"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Новый взгляд на Израиль и арабов

Арабские израильтяне отвергают план "трансфера" Трампа — The Jerusalem Post

Commentary, июль 2022 г.

В Израиле была неспокойная весна. Волна террора и беспорядки в Старом городе Иерусалима вызвали горькие воспоминания о войне Ясира Арафата против мирного процесса в Осло два десятилетия назад. Больше всего возмутило террористическое нападение 29 марта на Бней-Брак. На ужасающих видеозаписях запечатлен палестинец, убивший мирных жителей, в том числе одного отца, чье тело остановило пули, летящие в направлении его двухлетнего сына. Но израильско-арабский офицер полиции Амир Хури и его партнер остановили террориста, предполагая более мультикультурное будущее, чем представляет себе большинство не-израильтян.
Героическая смерть Хури противоречит многим карикатурам на Израиль и израильской истории, точно так же, как нынешние реалии на Ближнем Востоке подрывают историю, которая продолжает утверждать, что главной причиной напряженности в регионе является столкновение между Израилем и палестинцами. Дипломатические прорывы позволяют Израилю взаимодействовать со многими арабскими странами, несмотря на душераздирающие вспышки палестинского насилия.

75-летний термин, используемый для описания не урегулированной напряженности в регионе, "арабо-израильский конфликт", следует обновить и поставить во множественном числе. По правде говоря, существует несколько различных конфликтов. Некоторые из них разрешены, другие продолжаются. Большинство израильтян признают это нюансированное повествование, живя так, как они живут в настоящее время под правительством, поддерживаемым исламской арабской партией, впервые находящейся в коалиции. Теперь это понимание должно распространиться на Соединенные Штаты.

Воодушевляющие сюжетные линии начинаются изнутри с трансформации арабо-израильского сообщества от жизни под военным правлением до 1966 года, во все более либеральный, мейнстримный и средний класс.

Воодушевляющие сюжетные линии начинаются внутри с трансформации израильско-арабского сообщества, переходящего от жизни под военным правлением до 1966 года ко все большей либерализации, интеграции и среднему классу.

Кризис Covid выявил тот факт, что почти пятая часть израильских врачей и медсестер — арабы, также, как и более 40% израильских фармацевтов.

За пределами этого, мы наблюдаем подъем Израиля как региональной военной державы, его роль сверхдержавы в области высоких технологий и фармацевтики, а также его центральную дипломатическую силу в растущей, в основном суннитской, анти-иранской коалиции, в которую входят Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия. На вершине этой трансформации располагаются Аврамовы соглашения.

Когда Дональд Трамп и Биньямин Нетаньяху подписали их в Белом доме 15 сентября 2020 года вместе с министром иностранных дел Эмиратов Абдуллой бен Заид Аль Нахайяном и министром иностранных дел Бахрейна Абдуллатифом бин Рашидом Аль Заяни, они открыли новые возможности для израильских арабов в качестве туристов, переводчиков. и деловых партнеров.

Соглашения обеспечивают экономическую интеграцию Израиля в Ближний Восток с потоком сделок на миллиарды долларов — почти $2 миллиарда только в 2022 году. Несмотря на то, что они основаны на доброй воле, они скрепляются не туманными надеждами на более счастливое будущее, а общим страхом перед иранскими амбициями и разочарованием от американской беспомощности.

Израильтяне знают, что их новые партнеры из Персидского залива — не братские демократиями. Но израильтяне также знают, что эти изменения революционны. Тем не менее, большинство американских журналистов и многие американские евреи продолжают преуменьшать значение этих преобразований.

По-прежнему зависимые от одномерной, однонаправленной палестинской пропаганды «вей из мир», «обвиняй во всем Израиль», они погрязли в старом повествовании об Израиле, навеки застыв в своей вечной войне за существование. 

Бомбы неизбежно затмевают такие прорывы, как Аврамовы соглашения. Боевые действия в Газе весной 2021 года привлекли больше внимания средств массовой информации, чем миллионы долларов инвестиций, 200 000 туристов и неизмеримая доброжелательность, переполнявшая Израиль в первый год действия Соглашений между израильтянами и их новыми арабскими друзьями.

Палестинские лидеры обвиняли своих собратьев-арабов в рукопожатии с израильтянами «на пропитанной кровью палестинской земле».

Однако Соглашения являются последним шагом в процессе поиска мира, который начался после войны Судного дня 1973 года, после того, как египетско-сирийское внезапное нападение не смогло сокрушить еврейское государство. После того, как в результате контратаки Израиля, израильские танки оказались на дорогах, ведущих в Каир и Дамаск, ни один из соседей Израиля больше не предпринимал попыток совершить конвенциональное военное нападение.

Мало кто мог тогда предсказать это, но когда 26 октября 1973 года, прекратились боевые действия между Израилем, Египтом и Сирией, первоначальный арабо-израильский конфликт закончился, хотя различные арабо-израильские конфликты продолжались.

К 1979 году, Израиль и Египет подписали мирное соглашение; Иордания подписала договор в 1994 году. Хотя этот первый и, казалось бы, монолитный арабо-израильский конфликт официально начался с создания Израиля и арабского вторжения 14 мая 1948 года, он был, как казалось, на редкость скоординированным.

Даже во время той первой войны, борьба арабов за уничтожение Израиля представляла собой серию конфликтов, а не одну неизменную, бесконечную, непреодолимую войну..

Местные арабы протестовали против плана ООН по разделу 1947 года, начав партизанские нападения. После 14 мая 1948 года, эти местные арабские нерегулярные формирования (евреи тогда тоже назывались «палестинцами») объединились с вражескими армиями Ливана, Сирии, Ирака, Иордании и Египта. Однако совместного командования не было; повестки дня редко совпадали. В 1948 году, состав был смещен в пользу арабов, но объединенный еврейский народ столкнулся с расколом арабского мира.

Местные арабские нерегулярные формирования резко отличались от профессионального арабского легиона Иордании или символических сил Ливана. Немногие арабские солдаты чувствовали, что сражаются за свой дом, семью или существование своего народа. Более широкая война арабов по демонизации затмила победу Израиля.

Создание Израиля в 1948 году дало арабскому миру иллюзию единства, подарив арабским диктатурам то, что нужно каждой враждующей коалиции, — общего врага.

После 1973 года, кампания Лиги арабских государств по изоляции Израиля, введенное Саудовской Аравией нефтяное эмбарго и резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1975 года "сионизм — это расизм" — все вместе сделало Израиль похожим на изгоя.

Пока многие задавались вопросом, чем Израиль заслужил такую ​​ненависть, посол Америки в Организации Объединенных Наций в 1975 году, Дэниел Патрик Мойнихан отменил обвинительный акт, спросив, «что не так» с «обвинителями», а не с «обвиняемым».

Кемп-Дэвидский мирный договор между Израилем и Египтом в 1979 году, официально положил конец иллюзии единого арабского дипломатического фронта. Четыре десятилетия спустя, Аврамовы соглашения официально положили конец единому арабскому пропагандистскому фронту. Многие граждане ОАЭ, аплодировавшие Аврамовым соглашениям, утверждают, что арабы больше не будут заложниками непримиримой позиции палестинцев. По мере того, как другие арабские государства будут устанавливать мир, Израиль перестанет быть козлом отпущения в арабском мире.

Благодаря обсессивной демонизации Израиля в Совете по правам человека Организации Объединенных Наций и других международных организациях, многие палестинцы все еще одержимы фантазией о том, что их дипломатическая война изолировала еврейское государство. Тем не менее 167 стран признают Израиль. Из 27 несогласных — большинство арабские или мусульманские.

Короче говоря, Израиль выиграл свою конвенциональную войну за выживание, свою региональную войну за признание, хотя бы некоторыми соседями, и свою глобальную войну за широкое признание. Однако, хотя рушатся столпы традиционного арабо-израильского конфликта, израильско-палестинский конфликт остается. Палестинцы представляют свою войну как центральный элемент интегрированного многостороннего израильско-арабского конфликта.

Любой прогресс угрожает их подходу «все или ничего». По мере того, как израильтяне все больше распространяют мирные отношения между народами, которые они поддерживают с ОАЭ, Бахрейном и Марокко, а также по мере того, как интересы Израиля совпадают с потребностями все большего числа соседей, палестинские заявления о геноциде начинают падать в глухие уши.

Израильско-палестинский конфликт может, в конечном итоге, распасться на две части: конфликт в Газе и конфликт на Западном берегу. Хотя режим ХАМАСа в Газе, и Палестинская администрация, управляющая Западным берегом, стремятся уничтожить еврейское государство, они не могут договориться по многим другим вопросам. Их усилия по объединению терпят неудачу.

Чем уже определяется каждый конфликт, тем он разрешимее. «Мир сейчас» — широкомасштабный лозунг типа «Мария, радуйся», придуманный израильскими левыми в 1970-х годах. "Больше мира" — (Израиля с его врагами, постепенно уничтожает напряженность, постепенно добавляет добрую волю и своекорыстные альянсы) явился более реалистичным лозунгом, а теперь — и оправданной стратегией. Программисты часто решают сложные задачи с помощью "разделяй и властвуй", разбивая их на составные части.

Слишком долго слишком много американских политиков и президентов стремились разрешить "арабо-израильский конфликт" с помощью одного крупного, всеобъемлющего договора. Признание наличия полудюжины конфликтов, использование прогресса на некоторых фронтах для достижения прогресса в других областях — вот наилучший способ достижения большего, а может быть, и вечного мира.

Анализ этих конфликтов также опровергает ложь об Израиле и апартеиде, о сионизме и расизме.

Эйфория в Израиле после заключения Аврамовых соглашений, хотя и преуменьшенная западными СМИ, доказывает, насколько отчаянно израильтяне ищут доброжелательных арабских соседей. Чем их больше, тем больше разговор освобождается от палестинской хватки и переходит с устаревшей парадигмы «Мир сейчас» на реалистичный подход «Больше мира».

Это также открывает новые пути понимания израильской истории. Даже самые ярые сионисты склонны рассказывать историю Израиля через его войны. Самыми известными датами в истории Израиля остаются 1948, 1956, 1967 и 1973 годы.

Эта история от войны-к-войне теперь перемежается мирными процессами и терроризмом. Но такое узкое прочтение определяет Израиль только по арабо-израильскому конфликту. Это все равно, что строить американскую историю на основе Войны за независимость, Гражданской войны, Первой мировой войны, Второй мировой войны и Вьетнама без Джексонской эры (эпоха, которую историки и политологи называют джексонской эрой или второй партийной системой, длилась примерно с момента избрания Джексона президентом в 1828 году до тех пор, пока рабство не стало главной проблемой после принятия Закона о Канзасе-Небраске в 1854 году и резких политических последствий Американской Гражданской войны  Википедия), позолоченного века, прогрессизма, Нового курса или революции Рейгана.

Мы могли бы лучше рассказать историю Израиля на протяжении десятилетий в американском стиле. Начав с основания Израиля, мы должны были бы быстро вернуться к 1950-м годам — десятилетию массовой миграции в Израиль, когда начали прибывать 850 000 евреев, изгнанных из арабских стран, а также 70 000 — переживших Холокост.

В 1960-х гг. Израиль стал детищем развивающегося мира, моделью успешной пост-колониальной демократии со своими особыми социал-демократическими чертами, такими как идеал общинного кибуца.

В 1970-х — ситуация стала нестабильной и сверх-драматичной, поскольку отрезвляющие результаты войны 1973 года сменили довоенное высокомерие Израиля на послевоенное уныние, которое закончилось эйфорией от спасения заложников в Энтеббе в 1976 году и Кемп-Дэвидского мира 1978–79 годов.

Соглашения с Египтом


Возможно, победа Менахема Бегина в 1977 году стала поворотным моментом в политической истории Израиля и положила конец гегемонии Лейбористской партии, предвещая более либеральный, индивидуальный и капиталистический Израиль.

1980-е — были омрачены периодом высокой инфляции и интеллектуального кризиса среднего возраста, поскольку 40-летняя страна начала сомневаться в своих основополагающих принципах.

1990-е годы характеризовались оптимизмом Осло и началом большого бума высоких технологий, отчасти вызванного иммиграцией из России хорошо подготовленных специалистов. 2000-е годы начались с того, что Израиль стал ключевой мишенью для террористов и тех, кто стремился лишить Израиль легитимности, прежде чем он сокрушил вторую интифаду и стал нацией стартапов.

Наконец, 2010-е годы были периодом, заставшим Израиль со всеми своими противоречиями, как западными, так и ближневосточными, все более мирным, но все еще борющимся за свое существование, все более сплоченным в социальном и культурном планах, но все еще раздробленным политически. Даже в обзоре в телеграфном стиле раскрываются семь невероятных чудес Израиля — по одному на каждое десятилетие.

Во-первых, восстановление еврейского суверенитета на еврейской родине. Сегодня евреи воспринимают это как должное, но возвращение блудных евреев домой спустя почти 2000 лет остается одним из величайших возвращений всех времен.

Во-вторых, реинтеграция с 1948 года 3 миллионов иммигрантов в первоначальное население в 600 000 человек, особенно переживших Холокост, беженцев из арабских земель, эфиопских евреев и советских евреев, сохраняя в то же время гражданские свободы и свободную иммиграцию как единственную демократию на Ближнем Востоке.

В-третьих, возвращение евреев в историю, превращение их из мировых жертв — в коллег-актеров на мировой арене, породило большие возможности и сложные дилеммы.

Не отрицая войны и мира, эта новая история, основанная на десятилетиях, помещает историю Израиля в контекст. Он вызывает споры об Израиле в культурном, социальном, экономическом и идеологическом плане, а не только в плане политическом, военном и дипломатическом.

Хотя потребность в таком новом толковании назревала десятилетиями, Аврамовы соглашения помогли выйти из тупика.

Возникшая в результате дипломатическая, экономическая, культурная и туристическая перезагрузка предлагает более тонкое, многомерное и менее ориентированное на палестинцев понимание израильской истории и сионизма.

По мере приближения 75-летия Израиля, пришло время в правильном свете взглянуть на навязчивую идею палестинцев уничтожить Израиль. Пришло время создать новую периодизацию и новую сюжетную линию для понимания Израиля. И поэтому пора ставить арабо-израильские конфликты во множественное число..

Гил Трой является автором девяти книг по истории президентства, в том числе «Эпоха Клинтона: Америка девяностых» и «Утро в Америке: как Рональд Рейган изобрел 1980-е». Он также является автором четырех книг о сионизме, в том числе, готовящуюся к печати книгу «Теодор Герцль: труды по сионизму» (3 тома).

Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы