"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Отец современного терроризма

Эндрю С. Маккарти, 12 НОЯБРЯ 2004 г.

В последнюю неделю его жизни слухи о центробежной силе палестинского движения касались того, не была ли его надвигающаяся кончина вызвана СПИДом, которым он, вероятно, заразился, согласно просочившимся отчетам иностранной разведки, из-за своего разнузданного сексуального аппетита.

Это как если бы после трех четвертей века мегасадизма понадобились бы еще какие-то дополнительные признаки крайней развращенности Ясира Арафата. Возможно, так это и было. Это размышление о его жизни, знаменательная эмблема триумфа террора и мошенничества над безопасностью и разумом в конце 20-го века, столь же поучительная для нашего времени, как и для него самого.

Жизнь головореза. О нем можно многое сказать, но мало что можно почерпнуть. Он был бандитом. Однозначно, одним из самых хитрых головорезов всех времен, но безжалостным, насквозь коррумпированным головорезом, жаждущим власти.

Как это часто бывает в современную информационную эпоху, почти все в его жизни известно, и почти ничего в его легенде не соответствует действительности.

Человека, которого в утренних панегириках Кофи Аннана и Жака Ширака (среди прочих) ретушировали в качестве мужественного символа палестинского национализма, на самом деле звали не Ясиром Арафатом, он не был коренным палестинцем и не принимал участия в боевых действиях с Израилем всякий раз, когда велись обычные боевые действия. Хотя он иногда заявлял, что происходит из нынешних палестинских территорий, Мухаммад Абдель Рахман Абдель Рауф аль-Кудва аль-Хусейни на самом деле родился в Египте в 1929 году и был пятым ребенком в семье зажиточного торговца. Он получил образование в Каире, хотя после смерти матери, когда ему было четыре года, он, по крайней мере, часть времени жил с дядей в Иерусалиме.

Иерусалим был тогда центром территории, известной как подмандатная Палестина, раздраженной британским правлением в результате мандата Лиги Наций 1918 года. Эта эпоха, мягко говоря, не была звездным часом Короны.

Сея семена взаимных обвинений, которые сохраняются по сей день, британцы появились во время Первой мировой войны, обещая часть или всю территорию то арабам, то евреям, лишь усугубляя ситуацию, удерживая Палестину за собой в течение трех десятилетий.

Таким образом, годы становления Арафата проходили в атмосфере сектантского насилия, пропитанного ненавистью к евреям, которая не только не утихала, но и двигала его вперед. Будучи студентом инженерного факультета в Каире во время Второй мировой войны, он находился под сильным влиянием Хаджа Амина аль-Хусейни, исламского муфтия Иерусалима, который был тесно связан с Гитлером и планировал импортировать программу геноцида фюрера из Берлина в Палестину.

Как отмечала на прошлой неделе газета New York Sun в редакционной статье, один из биографов эль-Хусейни сообщил, что Арафат был кровным родственником муфтия, который предпочел его другому многообещающему кандидату, Джорджу Хабашу (аль-Хакиму), одному из самых ярых насеритов- врагов Израиля, которые, в конечном итоге, основали Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), бывший частым союзником Арафата.

Тем не менее, хотя он мог быть местным торговцем оружием, 19-летний Арафат воздержался от боевых действий в 1948 году. В результате провозглашения независимости, на Израиль напала Лига арабских государств (Египет, Сирия, Трансиордания, Ливан, и Ирак), которая потерпела поражение в войне, что до сих пор рассматривается палестинцами и другими арабами как «ан-Накба» (Катастрофа).

Не участвовал он и в Суэцкой войне 1956 года, хотя позже он утверждал, что принимал участие, как рассказал на прошлой неделе Брет Стивенс из Wall Street Journal.

Зарождение террора

Хотя титул Арафата как «отца Палестины» вызывает сомнения, учитывая, что он несет исключительную ответственность за неспособность возникнуть палестинского государства, у него осталась твердая репутация «отца современного терроризма».

В конце 1950-х годов, он стал соучредителем ФАТХа, «Движения за национальное освобождение Палестины». Его, а, следовательно, и ФАТХа ремеслом были внезапные нападения на беззащитные израильские цели, чтобы довести до максимума резню и страх.

Первые попытки были неуклюжими: попытки взорвать национальный водовоз и железную дорогу.в 1965 году. Однако вскоре организация добилась успеха, осуществив нападения на деревни и гражданскую инфраструктуру.

В 1969 году Арафат стал председателем Организации освобождения Палестины (ООП), зонтичной группы, в которой он никогда не переставал доминировать после того, как годом ранее присоединил к ней ФАТХ. У ООП была единственная цель — уничтожение Израиля.

На самом деле, существовали две цели. ООП была также баснословно прибыльным криминальным предприятием. Хотя Арафат утверждал, что добился больших успехов в инженерном бизнесе в Кувейте, британские следователи, как сообщил Стивенс, после тщательного расследования, пришли к выводу, что его богатство связано с второстепенными видами деятельности, которые его организация поддерживала: «вымогательство, взятки, незаконная торговля оружием, торговля наркотиками, отмывание денег и мошенничество», которые приносили миллиарды.

Более того, на протяжении всей своей карьеры, Арафат демонстрировал мастерство в сборе средств — будь то сборы с бедных палестинских рабочих или щедрые субсидии от мечтательных европейских и американских правительств. Из полученных средств он снимал миллионы и прятал их по всему миру, в том числе, в израильских банках. Он посадил cвою жену в Париже на щедрое пособие в размере $100 000 в месяц, тогда как его народ голодал, и, конечно, обвинял Израиль в своих бедах.

К концу 1960-х годов, ООП открыла магазин в Иордании, посеяв хаос в королевстве. Арафат и его сторонники вскоре стали новаторами в тактике, позже усовершенствованной «Аль-Каидой»: использование гражданских самолетов как оружие террора.

21 февраля 1970 года, НФОП, входившая к тому времени в состав ООП, взорвала самолет рейса 330 авиакомпании SwissAir, следовавший в Тель-Авив, в результате чего погибли 47 пассажиров и члены экипажа.

Восемь месяцев спустя, 6 сентября, они предприняли захватывающее злодеяние: четырехкратный захват самолета, что теперь кажется жутким предвестником тектонической операции бен Ладена в другой сентябрьский день, 31 год спустя.

Как вспоминает в захватывающем отчете «Черного сентября» заложник Дэвид Рааб, все угнанные самолеты направлялись из Европы в Соединенные Штаты.

Один из них, Pan-Am 747, был доставлен в Каир, где был взорван на летном поле сразу после того, как пассажирам разрешили выйти. Второй самолет принадлежал компании Эль-Аль, и его захват был сорван в полете израильскими маршалами авиации. Но TWA 707 и SwissAir DC-8 с общим количеством пассажиров 310 человек и экипажами были угнаны в иорданскую пустыню. Террористы изолировали израильских, американских, швейцарских и западногерманских пассажиров для захвата, освободив остальных, и угрожали убить заложников и взорвать самолеты, если заключенные боевики не будут освобождены. Под международным давлением король Хусейн решил восстановить контроль. Война разразилась 13 сентября. К тому времени, когда две недели спустя она закончилась, заложники были освобождены, но более 2000 человек были убиты, когда Арафат и его террористическая банда были изгнаны из страны.

В первый из своих многочисленных восстаний из пепла, Арафат обосновался в Ливане. Начиная с этого момента, ООП приступила, спустя почти ровно год, к еще одному из самых печально известных убийств конца 20-го века.

5 сентября, в самый разгар летних Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене, восемь боевиков ООП (крыло группы Арафата -- ФАТХа, известное как бригада «Черный сентябрь») осуществили план, позволивший пятерым из них проникнуть в Олимпийскую деревню, быстро убить двух членов израильской команды (тренера по борьбе и тяжелоатлета) и взять в заложники девять других израильских спортсменов.

Террористы требовали освобождения 200 арабских заключенных и беспрепятственного вылета обратно на Ближний Восток. Немецкие власти заманили их вместе с пленниками в аэропорт, но попытка спасения провалилась. В результате боя палестинцы убили всех девяти израильских спортсменов гранатами и огнестрельным оружием, а также — немецкого полицейского. Пятеро террористов были убиты в бою, но немецким властям удалось схватить оставшихся троих.

Верная своей форме, организация Арафата отреагировала в следующем месяце, угнав самолет Lufthansa и взяв пассажиров в заложники. Немцы капитулировали, отпустив убийц.

Тем временем Арафат держал в поле зрения также и сеть поддержки Израиля, США. 1 марта 1973 года еще одна ячейка «Черного сентября» из восьми человек совершила налет на посольство Саудовской Аравии в Хартуме, Судан, взяв в плен двух американских правительственных чиновников, посла Клео Ноэля и временного поверенного в делах Джорджа Кертиса Мура, а также бельгийского дипломата по имени Гай Эйд. Террористы требовали освобождения Сирхана Сирхана в Калифорнии (заключенного в тюрьму за убийство Роберта Ф. Кеннеди в 1968 году), палестинцев, заключенных в тюрьму в Иордании (включая самого Абу Дауда из «Черного сентября», который позже утверждал, что был генеральным планировщиком бойни на Олимпийских играх в Мюнхене). ), и палестинских женщин, заключенных в тюрьму в Израиле. Получив отпор, террористы убили Ноэля, Мура и Эйда, а затем с тревогой сдались суданским властям.

Эти убийства, теоретически являвшиеся актом войны против США, так и не были «раскрыты» в смысле вынесения приговора человеку, который, в конечном итоге, нес ответственность. Сообщалось, что ФБР возобновило расследование в отношении них в начале этого года, и по крайней мере, один представитель Госдепартамента странным образом заявил, что связь между Арафатом и «Черным сентябрём» так и не была окончательно установлена, ​даже несмотря на то, что он признал членство «Чёрного сентября» в собственной фракции Арафата «ФАТХе». .

Тем не менее, ряд представителей израильской и американской разведки уже давно утверждали, что Арафат лично отдавал приказы об убийствах, передавая по радио сообщения, типа: «Почему вы медлите? Народная кровь в Холодной реке взывает к мести», что было определенным кодом, управлявшим исполнением.

Кроме того, в инсценированном суде, который происходил как судебное преследование Судана, один из террористов, Салим Ризак, дал показания: «Мы провели эту операцию по приказу Организации освобождения Палестины»; в то время как другой свидетель, суданский чиновник, который проводил допросы, сообщил, что убийцы исходили из радиосообщений из штаб-квартиры ФАТХа в Бейруте.

Так что существует множество темных подозрений, не говоря уже об открытом заявлении бывшего сотрудника АНБ Джеймса Дж. Уэлша о том, что соучастие Арафата было отброшено ради его дипломатического культивирования, что ошибочно воспринималось как высшее благо.

Между тем, из восьми сдавшихся террористов «Черного сентября» двое были немедленно освобождены суданцами из-за якобы недостаточности улик, а остальные шестеро были осуждены, приговорены к пожизненному заключению и... отпущены на следующий день в распростертые объятия ООП.

Со своего ливанского насеста Арафат продолжал стремительно нападать на Израиль.

11 апреля 1974 года ООП были убиты восемнадцать жителей Кирьят-Шмоны в их многоквартирном доме. Через месяц, 15 мая, палестинские террористы напали на школу в Маалоте, убив 26 израильтян, в том числе нескольких детей. Затем, в июне, ООП через «Палестинский национальный совет» одобрила так называемый «поэтапный план» уничтожения Израиля.

Слабое умиротворение

Конечно же, семью годами ранее Египет, к которому присоединились Сирия и Иордания, сдуру развязал еще одну агрессивную войну против Израиля и был разбит в ходе Шестидневной войны в июне 1967 года, в конце которой территориальные владения Израиля резко расширились, включив Западный берег и Восточный Иерусалим (отнятые у Иордании), Суэц и Газу (у Египта) и Голанские высоты (от Сирии). Было понятно, что это расширение не будет постоянным, поскольку в соответствии с резолюцией 242 Совета Безопасности ООН, Израиль, в конечном итоге, согласился уйти с некоторой (неопределенной) части этих территорий в обмен на мирные договоры, которые устанавливали границы и признавали право Израиля на существование.

Однако в поэтапном плане Арафата 1974 года ООП подтверждала свое неприятие резолюции 242 и брала на себя обязательство создать на любой уступленной территории палестинское государство, которое будет работать на уничтожение Израиля.

Обрисовывая глобальную стратегию борьбы с террором, которая будет безраздельно господствовать в течение четверти века, приведя к терактам 11 сентября, мир отреагировал на презрительную воинственность Арафата безвольным умиротворением. ООП получила статус наблюдателя в ООН, и 13 ноября 1974 года торжествующий и ничуть не раскаявшийся Арафат с кобурой на бедре обратился к Генеральной Ассамблее в Нью-Йорке. К 1980 году Европейское экономическое сообщество признало его «единственным законным представителем» палестинского народа.

Не то чтобы не было неудач. В 1979 году Израиль заключил историческое мирное соглашение с Египтом, в котором он согласился на поэтапный уход с Синая (завершенный в 1982 году) и признал, что, в конечном итоге, должна быть определена форма автономии для палестинских анклавов Западного берега и Газы. После того, как на южном фланге наступило спокойствие, Израиль обратился к продолжающимся ракетным обстрелам и другим вылазкам против его северных населенных пунктов из ливанского оплота ООП, Израиль вторгся в страну в 1982 году, вынудив Арафата бежать в Тунис.

От убийства Клингхоффера до «Нобелевской» звезды

Жажда крови ООП не утихала. В 1985 году, ячейка, назвавшая себя Фронтом Освобождения Палестины (НФОП), возглавляемая Мохаммедом Абу аль-Аббасом, угнала итальянский круизный лайнер «Акилле Лауро».

На глазах его перепуганной жены террористы жестоко застрелили 69-летнего еврея по имени Леон Клингхоффер, прикованного к инвалидной коляске, а затем бросили его за борт умирать в море.

Несмотря на признаки того, что ФОП действовал по указанию из штаб-квартиры ООП в Тунисе, официальный представитель Госдепартамента еще в 2002 году настойчиво утверждал, что ФОП была отколовшейся от НФОП группой ренегатов, и что Арафат, вероятно, невиновен в операции "Акилле Лауро".

Однако, помимо того факта, что на веб-сайте ООП (ее миссии в ООН) ООП была указана как одна из ее составляющих, Аббас на самом деле был членом собственного Исполнительного комитета ООП Арафата.

Более того, когда Аббас умер в прошлом году в Ираке (где его укрывал верный союзник Арафата, Саддам Хусейн), Арафат выступил с официальным заявлением, щедро восхваляя его как «лидера-мученика» и «выдающегося борца и национального лидера», который посвятил свою жизнь служению своему народу и своей родине».

Вскоре после "Акилле Лауро" Арафат начал в 1987 году прокладывать путь, который к середине 1990-х годов превратил его в постоянного до тошноты гостя Белого дома и лауреата Нобелевской премии.

По оруэлловскому обыкновению, он начал путь к фальшивой респектабельности с террористического обстрела, который стал известен как Первая интифада. (С Арафатом это должна была быть Первая интифада, потому что, разумеется, должна была быть и Вторая).

Осада была спровоцирована двумя, не связанными между собой событиями, в пороховой бочке Газы: убийством израильтянина 6 декабря, за которым вскоре последовала трагическая гибель четырех палестинцев 10 декабря в автокатастрофе, которую ложно, но настойчиво преподносили как убийство из мести.

Стычки быстро вспыхнули в Газе и охватили Западный берег и Восточный Иерусалим. Насилие, череда затишья и взрывов, продолжались больше шести лет. За первые четыре года, то есть, в период до отлива, ознаменовавшего начало войны в Персидском заливе 1991 года, израильские силы обороны отреагировали на более чем 3600 атак с применением «коктейля Молотова», 100 атак с применением ручных гранат и 600 атак с применением огнестрельного оружия или взрывчатых веществ. 27 убитых и более 3000 раненых.

Хотя ООП соперничала в операции с воинствующими исламскими группировками, такими как ХАМАС и Исламский джихад, группа Арафата доминировала в так называемом «Едином руководстве интифады», используя листовки для руководства дней и целей атак. Израильтяне были не одиноки среди жертв терактов. Арафат развязал эскадроны смерти ООП, чтобы убивать многочисленных арабов, которые, как считалось, сотрудничали с врагом.

В 1990 году арабское издание Al-Mussawar сообщило о защите Арафатом этой тактики: «Мы изучили файлы казненных и обнаружили, что только двое из 118 казненных были невиновны». Что же касается этих мнимых невиновных, то Арафат назвал их «мучениками палестинской революции».

Даже притом, что насилие нарастало, Арафат выступал перед Западом, нацепив личину государственного деятеля, и это произвело на него большое впечатление. Когда в 1988 году число погибших увеличилось, ООН предоставила миссии наблюдателей ООП право участвовать, но не голосовать, в сессиях Генеральной Ассамблеи.

Кроме того, администрация Джорджа Буша-старшего считала открытой возможность прямого диалога, если Арафат откажется от терроризма и согласится соблюдать Резолюцию 242. Он намеревался сделать это 16 декабря 1988 г., утверждая, что признает «право всех сторон, заинтересованных в ближневосточном конфликте, существовать в мире и безопасности..., в том числе, государство Палестина и Израиль и других соседей, в соответствии с резолюциями 242 и 338», и утверждая: «Что касается терроризма..., я повторяю для протокола, что мы полностью и абсолютно отказываемся от всех форм терроризма, включая индивидуальный, групповой и государственный терроризм».

Как и европейцы, США официально признали Арафата законным лидером палестинцев. Банкротство таких требований было раскрыто, когда последовала интифада, и Арафат допустил грубую ошибку, публично присоединившись к Саддаму как после вторжения в Кувейт, так и во время ракетных ударов Ирака по Израилю. Но как только оказалось, что он может, наконец, исчезнуть, сильный человек поймал спасательный круг, когда победа в войне в Персидском заливе не привела первого президента Буша к переизбранию.

Преемник Буша, президент Билл Клинтон, видел в неразрешимом израильско-палестинском конфликте шанс на прочное наследие и видел в Арафате жизнеспособного «партнера по установлению мира».

Вместе с Клинтоном в качестве решительной акушерки, Арафат и правительство премьер-министра Ицхака Рабина подписали разрекламированные Соглашения Осло 1993 года.

Была создана Палестинская администрация, Арафат был назначен ее главой исполнительной власти, а также был разработан план возможного самоуправления палестинцев на Западном берегу и в Газе

Однако эйфория по поводу этого кажущегося прорыва затуманила понимание как врожденной лживости Арафата, так и явной неспособности Осло решить ключевые спорные вопросы, включая окончательные границы, статус Восточного Иерусалима и права израильских поселенцев и палестинских беженцев, из-за заблуждения, что Арафат будет добросовестно работать над мирным и всеобъемлющим урегулированием с Израилем в течение пяти лет.

Неожиданно архи-убийца стал государственным деятелем, звездой, а в 1994 году - лауреатом Нобелевской премии мира, бывшей когда-то желанной честью, а теперь, благодаря тому, что он ее получил, превращенной в шутку, которую лучше всего причислить к его бесчисленным жертвам.

Благодаря этому партнеру по миру, вскоре стало ясно, что соглашения Осло были фарсом, делом легковерного американского президента, предпочитающего, чтобы ему пролили мед на его лживые глаза.

Палестинская администрация нарушила свои обещания о демократических реформах и установлении верховенства закона, проведя выборы ровно один раз, и после того, как Арафат был избран подавляющим большинством голосов, больше их никогда не проводила.

Арафат также не выполнил, несмотря на непрекращающиеся мольбы представителей администрации Клинтона, обязательство о внесении поправок в Палестинскую национальную хартию, чтобы исключить пункты, призывающие к уничтожению Израиля. Палестинская администрация сделала вид, что соблюдает требования, неискренне отметив положения, которые якобы должны быть аннулированы, и призвала подготовить новый проект Хартии.

Однако пересмотренной Хартии так и не последовало. Между тем система образования, существовавшая на территориях, во многом подобно публичным заявлениям Арафата на арабском языке (всегда более угрожающем, чем английский, на котором он говорил с западным миром), продолжала внушать ненависть к евреям и призывала к гибели их государства.

Естественно, террористическая деятельность также продолжалась, и ПА была неэффективна в ее прекращении, хотя и не поощряла ее напрямую. Во всем этом не должно было быть ничего удивительного. Как сообщает Стивенс, в 1996 году Арафат кричал перед арабской аудиторией в Стокгольме: «Мы планируем ликвидировать государство Израиль и создать чисто палестинское государство. Мы сделаем жизнь евреев невыносимой с помощью психологической войны и демографического взрыва… Мы, палестинцы, захватим все, включая весь Иерусалим».

Отвечая на вопрос о своих планах на египетском телевидении в 1998 году, Арафат объяснил, что стратегическая пауза была почтенной исламской стратегией, конкретно имея в виду «соглашение Худайбия», в котором пророк Мухаммед заключил десятилетний договор с арабским племенем корейшитов, но нарушил его через два года, в течение которых его войска использовали безопасность пакта для мобилизации своих сил, а затем завоевали племя корейшитов.

Такие махинации, безусловно, не были секретом для правительств и СМИ США, Европы и Израиля. Они точно знали, кто такой Ясир Арафат. Но в политическом и культурном плане полные надежды сердца и благие намерения были для них важнее результатов на местах — «процесс» всегда превалировал над «миром».

Таким образом, в Уай-Риверских соглашениях 1998 года, администрация Клинтона и Израиль, ныне возглавляемый премьер-министром Биньямином Нетаньяху, поверили террористу на слово, когда он снова пообещал подавить террор, на этот раз в обмен на рывок, поддержку израильских сил (которые вошли на территории в ответ на террористические акты), передачу дополнительной территории под контроль ПА и даже освобождение сотен палестинских заключенных, многие из которых были заключены в тюрьму за террористические преступления.

Четырнадцать 9/11

Насилие не прекращалось. Тем не менее, когда его президентство подошло к концу в 2000 году и он отчаянно нуждался в достижении, которое могло бы уравновесить послужной список, запятнанный скандалом, президент Клинтон решил в последний раз попробовать добиться всеобъемлющего урегулирования. Он привез Арафата и нового премьер-министра Израиля Эхуда Барака в Кэмп-Дэвид.

Под сильным давлением США Израиль предложил создать палестинское государство, занимающее более 90 процентов территории Западного берега и всю Газу со столицей в Восточном Иерусалиме.

Такой ход понятен только, если принять, что Арафат был непоправимо одержим уничтожением Израиля, и в этом случае он был вполне понятен — Арафат отклонил это ошеломляющее предложение с ядовито настойчивым требованием предоставить миллионам палестинцев право на возвращение в Израиль.

Срыв переговоров привел Арафата, как ночь после дня, к новому витку террора. Началась Вторая интифада, которая продолжается по сей день. Эта программа осуществлялась в основном посредством взрывов террористов-смертников, часто включала взрывчатку, привязанную к детям, что поощрялось культурой шахада или мученичества, которая процветала при коррумпированном и недееспособном руководстве Арафата.

В основном нападению преднамеренно подвергались гражданские лица в автобусах, ресторанах, торговых центрах, синагогах, гостиницах и других общественных местах.

С 2000 года было убито около 900 израильтян, три четверти из которых были гражданскими лицами. Если экстраполировать на американские масштабы, то для страны размером с Израиль это примерно эквивалентно более чем 40 000 погибших или, как подсчитала Анна Баефски из Гудзоновского института, около четырнадцати 11 сентября.

Мир Арафата, как и всех остальных, радикально изменился 11 сентября 2001 года. Доктрина Буша, провозглашавшая обязательство искоренить террористов и правительства, поддерживающие терроризм, не сразу означала конец для палестинского лидера. Однако он постепенно был маргинализирован и низведен до статуса изгоя, не считая заметно редких и неэффективных восхвалений из Европы, исламского мира и ООН.

Как по волшебству его стали подводить даже его самые проверенные старые трюки. Например, 16 декабря 2001 г., когда американские силы подавляли террористов в Афганистане, якобы наказанный Арафат появился на контролируемом ПА палестинском телевидении, чтобы предостеречь ХАМАС и «Исламский джихад» от «любой военной деятельности» против Израиля, и якобы «возобновить» его «призыв полностью прекратить любую деятельность, особенно атаки смертников, которые мы осуждали и всегда будем осуждать».

На этот раз уловка не удалась, поскольку она была без сомнения, ослаблена после того, как нобелевский лауреат характерно сопроводил ее, всего два дня спустя, речью на митинге в Рамалле — нечто, вроде красного мяса, которое было всегда удобно игнорировано в безмятежные дни перед 9/11.

«С божьей помощью», — хвастался он. «В следующий раз мы встретимся в Иерусалиме, потому что мы боремся, чтобы принести победу нашим пророкам, каждому младенцу, каждому ребенку, каждому мужчине, каждой женщине, каждому старику и всем молодым людям, мы все пожертвуем собой ради наших святых мест и мы укрепим нашу власть над ними, и мы готовы отдать 70 наших мучеников за каждого из них в этой кампании, потому что это наша святая земля. Мы продолжим бороться за эту благословенную землю, и я призываю вас стоять твердо».

Джига была поднята. Знаменитость Арафата могла быть продуктом «международного сообщества», но его значимость была точно «сделана в США», и Америка больше не покупала ее. Администрация президента Джорджа Буша-младшего дала понять, что Арафатом больше заниматься не будут. Когда президент в конце концов предложил свою «дорожную карту» для возобновления переговоров о возможном палестинском государстве, он пренебрежительно отнесся к Арафату и сделал безоговорочное прекращение всего палестинского террора непреложным условием.

Важно отметить, что администрация также ослабила ограничения, которые на протяжении десятилетий вынуждали Израиль держаться подальше за своего заклятого врага.

Теперь под руководством премьер-министра Ариэля Шарона Израиль решительно ответил на натиск террора, в том числе, громкими «точечными убийствами» лидеров ХАМАСа.

Его силы затянули петлю вокруг Арафата. Не имея возможности покинуть свой убогий поселок в Рамалле с какой-либо уверенностью, что он выживет и ему разрешат вернуться, «президент» того, что было больше рэкетом, чем правительством, и уж определенно не государством, оставался там в укрытии более двух лет до своей эвакуации в Париж, в крайнем случае, до конца октября. Там он и умер в среду, один из самых отвратительных мошенников и убийц в истории.

«Власть плохих людей», — заметил Бёрк, «не безразлична».

Сила этого злого человека питала целый век — век терроризма. Израильтяне и палестинцы, возможно, никогда не будут мирно сосуществовать, но пока был жив Ясир Арафат, у них не было даже шанса.

Эта колонка в National Review Online была написана Эндрю К. Маккарти.

Эндрю С. Маккарти, возглавлявший в 1995 году уголовное преследование шейха Омара Абдель Рахмана и еще одиннадцати человек за терроризм, является старшим научным сотрудником Фонда защиты демократий.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы