"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Почему никто не хочет закрывать разделительный барьер Израиля?

Солдат ЦАХАЛа допрашивает подозреваемого недалеко от города Ябад
 на Западном берегу в понедельник (Фото: Амир Леви).

Янив Кубович, 7 апреля 2022 г.

Израильские военные чины говорят, что герметизировать забор с палестинцами было бы глупой затеей, и что они гораздо эффективнее нейтрализуют угрозы безопасности другими средствами.

Хорошо известные бреши вдоль барьера безопасности между Израилем и Западным берегом, а также легкость, с которой палестинцы могут въезжать в Израиль без разрешений, стали привычным постоянным предметом споров и злобы после террористических атак.
Однако представители министерства обороны говорят, что ситуация находится под тщательным контролем, и что это не является результатом какого-либо сбоя в системе безопасности, как это широко представлялось. Представители министерства обороны говорят, что ситуация включает в себя оценку рисков, установление приоритетов в отношении ресурсов и поддержание баланса между напряженностью в сфере безопасности внутри Палестинской администрации.

«На раннем этапе, после возведения заграждения, ЦАХАЛ и ШАБАК [служба безопасности] пришли к выводу, что невозможно контролировать каждую брешь в заграждении или преследовать каждого [не имеющего разрешения] палестинца. Поэтому было решено, что, если мы не можем контролировать ситуацию, давайте управлять ею контролируемым образом», — сказал сотрудник службы безопасности, который до недавнего времени принимал участие в принятии решений относительно незаконного проникновения на форумах по безопасности.

После смертоносного террористического акта на прошлой неделе в Бней-Браке, начальник штаба ЦАХАЛа генерал-лейтенант Авив Кохави посетил место, где боевик перешел границу с Израилем с Западного берега, и сказал, что ЦАХАЛ поддерживает усилия разведки, укрепляет воинские части на Западном берегу и вдоль «линии стыка» между ним и Израилем и увеличивает помощь полиции.

«Мы будем это продолжать и будем действовать всеми силами, чтобы остановить теракты. Это наша миссия».

Однако Кохави не упомянул модернизацию барьера или предотвращение незаконного проникновения. Сотрудники службы безопасности сообщили «Гаарец», что политическое руководство и руководство службы безопасности не случайно не обязуются герметично блокировать передвижение людей, незаконно въезжающих в Израиль с Западного берега.

В то время как после нападений, в публичных заявлениях высокопоставленных силовиков и политических лидеров говорится, что бреши должны быть закрыты, за кулисами и на встречах представители обороны считают, что было бы ошибкой постоянно предотвращать въезд около 50 000 рабочих в Израиль. Они считают, что ситуация находится под контролем. «Этот забор, даже когда он только строился, не предназначался для предотвращения передвижения террористов, которые планировали совершить теракт в Израиле. Тот, кто хочет пройти, добьется успеха», — сказал представитель министерства обороны, участвовавший в принятии решений о том, как действуют силы, расположенные вдоль разделительного барьера.

«С помощью разведывательных данных ШАБАКа, мы боремся с террористами, надеясь, что их арест произойдет еще до того, как они достигнут забора», — сказал он.

Устранение проломов

Представители Министерства обороны заявили, что основная цель строительства разделительного барьера заключалась в том, чтобы сделать возможным контроль территории после терактов Второй интифады; пресечь угоны автомобилей; и затруднить для многих рабочих без разрешений свободный выезд из ближайшей к их дому точки.

Брешь в разделительном барьере в северной части Западного берега 
во вторник. 
(Фото: Амир Леви).

«Мы очень быстро поняли, что невозможно сделать забор герметичным. Большая часть забора имеет простую конструкцию и может быть разрезана простыми плоскогубцами».

Еще несколько лет назад представители министерства обороны старательно заделывали каждую брешь, но, "имея барьер, длиной более 500 километров (310 миль), ЦАХАЛ столкнулся с проблемой, которая отвлекла его ресурсы, войска и внимание от более важных задач", — сказал чиновник. «Каждый раз, когда мы закрывали брешь в заборе, на следующий день в 100 или 200 метрах была новая брешь. Чем больше было повреждений, тем слабее и неэффективнее становилось ограждение», — сказал представитель Минобороны.

Это раннее осознание привело к тому, что оборонный истеблишмент решил, что, поскольку существующая инфраструктура и бюджет не позволяют полностью контролировать незаконный въезд с Западного берега в Израиль, будет лучше обеспечить, чтобы силы безопасности могли справиться с проблемой, хотя бы частично.

Это все при том понимании, что десятки тысяч нелегальных рабочих ежедневно въезжают в Израиль без разрешений на работу, добавил чиновник.

Забор на границе Израиля и Газы в марте. (Фото: Илан Ассаяг)

Чиновник сказал, что это означает установить контроль в точках, где есть нарушения, а также «знать, даже если это не точно, сколько нелегальных рабочих проходит, где и сколько вернулось».

Он добавил, что это также означает, что «вы оставляете сельскохозяйственные ворота открытыми. Вокруг них почти нет заборов и можно спокойно выехать». Однако, добавил он, «в то же время вы сами решаете, какие нарушения вы можете и хотите сдерживать».

Чиновник сказал, что такая позиция не будет представлена официально, а только на закрытых встречах, на которых официальные лица обязаны представить свою позицию по этому вопросу.

«Армия и ШАБАК знают, где находятся проблемные районы, где они не позволят палестинцам перейти», — сказал чиновник. «В прошлом году было решено воспрепятствовать проезду в районе Бат-Хефер, куда незаконно проникли люди с преступными намерениями, взламывая дома, угоняя автомобили, преследуя женщин в близлежащих общинах».

«Был страх, что криминальный инцидент станет националистическим. Поэтому там усилили присутствие войск», — сказал он.

Вопреки мнению о том, что бреши не находятся под контролем, и что любой палестинец, желающий попасть в Израиль, просто перерезает забор где-нибудь рядом со своим домом, представители министерства обороны утверждают, что по ту сторону барьера все гораздо более организованно, чем думает израильская общественность.

«Каждый день десятки тысяч палестинцев без разрешений ходят на работу через эти дыры», — сказал чиновник. «Есть сотни километров разделительного барьера. Бреши есть не везде, и тем не менее эти десятки тысяч рабочих знают, как добраться до нужного им прохода. Они прибывают на организованных рейсах с Западного берега, а на другой стороне их ждут такси, автобусы и частные водители».

«Даже когда брешь закрыта, на следующий день все знают, как добраться до новой точки, которая была открыта», — сказал он.

«Я не могу сказать, координируется ли это конкретным человеком, но это гораздо более упорядоченно и организовано, чем принято думать».

В конечном счете, ответственность за недопущение въезда в Израиль палестинцев, не имеющих разрешения, лежит на командире окружной бригады. «Есть директива Центрального командования о запрете въезда в Израиль рабочих без разрешений», — сказал представитель министерства обороны. 

«Каждый комбриг толкует эту просьбу по-своему. Кто-то может решить, что операции вдоль забора отвлекают большие силы от районов с более высоким уровнем безопасности. Другой может решить, что предотвращение проникновения палестинцев из района, находящегося под его командованием, приведет к столкновениям с силами ЦАХАЛа».

Прежде всего, Газа и Север

«Укрепление забора таким образом, чтобы никто не мог его пересечь, означает присутствие живой силы, которой у ЦАХАЛа нет, а ЦАХАЛ занят гораздо более серьезными задачами», — сказал высокопоставленный сотрудник службы безопасности. «Замена этого забора, укомплектовка его солдатами и техникой требует бюджета в сотни миллионов, если не больше. Когда мы оцениваем, куда лучше всего вложить каждый шекель, строительство заграждений в Газе и на северной границе становится гораздо более важным».

Для представителей министерства обороны это не просто вопрос денег или оперативных приоритетов. За закрытыми дверями они говорят, что отказ этим 50 000 палестинцев в день работать в Израиле, может создать еще более серьезные проблемы с безопасностью в долгосрочной перспективе. 

«Палестинцы на Западном берегу сыты по горло террором", — сказал один из них. «Что сегодня интересует палестинца из Рамаллы, Дженина, Калькилии или Туль-Карма — это заработать на жизнь…

Религиозные, националистические вопросы больше не могут вывести массы на улицы, и уж точно не на конфронтацию и вооруженную борьбу против ЦАХАЛа». «Если начнется третья интифада, то это будет связано с экономическим кризисом - ситуацией, когда в холодильнике нет еды для детей и не зачем вставать по утрам», — добавил он.

По словам представителей министерства обороны, палестинцы, нелегально работающие в Израиле, зарабатывают 1,5 миллиарда шекелей ($470 миллионов) в год, и эти деньги оказывают серьезное влияние на всю палестинскую экономику. «Если бы эти деньги были отобраны», — сказал высокопоставленный чиновник, который имеет контакт с палестинскими официальными лицами, «Палестинская администрация рухнула бы экономически, и все палестинцы, которые раньше работали в Израиле, оказались бы на улице без всякой надежды».

«С 2018 года палестинская общественность выходит на улицы, чтобы протестовать в основном по вопросам финансирования, заработной платы и стоимости жизни», — добавил он.

«Это также то, что сегодня беспокоит ХАМАС в Газе». По его словам, в результате атаки в Бней-Браке, рабочим, не имеющим разрешений, был запрещен въезд в Израиль накануне Рамадана, что сильно ударило как по рабочим, так и по торговцам, которые, в противном случае, покровительствовали бы им.

«Когда я разговариваю с торговцами и должностными лицами ПА, они очень четко говорят мне, что это нападение причинило им боль. Очень немногие люди открыто поддерживают это нападение».

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы