"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Следующим объектом России для запугивания может стать Израиль

Ксения Светлова, 2 марта 2022 г.

По мере того, как Москва скатывается в статус всемирного изгоя, она захочет улучшить отношения со своими ближайшими союзниками на южном фланге НАТО: Сирией и Ираном.

Пока Россия обстреливает украинские города и хвастается своим ядерным оружием, нет никаких сомнений в том, что последствия войны между Россией и Западом будут ощущаться во всем мире, и отношения между государствами, которые преобладали всего две недели назад, вряд ли останутся без изменений.
Международный уголовный суд в Гааге может расследовать возможные военные преступления, совершенные российским руководством, в то время как западные правительства продолжают налагать беспрецедентные экономические санкции. В результате Россия будет искать альтернативные рынки и сферы влияния, в частности, на Ближнем Востоке и в Африке, где она очень активно проявляла себя в последнее десятилетие.

Хотя Москва усиливает военное и экономическое давление на Украину, используя запрещенные виды оружия и неизбирательную огневую мощь против мирных жителей, многие в Израиле опасаются, что свой следующий шаг Москва сделает на Ближнем Востоке, где она официально связана со злейшими врагами Израиля.

К 15 февраля, когда весь мир еще пытался угадать истинные намерения Владимира Путина в Украине, его министр обороны и доверенное лицо Сергей Шойгу отправился в Сирию, где встретился с президентом Башаром Асадом и проинспектировал российские военные учения, крупнейшие за всю историю.

Россия удерживала позиции в Восточном Средиземноморье с момента окончания холодной войны. По этому случаю Россия перебросила на свою авиабазу Хмеймим современное вооружение, в том числе МиГ-31, вооруженные гиперзвуковыми ракетами, а также стратегические бомбардировщики Ту-22М, создав новую мощную угрозу у границ Израиля.

Всего несколько лет назад в Восточном Средиземноморье присутствия России практически не было.

С самого начала российской интервенции в Сирию, при содействии администрации Обамы, чтобы уравновесить Турцию и помочь Ирану, Москва резко усилила там свое военно-морское присутствие.

Хотя российские силы в этом районе все еще ограничены по сравнению с их возможностями в Черном море, эксперты Европейского центра исследований в области безопасности им. Джорджа К. Маршалла считают, что у России уже достаточно сил, чтобы создать потенциальную проблему давнему военно-морскому господству сил США и НАТО в этом регионе.

Когда над Украиной сгустились тучи войны, Израиль забеспокоился, поскольку он и Россия поддерживают тактическое сотрудничество по Сирии и управляют центром по урегулированию конфликтов, чтобы предотвратить столкновение российских и израильских войск.

С самого начала военной интервенции России в Сирию, Израиль шел по тонкому льду, пытаясь сбалансировать свои потребности в безопасности с необходимостью ладить с русскими, которые теперь контролировали сирийское небо. Изменение позиции России в Сирии, особенно в связи с тем, что Америка работает над закреплением своего возвращения в Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) с Ираном, предвещает гораздо менее благоприятное и более опасное исчисление, чем то, к которому Израиль привык с 2014 года.

Какое-то время уравновешивание шло хорошо. Хотя русские не мешали Израилю охотиться за иранскими военными целями в Сирии (о чем часто сообщалось в иностранных СМИ), Израиль воздерживался от комментариев по поводу агрессивного поведения России, даже когда Соединенные Штаты публично возражали.

Фактически, эта договоренность существовала еще до вмешательства России в Сирию. В 2014 году — за год до того, как Россия стала соседом Израиля на его северной границе, Израиль отказался осудить российскую аннексию Крыма, несмотря на некоторое давление со стороны администрации Обамы.

Однако 2022 год — это не 2014 год. Министр иностранных дел Израиля, Яир Лапид впервые робко осудил поведение России в телеинтервью. Затем он объявил, что Израиль будет голосовать вместе с США и странами ЕС против России в Генеральной Ассамблее ООН.

Итак, каковы могут быть последствия для Израиля его публичной антироссийской позиции, какой бы мягкой она ни была? Нет сомнений в том, что Россия хочет поиграть мускулами в Сирии, где она создала впечатляющее военное присутствие.

По мере того, как Россия скатывается к статусу изгоя на международной арене, она захочет улучшить отношения со своими ближайшими союзниками в регионе: Сирией и Ираном.

На военном фронте уже видны признаки новой региональной позиции России. В течение последних нескольких недель, предшествовавших войне в Украине, Россия решительно осуждала действия Израиля в небе над Сирией, а израильтяне жаловались, что Россия глушит сигналы GPS в воздушном пространстве Израиля.

В конце января Россия и Сирия приступили к совместному патрулированию Голанских высот и реки Евфрат. В Израиле эту активность восприняли как резкий сигнал Иерусалиму о том, что ситуация в Сирии может скоро и быстро измениться. Поскольку другие страны, такие как США и Турция, также действуют в сирийском небе, российское послание может быть адресовано всем заинтересованным сторонам, чтобы дать им понять, что Россия полна решимости вытеснить их из сирийского воздушного пространства и помочь Дамаску восстановить там свой суверенитет.

Тем не менее, другие российские сообщения были явно направлены против Израиля. С самого начала вторжения России в Украину, когда Израиль все еще обдумывал свою реакцию, занятые российские дипломаты находили время, чтобы упрекнуть Израиль в строительстве новых городов на Голанских высотах — возможно, в ответ на робкие попытки Израиля поддержать Украину, при этом сильно не осуждая Россию.

Хотя с тех пор Москва дала понять, что сотрудничество с Израилем будет продолжаться в обычном режиме, многие в Израиле опасаются, что Россия, ободренная своими насильственными действиями в отношении Украины и разъяренная глобальными санкциями, станет более агрессивной и напористой в защите своих интересов в Сирии и будет меньше обращать внимания на возможные ответы Израиля.

До недавнего времени некоторые в Израиле полагали, что Россия будет работать вместе с Израилем и Соединенными Штатами, чтобы вытеснить Иран из Сирии, при условии, что Россия и Соединенные Штаты разделяют этот интерес вместе с Израилем.

Сейчас о таком сценарии (каким бы сомнительным он ни был в прошлом) просто не может быть и речи. Москва будет нуждаться в Тегеране и Дамаске больше, чем когда-либо, возможно, даже больше, чем в Москве. Это развитие может означать более тесное сотрудничество между всеми тремя сторонами и значительно более агрессивный тон по отношению к Израилю. В свою очередь, если Израиль не сможет свободно действовать в сирийском небе против иранских военных целей, ободренный Иран, вероятно, попытается еще больше увеличить свое военное присутствие у границ Израиля, повысив ставки в Сирии, Ливане и Газе.

Еще одна возможная цель для российских военных — Восточное Средиземноморье. Если до сих пор море в основном считалось игровой площадкой ЕС и НАТО, то сегодняшнее присутствие российского флота может стать серьезной проблемой для европейцев и американцев, а также — для Израиля, чья экономика в значительной степени зависит от открытого судоходства из его портов.

Турция может вскоре увидеть новые события в сирийском Идлибе, где до сих пор действуют протурецкие боевики, а 3 миллиона сирийцев находят убежище, что может создать более широкую нестабильность в регионе.

Хотя российско-иранское сближение в Сирии кажется почти неизбежным, будущее стратегических отношений этих двух стран по-прежнему остается загадкой. До недавнего времени Россия рассматривала Иран как проблемного соседа, случайного партнера (например, в Сирии) и в основном как страну, которую лучше всего держать на расстоянии вытянутой руки.

Когда Иран потребовал принятия себя в качестве полноправного члена Евразийского экономического договора (блок, возглавляемый Россией, в который также входят Беларусь, Армения, Казахстан и Кыргызстан), Россия не торопилась это «рассматривать». А когда иранцы предложили широкое сотрудничество в торговле и промышленности, Россия эти просьбы вообще игнорировала.

Во время визита нового президента Ирана в Россию в январе этого года, к разочарованию иранцев, не было подписано ни одного важного договора или меморандума о взаимопонимании. Сейчас Россия нуждается в Иране и его рынках больше, чем когда-либо прежде.

Для Москвы, возможно, настало подходящее время для расширения партнерства, как того требуют иранцы. Тем не менее, если Иран подпишет ядерную сделку, в значительной степени при посредничестве России, роли России и Ирана могут поменяться местами, и Иран, при снятии санкций, будет играть более сильную и даже решающую роль в этих отношениях. Однако потребуется больше, чем война, чтобы свести на нет десятилетия эмоциональных и экономических инвестиций в российское государство.

В Иране есть шумный антироссийский лагерь, который хорошо помнит, как Москва долгое время игнорировала иранские требования. Впрочем, нет сомнений и в том, что Тегеран будет рад получить новейшее российское вооружение. Теперь кажется вероятным, что Иран получит системы вооружений, которые он давно требовал, даже если по какой-то причине ядерная сделка не будет завершена. России больше нечего терять, и ей придется использовать любую возможность, чтобы продолжать продавать свое оружие всем, кто в нем нуждается.

А что в иранском шопинговом списке? По данным Разведывательного управления Министерства обороны США, Иран заинтересован в истребителях Су-30, учебно-тренировочных Як-130, танках Т-90 и, что самое главное, в зенитно-ракетных комплексах С-400, от продажи которых Россия ранее воздерживалась. Даже если Россия выполнит только часть иранского шопингового списка, это будет очень плохой новостью для Израиля.

До недавнего времени передовые российские ракетные комплексы в Сирии находились под полным контролем России. Это тоже может измениться.

Самая большая угроза, которую Россия представляет для Израиля, может заключаться в расширении ее регионального влияния, особенно при отсутствии эффективной структуры безопасности под руководством США. За исключением Ливана и Кувейта, которые осудили Россию, и Сирии -- полной страны- клиента России, осудившей Запад, арабские государства в настоящее время сидят на заборе, не желая подставлять под удар свою шею ни США, ни русским.

В течение последних нескольких лет некоторые из этих стран, особенно страны Персидского залива, не скрывали своего недовольства американской политикой на Ближнем Востоке, которая при администрациях Обамы и Трампа была направлена ​​на сокращение американского присутствия в регионе, а при президенте Бараке Обама и Джо Байден поставили ядерную сделку США с Ираном на первое место среди региональных приоритетов Америки.

В ответ ОАЭ, Саудовская Аравия и Египет начали закупать российское (и китайское) оружие и демонстрировать свои отношения с Москвой. Россия значительно расширила сеть своих отношений на Ближнем Востоке, в основном из-за опасений некоторых стран, что Запад может их кинуть.

Если Соединенные Штаты хотят присоединения этих стран к альянсу против Москвы, им, возможно, придется переосмыслить свою региональную политику или переосмыслить свои отношения с арабскими странами, которые, возможно, захотят продолжить свою нынешнюю балансировку.

Тем не менее, Египет, Иордания, Марокко и Тунис сильно зависят от поставок пшеницы из России и Украины. Рост цен на основные продукты питания и энергоносители может подорвать стабильность во многих странах региона, создав дополнительные риски и отсутствие безопасности. В свою очередь, все эти события могут оказать негативное влияние на Израиль и его попытки построить новые альянсы в регионе, особенно, если Россия будет рассматривать Израиль как инструмент Америки, а американцы — как партнера.

Мало кто сомневается, что судьбоносные события в Украине перевернули шахматную доску на Ближнем Востоке, как и везде. Хотя риски для Израиля неизбежно возрастут, ему потребуется (сейчас даже больше, чем когда-либо) твердая поддержка и уверенная политика США на Ближнем Востоке.

Новая американская сделка с Ираном, которая остается региональным приоритетом Америки даже во время войны на Украине, вряд ли даст такие гарантии.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы