"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Сможет ли ООН пережить войну в Украине?

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш с президентом России
Владимиром Путиным и министром иностранных дел России Сергеем 
Лавровым в Москве 24 ноября 2016 г.
(Фото: Кремль, пресс-служба президента РФ, Wikimedia Commons).

Бен Коэн, 29 апреля 2022 г.

В недавнем письме, переданном 200 бывшими высокопоставленными чиновниками ООН генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу, содержалось мрачное предупреждение о последствиях, если дипломатия не сможет положить конец российской агрессии против Украины. Такой исход будет означать, что «ООН становится все более бесполезной и, в конце концов, повторит участь своей предшественницы, Лиги Наций, с человеческими жертвами и материальными разрушениями», — говорится в письме.

На первый взгляд, по крайней мере, Организация Объединенных Наций оказалась более устойчивой, чем злополучная Лига. Начнем с того, что все крупные мировые державы являются членами ООН и ее Совета Безопасности, тогда как Лига, созданная после Первой мировой войны, отличалась отсутствием членства США (к большому огорчению тогдашнего президента Вудро Вильсона), а также исключала Германию и СССР из своих рядов в первые годы своего существования. К тому времени, когда мир оказался на пороге глобального конфликта после захвата нацистами Судетской области в 1938 году, Лига потеряла актуальность.

Однако авторы письма Гутерришу не упомянули, что одним из последних актов Лиги Наций было изгнание в 1939 году принятого в 1934 — Советского Союза, после его вторжения в Финляндию в декабре 1939 года. 

Неудивительно, что историки восприняли этот конкретный эпизод как отчаянную попытку сокращающейся организации вернуть доверие, которое испарилось гораздо раньше. Тем не менее исторический факт остается фактом; Советский Союз до сих пор остается единственным государством, которое было полностью исключено из всемирной организации, занимающейся поддержанием международного мира и безопасности.

Хотя членство Южной Африки в ООН было приостановлено в 1974 году после того, как Генеральная Ассамблея объявила апартеид преступлением, ни одно государство-член ООН никогда не было исключено за агрессию и систематические нарушения прав человека, которые часто не только не уступают, а бывают даже хуже советского вторжения в Финляндию.

Возможно, самым серьезным обвинением Организации Объединенных Наций является то, что  наиболее изолированным из ее государств-членов был Израиль. Особенно — с середины 1970-х годов, когда Израиль стал мишенью для группы политических комитетов и агентств в структуре ООН, которые функционируют в качестве платформ для решительных и необоснованных палестинских требований, включая так называемое «право на возвращение» — призыв к потомкам 700 000 арабских беженцев от израильской Войны за независимость 1948 года, массово «вернуться» в страну, которую они никогда даже не видели.

Зацикленность на предполагаемых израильских правонарушениях является оборотной стороной терпимости и снисходительности всемирного органа по отношению к диктаторским и авторитарным режимам. И все же, время от времени наступает кризис, который напоминает нам о том, зачем была создана Организация Объединенных Наций в 1945 году, а также о тех надеждах, которые на нее возлагали. Украина — один из таких примеров.

На прошлой неделе, в рамках своей первой миссии в регионе после российского вторжения в конце февраля, Гутерриш посетил Москву и Киев. До этого момента он занимал относительно осторожную позицию, как это обычно делают руководители ООН, сталкиваясь с серьезными международными конфликтами. Его решение сначала посетить Москву, где он сидел на противоположном конце очень длинного белого стола президента России Владимира Путина, вызвало гнев президента Украины Владимира Зеленского, который заявил, что Киев, столица страны-жертвы, должен был быть первым портом захода Гутерриша.

Тем не менее, во время своего визита, Гутерриш говорил обнадеживающе, указывая на ключевые проблемы, стоящие перед ООН в этой войне — от нарушения ее устава до создания гуманитарных коридоров, которые позволили бы жителям осажденных городов и поселков бежать в относительную безопасность. Во время визита в Бучу, где российские войска совершили абсурдные нарушения прав человека во время месячной оккупации, Гутерриш сказал, что «представил себе свою семью в одном из тех домов, которые сейчас разрушены и почернели. Я вижу, как мои внучки в панике убегают». Затем он просто добавил: «Эта война ужасна».

Если такой ответ кажется не Бог весть какой, но все же естественной реакцией ответственного лидера на сообщения о зверствах, то стоит вспомнить заявление предыдущего генсека ООН в аналогичной ситуации. Прибыв в Сараево, осажденную столицу Боснии, в декабре 1992 года, Бутрос Бутрос-Гали резко заявил голодным и замерзшим жителям, что он может вспомнить 10 мест в мире, где условия были еще хуже. Это оскорбление так и не было забыто.

Будучи в Москве, помимо сопереживания бедственному положению украинцев, Гутерриш говорил откровенно. «Вторжение России в Украину является нарушением ее территориальной целостности и нарушением Устава Организации Объединенных Наций», — сказал он, что является редким примером заявления ООН без какой-либо двусмысленности. Стоя рядом с хмурым министром иностранных дел России, Сергеем Лавровым, Гутерриш предложил еще одно краткое изложение проблемы: «У нас нет украинских войск на территории Российской Федерации, но у нас есть российские войска на территории [Украины]».

Как Гутерриш признал в интервью CNN, ООН не в состоянии принести мир в Украину — это может сделать только Россия, выведя свои войска. Обнадеживает тот факт, что Гутерриш не выступал за бесконечные раунды встреч, поскольку враждебность распространяется на местах, предполагая, что Организация Объединенных Наций сможет играть роль миростроителя только после того, как война окончательно закончится. Он сказал, что сказал Путину «то же самое, что я говорил в Нью-Йорке…, что означает, что российское вторжение противоречит Уставу ООН, является нарушением территориальной целостности Украины, и что эта война должна закончиться как можно скорее».

Тем не менее, трудно понять, к чему приведет честная оценка Гутерришем российского вторжения и его влияния на Украину и мир в целом. Россия — не какой-то старый агрессор, а член Совета Безопасности ООН, располагающий ядерным оружием, которым ее лидеры не раз угрожали за последние два месяца. Раскол внутри всемирного органа между государствами с либерально-демократическими порядками (одним из них является Израиль) и государствами, для которых ценность суверенитета заключается в принципе невмешательства (что позволяет им преследовать собственное население безо всякой санкции), является самым старым.

Если ответом демократических стран на российское вторжение является продвижение миропорядка, основанного на правилах, успех которого требует, чтобы все правительства относились, как к своему подвластному населению, так и к своим внешним границам с торжественным уважением, возникает вопрос, насколько может быть полезна Организация Объединенных Наций, если Москва может осуществлять свое право вето.

Организация Объединенных Наций не последует примеру Лиги Наций, изгнав Россию. Но демократические государства-члены могут и должны принять все необходимые меры, чтобы изолировать Россию в своих рядах и разоблачить ее как государство-изгой, которым она и является. Кроме того, до сих пор не утихают дебаты о том, как установить основанный на правилах мировой порядок, который бы действительно работал — дебаты, которые также имели место в 1919, 1945 и 1989 годах.

Бен Коэн — журналист и писатель из Нью-Йорка, который ведет еженедельную колонку о еврейских и международных делах для JNS.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы