"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Как применить ядерную стратегию для спасения Украины

Джулиан Спенсер-Черчилль, 31 марта 2022 г.

Западные политики страдают от вопиющего невежества и необоснованного страха перед механизмом ядерного сдерживания, который опасен тем, что является основой безопасности демократического общества.

Граждане-демократы отказываются инвестировать в большие армии, а за пределами Соединенных Штатов — в дорогостоящие военно-воздушные и военно-морские силы.

С 1995 года, неамериканская НАТО сократила свои запасы танков, боевых самолетов и военно-морских кораблей более чем на треть.

Дешевая безопасность, обеспечиваемая ядерным оружием, выиграла для Запада «холодную войну» и сохранила беспрецедентный период «долгосрочного мира» (1945–2022 гг.), во время которого не было крупных войн за власть. Она создала стабильность для международной торговли и определила саму структуру международной системы, включая пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, которые продолжают оставаться единственными государствами, способными производить массовое термоядерное оружие.

Пентагон США тратит только 10% своего оборонного бюджета на ядерное оружие, при этом средняя стоимость боеголовки, уничтожающей города, составляет примерно $3 миллиона. Тем не менее, ядерное оружие составляет 99,9% мировой военной огневой мощи в эквивалентном мегатоннаже, что делает артиллерию, танки и авианосцы простой театральной бутафорией при отсутствии собственного тактического ядерного оружия.

Угроза президента России Владимира Путина применить ядерное оружие немедленно и иррационально заморозила западное восприятие вмешательства в Украину, продемонстрировав нежелание западных политиков идти на риск, и общую боязнь продвигать принципы самоопределения и демократии.

Их неспособность оценивать решительность обороны, основанной на ядерном оружии, отчасти объясняется его невообразимой разрушительной силой, о которой большинство людей предпочло бы не знать в повседневной жизни.

Тем не менее, американские, французские и английские ядерщики — это военная элита, осознающая последствия своих действий, но постоянно и профессионально готовая к ответной, но соразмерной расправе с городами врагов демократии.

Ядерный удар по западному населенному пункту приведет к гарантированному ответному уничтожению города на Востоке всего за 900 секунд.

Самая большая ошибка демократических лидеров заключается в том, что они намекают на то, что ядерное оружие «непригодно к использованию».

Когда невозможно отдать приказ о запуске ядерного оружия, оно теряет свою сдерживающую ценность, а обладатели такого оружия подвергаются шантажу и эксплуатации.

Если бы Путин мог нести ядерную угрозу, чтобы исключить НАТО из Украины, то в таком случае, он с тем же успехом мог бы выдвигать любые территориальные или иные требования и угрожать ядерным наказанием за невыполнение возмездия за размещение сил США в Европе, или даже возмездия за пролет спутников. Нет предела тому, на что пошел бы робкий лидер, когда ему угрожают. Вот почему Адольф Гитлер назвал британских и французских лидеров «червями» за их "мир любой ценой" и подчинение его очевидным блефам, которые даже он считал иррациональными. Гитлер полостью предполагал, что ему придется совершить вторжение в Чехословакию, а не что ему ее сдадут. Явный страх перед ядерной войной выдает неуверенность Запада в своем основном инструменте защиты.

Исторический урок заключается в том, что громкая демонстрация сдерживания всегда сохраняла мир, а ее отсутствие давало агрессорам возможность для нападения.

Неспособность британцев прямо предостеречь немцев Вильгельма (имеется в виду кайзер Вильгельм II  прим.пер.) от их вторжения в Бельгию в 1914 году, стала ключевой причиной Первой мировой войны.

Неудачные угрозы США Северной Корее, способствовали Корейской войне в 1950 году, так же как неудавшиеся угрозы Китая привели к продвижению США к реке Ялу и последующей интервенции Пекина.

Неспособность Индии публично пригрозить возмездием, стала решающим фактором в решении Пакистана в 1965 году вторгнуться в Кашмир.

Идея о том, что открытое и явное сдерживание каким-то образом вызывает гонку вооружений, вызывающую напряженность, ведущую к войне, не имеет исторического примера.

Мы размышляли о ядерном оружии со стратегической точки зрения с тех пор, как Герберт Уэллс описал ядерную войну в своей книге 1913 года «Освобожденный мир» (The World Set Free). Стратегическое ядерное сдерживание очень надежно из-за угрозы огромных затрат при разрушении густонаселенных и промышленных городских районов.

Военно-морской историк Бернард Броди («Абсолютное оружие», 1946) утверждал, что сама вероятность, а не уверенность в ядерном уничтожении, сделает сдерживание от войны надежным. Тот факт, что нет практической защиты от крупномасштабной ядерной атаки, а скрытые арсеналы второго удара делают внезапные первые удары неактуальными, усиливает эту устойчивость.

Сотрудник Конгресса Уильям Борден («Времени не будет», 1946) утверждал, что города будут атакованы последними, а не первыми, поскольку они являются самыми легкими целями. Наполеон обстрелял Вену, чтобы принудить австрийцев к миру после, а не до своей победы в битве при Ваграме 1809 года.

Нежелание западных лидеров придерживаться напористой ядерной стратегии основано на двух распространенных и часто повторяемых утверждениях.

Во-первых, взрыв ядерного оружия будет нарастать, а 
во-вторых, Путин иррационален, а поэтому его невозможно сдержать.

Нет ничего неизбежного в перерастании войны в обмен стратегическими ядерными ударами по первому пункту. Об этом говорят бесчисленные войны между ядерными и неядерными державами во время Холодной войны: в Корее, Вьетнаме, Египте, Сирии, на Фолклендских островах, в Ливане, Анголе, Мозамбике, Кувейте, Ираке, Афганистане, Грузии, а теперь и в Украине.

Очень ограниченная военная эскалация противостояния ядерных сил между США и Советским Союзом в 1962 году, Китаем и Советским Союзом в 1969 году и между Индией и Пакистаном из-за Каргила в 1999 году подтверждают этот тезис. Причина в том, что применение ядерного оружия произойдет не в вакууме, а в контексте баланса сил внутри международной системы.

Если бы Россия применила ядерное оружие, то граничащие с ней государства, такие как Китай, Турция, Япония, Иран и Германия все разработали бы ядерное оружие, усложнив и ухудшив безопасность России

Государство, демонстрирующее готовность применить ядерное оружие в наступательных целях, оттолкнет как нейтралов, так и своих союзников и спровоцирует гонку вооружений со своими противниками.

Это не означает, что тактическое ядерное оружие никогда не будет применяться, поскольку эти системы являются эффективными аналогами обычных вооружений гораздо меньшего размера.

Гражданские политики ошибочно представляют себе мгновенный путь эскалации от единичной боеголовки к тотальному уничтожению городов. На самом деле, путь крайне смягчен, и концептуально неясно, почему он неизбежен или даже вероятен.

Разница во взрывной силе между установленной на джипе боеголовкой W54 Davy Crocket мощностью 0,1–1 килотонн, запускаемой из безоткатного орудия командой из трех человек, составляет 1/10 000 мощности стандартной боеголовки, разрушающей город, и 1 / 1 000 000 мощности боеголовки самой большой из когда-либо созданных бомб, 100-мегатонной советской Царь-бомбы.

Тактическое ядерное оружие универсально. Во время Холодной войны половина всего ядерного оружия предназначалась для тактической ядерной войны на море, на суше и в воздухе, и практически каждый артиллерийский снаряд, ракетная боеголовка и торпеда имеют ядерный эквивалент.

Возможно, небольшой обмен тактическими ядерными ударами одной, пятью или двадцатью боеголовками в Украине мало повлияет на цивилизацию или даже на саму Украину. В течение десяти лет после взрыва, ни в Хиросиме, ни в Нагасаки не было обнаружено заметной радиации, и города очень быстро превратились в процветающие промышленные центры. 

Советский Союз испытал 456 ядерных устройств в Семипалатинске, Казахстан, а США взорвали 928 боеголовок, в том числе, 100 над землей, на своем испытательном полигоне в Неваде все с незначительным воздействием на окружающую среду. Я проехал с женой и детьми 40 км от площадки, прямо до забора и его знака, запрещающего фотосъемку. Горы и кустарники как будто не заметили невиданной бомбардировки.

Что касается второго пункта о невозможности сдержать иррационального лидера, то нет никаких доказательств нечувствительности Путина к издержкам ядерной войны, учитывая множество его семей, политических иждивенцев и богатство.

Если бы он был иррациональным на самом деле, он бы уже применил ядерное оружие: что может быть лучше, чтобы обезопасить Украину без иностранного вмешательства?

Во время Первой мировой войны, угроза взаимного возмездия сдерживала использование газа в городах, несмотря на якобы восторженный милитаризм немецкого кайзера Вильгельма.

Во время Второй мировой войны, у Гитлера были все основания с самого начала, и в годы безвыходного положения и отчаяния в самом ее конце, использовать очень большой арсенал нервно-паралитических газов Германии на поле боя, однако, Адольф Гитлер, архетип аскета и эсхатологического тоталитарного воина, этого не сделал.

Кроме того, все свидетельствует о том, что лидеры, склонные к саморазрушению, как правило, оттесняются на второй план или предаются теми, кто находится в их иерархии.

В отличие от других видов оружия, явная разрушительная сила ядерного оружия имеет эффект «хрустального шара», в котором лидеры очень легко видят его последствия и своих упрямых подчиненных.

План Гитлера по уничтожению Германии в 1945 году, операция Gotterdammerung, провалилась из-за неподчинения его генералов.

Во время переворота 1991 года в Москве, российский генеральный штаб отобрал терминал Казбек, который контролировал запуск ядерных ракет, от любого из находящихся в бою политических противников, включая Михаила Горбачева.

Путинские «сумасшедшие» ядерные угрозы рассчитаны, скорее, на страх западных лидеров открыть ящик Пандоры и приравнять использование одного тактического ядерного взрыва к концу цивилизации.

Несомненно, что будут ужасные внешние эффекты, такие как ускоренное распространение ядерного оружия, особенно государствами-изгоями и небезопасными государствами, и шок от нормализации ядерной войны.

Однако еще большей катастрофой будет, если демократическая форма правления окажется временным историческим нововведением и будет обречена на отмирание из-за своей оборонительной неэффективности.

В распространении демократии нет ничего неизбежного: самоуправляемые итальянские города-государства позднего средневековья, такие как Флоренция, Пиза и Генуя, к началу Нового времени ысе поддались авторитарному правлению безжалостных князей, таких как Лоренцо Великолепный. Медичи или были завоеваны.

Именно такой результат было бы правильным приравнять к концу цивилизации.

В начале Холодной войны США разработали "геномные дивизии", организованные для рассредоточения против ядерных ударов, хотя потом они были безответственно брошены в середине Холодной войны, с началом войны во Вьетнаме. Поэтому использовать ядерное оружие для создания сдерживающего зонтика над западными силами несложно. 

Сухопутные подразделения, которые создают политические факты на местах, имея возможность захватывать и контролировать использование территории, будут оснащены тактическим ядерным оружием и ядерным оружием театра военных действий и будут рассредоточено продвигаться в Западную Украину, чтобы уменьшить воздействие ядерной атаки.

Эти сухопутные силы будут состоять на 90% из польских, словацких, венгерских и румынских частей, укрепленных на 10% сухопутными войсками Великобритании, Франции, Германии и США.

Средствам массовой информации будет предложено наблюдать за наличием различных ядерных вооружений в момент вмешательства.

Россия могла бы сразу же прибегнуть к применению ядерного оружия, нанося удары по этим объектам, но тогда бы она подвергла удару свои собственные силы, гораздо менее рассредоточенные и управляемые.

Эти западные силы будут иметь «доминирование в эскалации» в том смысле, что, если экстраполировать эскалацию во времени, то в конце эскалации, Россия так и не получит преимущества и останется с реализацией дефолта и автоматическими ответными действиями.

Доктор Джулиан Спенсер-Черчилль — адъюнкт-профессор международных отношений Университета Конкордия (Монреаль), бывший военный инженер, много писал о Пакистане, где проводил полевые исследования более десяти лет.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы