"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Обвинение евреев в неспособности реформировать ислам


Т. Бельман. Я встретил Яссера в Вашингтоне около 15 лет назад с тех пор слежу за ним. В то время он планировал миллионный марш среди мусульман за реформы. Пришло всего около 50 000 человек, и в основном это были евреи.

Я придерживался мнения, что причиной того, что он не смог завоевать популярность среди собратьев-мусульман, была вина тогдашнего правительства США, потому что оно поддерживало CAIR. Я утверждал, что США должны отказаться от CAIR и принять движение Яссера и даже финансировать его. Именно его движение США должны признать голосом мусульманского сообщества.

Увы, этому не суждено было сбыться.

Зухди Яссер — честолюбивый реформатор, жаждущий признания, но его усилия тщетны, потому что настоящий ислам реформировать невозможно. Оп-ред.

Доктор Стивен М. Кирби, 6 июня 2022 г.

Доктор Зухди Яссер, честолюбивый реформатор и модернизатор ислама, основатель Американского исламского форума за демократию и один из основателей Движения за мусульманские реформы. Недавно он написал статью в журнале White Rose, в которой утверждал, что такие, как он, стремятся реформировать и модернизировать ислам, но их сдерживают еврейские лидеры в Соединенных Штатах.

В этой статье Яссер отметил

«… наши самые серьезные препятствия… исходят от еврейской общины.

Если кто-то из нас, реформаторов, соберется когда-либо добиться каких-то успехов, то руководство ведущих еврейских политических и религиозных организаций должно заключить стратегические союзы с широко открытыми глазами [sic]. Важность этих союзов невозможно переоценить, поскольку они обеспечивают должную легитимность американских мусульманских групп внутри страны и за рубежом.

Моя цель здесь проста. Это должно пролить яркий свет на отношения, которые многие еврейские организации устанавливают с американскими исламистами… На самом деле, возвышение исламистов любыми ведущими немусульманами на Западе — это просто еще один гвоздь в гроб реформаторов.

Понимание этой неразрывной связи между деимонизацией евреев и продвижением исламистских движений… необходимо для того, чтобы разорвать эту связь и, наконец, дать реформаторам возможность хотя бы начать тяжелую работу по реформированию различных мусульманских толкований исламской веры.…

И все же, мне больно видеть, как многие в самой еврейской общине активно стремятся затормозить и препятствовать таким позитивным изменениям. За исключением заметных случаев ввиду их редкости, такие крупные группы, как АДЛ, сидят в стороне, тогда как американские исламистские группы, возникшие из Мусульманского братства, радикализуют американских мусульман и отравляют дискурс против реформистских групп, таких как Мусульманское движение за реформы.

То, что еврейская община не противостоит бичу мусульманского антисемитизма, также усложняет задачу для тех немногих мусульманских имамов, ученых и активистов, которые имеют мужество публично выступать против антисемитизма исламистских лидеров.

Когда эти смелые реформаторы появляются, то, вместо того, чтобы быть принятыми своими еврейскими братьями и сестрами, их либо заставляют молчать, либо им не уделяется достаточного внимания и поддержки».

На первый взгляд кажется странным, что Яссер уделяет такое внимание немусульманской поддержке, чтобы обеспечить жизнеспособность Мусульманского движения за реформы и честолюбивых мусульманских реформаторов. Однако внимание Яссера к такой немусульманской поддержке существует уже много лет, и не без причины.

Его осознание того, что для реформирования ислама необходима поддержка немусульман, возможно, впервые произошло в результате митинга, который он провел в 2004 году.

В апреле 2004 года Яссер организовал «Митинг против террора» в Фениксе, штат Аризона, в качестве способа показать мусульманам осуждение джихадистского терроризма.

В статье, написанной вскоре после этого события, Дэниел Пайпс отметил, что в районе Феникса проживает около 50 000 мусульман, но на митинг пришли только 30-100 мусульман. Пайпс заключил: «Один мой корреспондент оценил это событие как «полную катастрофу».

Несколько лет спустя, в 2010 году, во время панельной дискуссии, Яссер подчеркнул важность немусульманской поддержки в усилиях по реформированию ислама:

«Однако я надеюсь, что читатели уйдут отсюда, понимая, что решение должно исходить не только от набожных мусульман из «Дома ислама», но и всем нам крайне необходимо разработать согласованную, скоординированную и конструктивную внутреннюю и международную стратегию, чтобы победить политический ислам… Поэтому само собой разумеется, что все интеллектуалы на Западе должны делать все возможное, чтобы содействовать подлинным и умеренным мусульманским союзникам Соединенных Штатов, которые неустанно работают над устранением этих препятствий».

Акцент Яссера на немусульманской поддержке понятен, поскольку на протяжении многих лет мусульманская поддержка его реформаторских усилий оставалась незначительной. Например, в феврале 2011 года, в статье в New York Times Яссер описывался так:

«… врач из Аризоны и ветеран американской армии, у которого мало последователей среди мусульман, но который стал любимцем консерваторов за то, что он изображает американских мусульманских лидеров как радикальных исламистов».

В мае 2011 года, Ахмед Банна, тогдашний и нынешний президент отделения CAIR в Кливленде, штат Огайо, и тесть Яссера, сказал о нем следующее:

«Его группа не очень известна среди американских мусульман, и причина в том, что сам он выступает в средствах массовой информации и нападает на мусульманские организации», — сказал Банна о своем зяте. «Это не делает его популярным в мусульманском сообществе».

В 2012 году, Сенат США назначил Яссера членом Комиссии США по международной религиозной свободе.

В статье в NBC News, написанной вскоре после этого, отмечалось, что: «…коалиция из 64 групп, представляющих американских юристов-мусульман, студентов, американцев арабского происхождения и мечети, а также ряд правозащитных организаций призвала законодателей отменить выдвижение. Яссера — неоднозначной фигуры, в которой многие американцы- мусульмане видят зазывалу анти-мусульманских фанатиков».

В мае 2015 года, репортер аризонского издания побеседовал с Яссером и написал:

«Яссер говорит, что он подвергся остракизму со стороны основной мусульманской общины из-за своих взглядов».

 В декабре 2015 года, в статье в газете Phoenix New Times, Яссер заявил, что во время посещения его мечети в Скоттсдейле, штат Аризона, имам этой мечети обвинил его в том, что он исламофоб и плохо отзывается о мусульманах.

В статье также указывалось, что: «…крупные мусульманские организации в этой стране называют его «исламофобом», высмеивают его как мусульманина, «дядю Тома», приятеля Fox News, который помогает анти-мусульманским фанатикам изображать всех приверженцев ислама широкой кистью стереотипов».

Также в декабре 2015 года, Яссер присоединился к небольшой группе «мусульманских реформаторов» в Вашингтоне, округ Колумбия, чтобы обсудить реформу ислама. Те заявили, что являются «мусульманами, живущими в 21 веке», которые «сражаются за душу ислама».

Они заявили, что выступают за «уважительное, милосердное и всеобъемлющее толкование ислама». Они назвали свою встречу "Саммитом голосов западных мусульман за реформы" и назвали себя Движением за мусульманские реформы (ДМР).

4 декабря 2015 года, четырнадцать «авторов-основателей» этого движения подписали двухстраничную Декларацию мусульманских реформ, в которой изложили свои убеждения.

Как я отметил в статье, написанной вскоре после этого события, Декларация ДМР отвергла ислам Мухаммеда в пользу западных, иудео-христианских ценностей. ДМР заработала. Однако насколько хорошо она была воспринята американским мусульманским сообществом?

По словам Яссера, она была плохо воспринята с самого начала.

30 января 2017 года, Яссер дал интервью в статье о недавней годовщине ДМР: Яссера спросили о том, сколько мечетей ДМР удалось приблизить за поддержкой в ​​2015 году, и характер ответов этих мечетей.

Ответ Яссера был поучительным; он ответил:

«Мы потратили значительные ресурсы на эту работу в течение десяти месяцев. Мы связались по обычной, электронной почте и телефону с более чем 3000 мечетей и более чем 500 известными американскими мусульманами.

Мы получили только 40 с лишним довольно пренебрежительных ответов, и, к сожалению, менее десяти из них были положительными. Одна мечеть в Южной Каролине оставила нам злобное голосовое сообщение с угрозами нашим сотрудникам, если мы снова свяжемся с ними».

Таким образом, ДМР установила более 3500 контактов в мусульманской общине, но получила лишь немногим более 40 ответов, из которых менее десяти — были положительными.

Чтобы работать с этими данными, предположим, что ДМР установил 3500 контактов и получил девять положительных ответов. Это означает, что только 0,0026 (чуть больше одной четверти процента) мусульманских организаций и мусульман, с которыми связалась ДМР, ответили положительно.

Отсутствие успеха ДМР стало еще более очевидным, когда Яссера спросили о достижениях ДМР за первый год своего существования.

Джассер заявил: 

«Нашим самым большим достижением на сегодняшний день является наша Декларация»

Как упоминалось выше, декларация ДМР представляет собой двухстраничный документ, в котором ислам Мухаммеда отвергается в пользу западных, иудео-христианских ценностей, и с точки зрения исламской доктрины изобилует богохульством.

Яссер также признал, что после года существования ДМР, 
«…мы разочарованы относительным молчанием большинства мусульманских лидеров…», 

Вместо того, чтобы рассмотреть влияние на мусульманских лидеров отказа Декларации MRMот установленной исламской доктрины, Джассер объяснил отсутствие поддержки со стороны мусульманского сообщества отсутствием финансирования:

«Я могу догадаться, почему у нас были недостатки в работе с общественностью. Если бы у нас было больше финансирования, мы могли бы изучить это научно… Никто не знает, как это большинство мусульман относится к исламистским идеологиям.

Служба национальной безопасности отчаянно нуждается в помощи в изучении этого. …Мы не смогли эффективно достучаться до большинства мусульман из-за ресурсов и отсутствия эффективных платформ».

Таким образом, Яссеру отсутствие финансирования казалось основным фактором неудач ДМР в мусульманском сообществе. А при отсутствии поддержки в мусульманском сообществе, необходимое финансирование должно было поступать в основном из не мусульманского сообщества.

Однако недостаток финансирования вскоре сменился другой причиной отсутствия успеха, и в нем уже участвовали немусульмане. 

Чуть больше месяца спустя, в марте 2017 года, Яссер приписал отсутствие успеха ДМР немусульманским «альтернативным джихадизмом». Вот кое-что из того, что Джассер сказал об «альтернативных джихадистах»:

«Альт-джихадисты — это мыслители не мусулманского толка, которые отличаются двумя характеристиками. Независимо от своих намерений, они, во-первых, рассматривают ислам как конечный монолит, как расистскую политическую идеологию, не оставляющую места для различия между исламской верой и исламизмом.

Во-вторых, они повсеместно отвергают и очерняют анти-исламистских реформаторов, не как дядюшек Томов, а, по сути, называя их «лжецами» и «ублюдками».

Альт-джихадисты берут на себя ответственность за отлучение анти-исламских реформаторов от их монолитной версии ислама.

Альт-джихадисты состоят из немусульман, которые не желают оставлять место даже для отдаленной возможности заклеймить ислам и любых правоверных мусульман в современности.

Альт-джихад прост, примитивен, корыстен и опасен. Он пытается лишить мусульманских диссидентов пространства, надежды или поддержки во всем, в чем мы обычно остро нуждаемся, чтобы добиться прогресса.

Их повторение исламистской тиранической риторики и их подсечно-огневой метод только усиливают влияние исламистских экстремистов на мусульманские общины…

Альт-джихадисты живут в мире, где правда и интеллектуальная достоверность необязательны. У них одна цель: помешать любой надежде или пути к решению в Доме Ислама».

Я заметно упоминался в этой статье, и Яссер утверждал, что у меня есть «ваххабитский шариатский суд».

Он также упоминал других «альт-джихадистов», например: «Но кому нужен иранский или саудовский исламистский Верховный совет инквизиции, когда у нас есть Стивен Кирби (июль 2015 г., декабрь 2015 г.), Дайана Уэст (2012 г.), Роберт Спенсер и другие, которые могут отвергнуть реформистских диссидентов внутри Дома ислама как незаконных мусульман?»

Так что Яссер сначала обвинил в провале ДМР и других честолюбивых мусульманских реформаторов, нехватку денег у немусульман, а затем — и не мусульманских «альт- джихадистов» в провале ДМР и других честолюбивых реформаторов.

А менее чем через год, в феврале 2018 года, Яссер обвинил не мусульманский Южный юридический центр по борьбе с бедностью в том, что он «по сути, делал работу по замалчиванию и маргинализации аутентичных голосов мусульманских реформаторов».

Теперь он обвиняет американских евреев в отсутствии успеха у ДМР и честолюбивых мусульманских реформаторов.

Заключение

Как мы видим, на протяжении многих лет Яссер и, по-видимому, другие честолюбивые мусульманские реформаторы были в значительной степени отвергнуты большей частью мусульманского сообщества. Это потребовало от Яссера и других обращения за поддержкой к не мусульманскому сообществу.

Таким образом, в продолжающемся отсутствии прогресса этих реформаторов в реформировании и модернизации ислама обвиняют отсутствие поддержки со стороны не мусульманских лиц и организаций, а также враждебность не мусульманских «альтернативных джихадистов».

Однако реальность такова, что общий провал честолюбивых реформаторов и ДМР вызван не отсутствием финансирования или поддержки со стороны немусульман, и не предполагаемым существованием антипатии к реформаторам среди немусульман. Скорее, это вина того, что эти честолюбивые реформаторы пытаются сделать с точки зрения реформирования и модернизации ислама — цели, которая недостижима:

1. Они создают свои собственные версии ислама, опираясь на свои личные мнения и толкования, и произвольно отвергают части исламской истории и многовековой авторитет мусульманской науки, которые они хотели бы игнорировать.

2. Они заявляют, что следуют Корану, игнорируя при этом отдельные его стихи и разрешая другим личные толкования, независимо от того, как эти стихи понимались мусульманскими учеными на протяжении веков.

3. Они заявляют, что следуют учению Мухаммеда, игнорируя при этом отдельные учения, которые представляют проблему для современного либерала.

4. Они лично решают, какие учения Мухаммеда являются аутентичными, произвольно отвергая многовековую мусульманскую науку об этих учениях.

5. В результате, их убеждения считаются еретическими. А, как сказал Мухаммед, всякая ересь посылает человека в адский пламень.

6. Поскольку эти реформаторы считаются еретиками, они почти не имеют поддержки своих попыток реформ в большей части мусульманского сообщества в Соединенных Штатах и ​​других странах.

7. Следовательно, реформаторам не к кому обратиться, кроме как к не мусульманам, чтобы помочь им реформировать ислам.

8. Так каковы же шансы на успех у еретиков-мусульман и их не мусульманских последователей в изменении Ислама от того, что было заповедано Аллахом и чему учил Мухаммед, к тому, что проповедуется еретиком? Ноль.

Это объясняет, почему у честолюбивых реформаторов и ДМР, похоже, мало шансов на успех и мало поддержки со стороны большой мусульманской общины.

В своей последней статье в журнале White Rose Яссер напомнил, что только поддержка со стороны не мусульманского мира может удержать в поле зрения честолюбивых мусульманских реформаторов и Мусульманское движение за реформы.

Но, как показало прошлое, сомнительно, чтобы это публичное присутствие сопровождалось успехом у более широкой мусульманской общины.

И, в конечном итоге, эти честолюбивые мусульманские реформаторы, вероятно, останутся не более чем источниками надежды для некоторых немусульман, в то время как они в значительной степени не будут иметь значения, когда дело дойдет до отношений между немусульманами и миром ислама.

Если эти честолюбивые мусульманские реформаторы не согласны с моим выводом и хотят претендовать на актуальность, им придется измерять не степень их поддержки со стороны не мусульманского мира, а скорее количество мечетей, в которых они проводят свои презентации, и процент мусульман, коих они привлекли к своему делу.


Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы