных стандартов в международных организациях, которые тяжело оспорить. Вы, например, не увидите, чтобы движение BDS, нападало на Китай или Иран. В равной степени верно и то, что ООН приняла значительное количество резолюций против еврейского государства. Я хотел бы напомнить вам, что Израиль является ценным союзником и дружелюбным народом. И относиться к нему следует, как к таковому. Мы можем критиковать его политику, но без его демонизации и без подрыва его легитимности. Я также подчеркиваю, что Израиль помогает Франции и Европе в борьбе с джихадистским терроризмом. Еврейское государство обладает особой юрисдикцией в этой области. Нам нужно больше сотрудничать с ним в борьбе с этим злом.

— Каким образом Вы собираетесь принимать участие в арабо-израильском конфликте и дискуссиях о его пределах? Будете ли вы активны или более склонны к урегулированию конфликта местными заинтересованными сторонами?

— Франция должна сыграть свою роль уравновешивающей силы. В этом контексте, она должна поощрять любое посредничество, которое позволило бы урегулировать конфликт.

Израиль и Ближний Восток


— Наконец, как вы позиционируете себя на Ближнем Востоке перед лицом нестабильности и опасностей, царящих там для Израиля и для демократий?

— Израиль — это единственная настоящая демократия на Ближнем Востоке. И даже если Израиль является союзником и ценным другом нашей страны, дипломатия требует также обсуждения с некоторыми авторитарными режимами, которые его окружают, например, Аврамовых соглашений, подписанных под эгидой Дональда Трампа — соглашений, которые я приветствую, и которые способствуют миру в регионе.

— Выступаете ли Вы за ядерный Иран, хотя бы в мирных целях, как это предлагают Венские соглашения?

— Отмечу, что ядерные запросы Ирана не новы: шах уже хотел иметь атомное оружие. Такое желание имеют все великие цивилизации: Индия, Китай, великие западные державы. Я вообще против распространения ядерного оружия, в том числе, и в отношении Ирана.

Это было бы угрозой для региональной стабильности на Ближнем Востоке, а, кроме того, другие страны могли бы решить приобрести ядерное оружие, особенно Египет и Турция. Переговоры продолжаются между державами Совета Безопасности и Ираном. Франция должна в полной мере сыграть свою роль в противодействии распространению ядерного оружия.

— Новое ядерное соглашение с Ираном будет включать возможность покупки иранской нефти. Вы бы поддержали ее импорт, зная, что это будет финансировать террористическую деятельность иранского режима?

— Нет, я не за это по причинам, которые я только что назвал. Прежде всего, я хочу сделать Францию ​​суверенной и автономной страной, что означает, что она будет полностью независимой с энергетической точки зрения благодаря гражданской ядерной энергетике.

— Выступаете ли Вы за диалог с Хезболлой в Ливане, как Эммануэль Макрон, о чем рассказал Жорж Мальбруно во время визита президента республики 31 августа 2020 года?

— Хезболла — террористическая организация, признанная таковой Европейским Союзом, которая также несет ответственность за теракт в Драккаре, в результате которого погибло несколько наших солдат. Ясно, что Хезболла приобретает все большее значение в политическом функционировании страны, что не обходится без проблем.

— Конфликт между Украиной и Россией подталкивает Европу к поиску новых источников поставок энергоносителей. Выступаете ли Вы за реальное партнерство с Израилем, Кипром и Грецией, у которых есть общие месторождения газа?

— Франции повезло с развитым атомным флотом, который я намерен укрепить, построив 14 новых реакторов EPR, чтобы снизить зависимость нашей страны от ископаемого топлива. В случае, если нам потребуется поставка газа для определенных целей, я, конечно, мог бы рассмотреть возможность партнерства с Израилем, Кипром и Грецией, которые являются дружественными странами и надежными экономическими партнерами.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы