"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Письмо новообращенной: история выживания в крестовых походах

Д-р Генри Абрамсон, 8 мая 2922 г.

Три испорченных и фрагментированных документа начала 1100-х годов — это все, что осталось от трагической истории женщины из аристократической семьи, которая решила принять иудаизм, вышла замуж за представителя известной раввинской семьи в Нарбонне, а затем бежала от жестокого антисемитского насилия в Египет.
«Письмо новообращенной», Т.С. 16-100, Кембриджский университет

Первое письмо, хранящееся в замечательной коллекции Каирской генизы Кембриджского университета, было расшифровано и опубликовано в 1931 году ученым-первопроходцем Джейкобом Манном (1888–1940).

В нем описывалось, как женщина (имя которой странным образом ни разу не называется) покинула свою богатую христианскую семью (вероятно, жившую в северо-западной части Нормандии) и стала новообращенной в иудаизм.

Она поселилась в большой еврейской общине Нарбонны на юге Франции, где познакомилась со своим мужем Давидом, членом известной семьи Тодрос, и родила ему троих детей.

Ее братья и прочие преследовали ее там, поэтому молодая семья покинула город. Вероятно, это случилось роковым летом 1096 года.

Петр Отшельник возглавляет крестоносцев (Эгертон MS, Авиньон, 14 век) 
через Wikimedia Commons.

Начиная с мая того же года, на евреев из ашкеназских земель обрушилась новая ужасающая серия преследований. В течение нескольких месяцев, вдохновленные призывом Папы Урбана II установить христианское правление на Святой Земле, дворяне и крестьяне спланировали совершить долгий поход в землю Израиля, чтобы победить «неверных».

Роковым летом 1096 года группа обезумевших крестоносцев сделала смертоносный расчет: зачем им терпеть лишения тяжелого пути по суше и по морю в Израиль, когда среди них есть неверующие, то есть евреи?

В результате, происшедшие массовые убийства, особенно в Рейнской области, были одними из самых ужасных, которые евреи пережили со времен восстания Бар-Кохбы тысячу лет назад.

В некоторых случаях, оказавшись перед выбором -- крещение или смерть, целые общины предпочли скорее покончить с собой, чем отречься от веры своих предков.

Опыт крестовых походов оставил болезненный неизгладимый след в памяти ашкеназов, и события того ужасного сезона отмечены чтением молитвы "Ав а-Рахамим" (Отче милостивый) каждую субботу.

В первом документе, официально известном как TS 16.100, говорится, что насилие коснулось и семьи Тодрос. По-видимому, Давид и двое его детей — сын по имени Иаков и трехлетняя девочка по имени Юста, укрылись в синагоге. Дэвида убили, а его детей похитили, предположительно крестили, и больше их никто не видел. Нашу героиню пощадили, вероятно, потому, что она была беременна, но она и ее маленький сын остались без гроша в кармане.

В письме, подписанном неким Иегошуа бен Овадия и двумя людьми по имени Исаак, ее печальная история описывалась как официальная просьба о финансовой поддержке.

Профессор Нормал Гольб (1928–2020), известный исследователь генизы Чикагского университета, изучил письмо и определил, что профессор Манн неправильно расшифровал одно ключевое слово.

Досадная дыра в пергаменте частично стерла название места, где был убит Давид, и, возможно, сверяясь с распределением нападений крестоносцев на ашкеназские общины, Манн идентифицировал его как Анжу, загадочно удаленное место от Нарбонны на юге.

Более пристальное изучение профессором Гольбом показало, что это небольшое место, на самом деле, называлось Моньё. Этот вывод вскрыл масштабы известного анти-еврейского насилия со стороны крестоносцев, расширяясь в область, где оно было ранее неизвестно. Это открытие оказалось настолько значительным, что крошечная научная находка попала на четвертую страницу New York Times 24 декабря 1966 года.

Краткий, но трагический рассказ об этой безымянной женщине и ее страданиях во время крестовых походов, возрожденный спустя девятьсот лет после нападений, вдохновил на создание двух трогательных художественных произведений: пьесу Брайана Эллисона «Сибилла» (1988), и «Обращенная», впервые опубликованный бельгийским писателем Стефаном Хертмансом фламандский роман, который в английском переводе 2019 года стал финалистом на получение Национальной еврейской книжной премии.

Крошечное поселение Монье, которое в средние века поддерживало еврейскую общину, внезапно оказалось объектом нежелательного внимания как место неизвестного средневекового погрома.

Когда исследователь генизы Бен Аусуэйт заметил, что более половины страницы, которую Википедия посвятила этому, в остальном невинному городу, описывала резню, он назвал это «исторической клеветой на этот отдаленный и преимущественно мирный уголок Франции».

В статье на веб-сайте библиотеки Кембриджского университета в июле 2020 года он рассказал более полную историю нашей героини из Нарбонны.

Церковь Святого Петра эпохи крестоносцев в Моньё, Франция, 
через Wikimedia Commons

Доктор Аусуэйт, глава исследовательского отдела генизы, знал об одной важной части головоломки, которую даже профессор Гольб не мог понять в течение примерно двадцати лет.

Эдна Энгель и Йосеф Яалом -- два ученых из Еврейского университета, опубликовали исследования "Письма новообращенной", которые убедительно продемонстрировали, что почерк принадлежал, по крайней мере, двум разным фрагментам в коллекции генизы.

Мало того, что они были написаны одной рукой, они, очевидно, касались одного и того же человека -- нашей новообращенной из Нарбонны!

Эти два клочка пергамента, хотя и были повреждены еще сильнее, чем оригинальное "Письмо новообращенной", описывали женщину, бежавшую от своей мстительной семьи в северную Испанию, где она потеряла мужа в результате нападения.

Плохое состояние фрагментов затрудняет составление хронологии событий, но по всей видимости, сама она едва избежала казни, возможно, из-за своего христианского происхождения.

Ее должны были сжечь на костре как еретичку, но, в тот момент, когда еврейскую общину обязали принести саван, чтобы обернуть ее тело перед зажиганием костра, несколько евреев собрали взятку в тридцать пять динаров серебром для священников, и она была освобождена. Она бежала в город-убежище Нахера, где изо всех сил пыталась собрать деньги, чтобы вернуть тем людям, которые заплатили кровавую дань, спасшую ей жизнь.

Где все это произошло? Доктора Энгель и Яалом согласились с тем, что первоначальная гипотеза профессора Манна, связавшая насилие с Анжу, была неверной, но они также не согласились с идентификацией профессора Гольба Моньё, который находился к западу от Нарбонны.

Они утверждали, что гораздо более вероятным кандидатом была деревня Муньо к востоку от Нарбонны через Пиренеи и очень близко к Нахере.

Хотя однозначный вывод невозможен, вокруг Муньо формируется консенсус историков, как описано в исследовании доктора Аусуэйта.

А что же с нашей дамой из Нарбонны? Вторые фрагменты описывают, как она пробиралась в Каир, где родила дочь. Беженка от крестовых походов, она получала поддержку от сообщества, предположительно, до конца своих дней. Драгоценные рекомендательные письма, в которых рассказывалась ее история, были отправлены в генизу синагоги Бен-Эзра, где они оставались в течение 900 лет до их публикации в 1931 году.



Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге "Трансляриум"



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы