"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Израиль противостоит иранской агрессии и возобновившемуся палестинскому террору

Израиль сталкивается с очень проблемным стратегическим окружением.

Йосси Купервассер, 1 июня 2022 г.

(Иерусалимский центр по связям с общественностью) — Израиль очень сильная в военном отношении страна. Она знает, как защитить себя, и имеет для этого возможности. Тем не менее, перед Израилем стоит ряд очень серьезных проблем.

Иран приближается к ядерному порогу

Самым важной и опасной проблемой для Израиля является прогресс в иранской ядерной программе.

Резко возросла скорость, с которой иранцы развивают свою программу и обогащают уран.

Если верна информация министра обороны Израиля Бенни Ганца, то за последние три месяца иранцы произвели в два раза больше урана с обогащением до 60%, чем за предыдущие три месяца.

Это означает, что иранцы очень быстро продвигаются к возможности получить расщепляющийся материал для нескольких бомб в очень короткий период времени.

Понятно, что теперь Иран можно называть пороговой ядерной страной.

С израильской точки зрения — это красная линия. Когда бывший премьер-министр Биньямин Нетаньяху представил свой знаменитый рисунок на Генеральной Ассамблее ООН в 2012 году, он говорил о 250 килограммах урана, обогащенного до 20%, в руках Ирана как о красной черте. Мы находимся уже далеко за этой красной чертой. Более того, иранцы использовали время Венских переговоров для того, чтобы накопить еще больше высоко обогащенного урана.

Среди экспертов ведутся горячие споры о том, сколько времени пройдет, прежде чем у иранцев появится оружие. Некоторые думают, что на это у них уйдет два года. Я гораздо более пессимистичен и скептичен, потому что думаю, что иранцы не работают линейно, чтобы сначала произвести обогащенный уран, а затем начать беспокоиться о том, как создать бомбу.

Мы знаем, что они добились прогресса в технологической сфере.

Помните, иранцы не ответили на все открытые вопросы в отношении потенциальных военных аспектов их программы, вступив в иранскую сделку 2015 года — СВПД.

И у нас определенно нет ответов о новых разоблачениях, которые Израиль представил к столу после того, как он забрал информацию из ядерных архивов в Тегеране в 2018 году, несмотря на усилия Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) убедить иранцев сотрудничать.

Однако есть четыре объекта, которые были раскрыты, когда Израиль приобрел архив. В паре из них были обнаружены антропогенные следы урана, и иранцы не объяснили источник этого урана и не предоставили информацию о том, где этот уран сейчас и сколько его.

Мы должны предположить, что иранцы провели всевозможные эксперименты с этим ураном, чтобы сократить время, необходимое им для перехода от обладания 90-процентным ураном военного качества к способности произвести бомбу.

Кроме того, они недавно произвели металлический уран, и у них есть много ракет, которые могут нести ядерные боеголовки. Так что мы должны проявлять сильное беспокойство относительно их ядерной программы.

К сожалению, хотя Израиль и США разделяют обязательство не допустить, чтобы Иран обладал ядерным оружием, они до сих пор не пришли к согласию в том, как обеспечить нужный результат.

Американцы по-прежнему заинтересованы в возвращении Ирана в СВПД, что выигрывает всего около двух лет, но позволяет иранцам добиться законного прогресса в создании любого количества ядерного оружия менее чем за девять лет. На наш взгляд здесь, в Израиле, это нелепо и крайне опасно, и мы не согласны с американцами в этом вопросе.

В то же время, Израиль сотрудничает с американцами, пытающимися убедить иранцев в том, что дальнейший ядерный прогресс будет опасен. Оба они находятся в разгаре крупных военных учений, в которых совместно имитируют атаку на иранские ядерные объекты, что является сигналом для Ирана: «Будьте осторожны. Не продвигайтесь к приобретению большего количества расщепляющихся материалов и производству 90%-обогащенного урана», чего не хотят ни Израиль, ни американцы.

Хотя у иранцев уже давно могло быть ядерное оружие, Израилю и США удалось отсрочить это более чем на 15 лет. Но этого недостаточно. Нам не удалось остановить его полностью. Это то, что в определенный момент нам, возможно, придется сделать, и это время подходит все ближе и ближе. Мы не обладаем всем в мире временем, чтобы предпринять решающие в этом контексте шаги. Темпы, с которыми иранцы движутся к созданию ядерного оружия, намного выше, чем в прошлом.

То, что мы хотели бы сейчас, — это усиление давления на Иран, с целью остановить дальнейший прогресс и разъяснить ему, что, если он действительно будет продвигаться вперед, есть план Б, который сделает цену слишком высокой для режима.

Именно это и нужно сделать вместо того, чтобы возвращаться к СВПД, который гарантирует иранцам все, что они хотят, через несколько лет.

Это не пнуть банку по дороге. С каждым ударом по банке она становится больше и взрывоопаснее. Вот почему Израиль продолжает говорить, что он не будет частью СВПД. Мы предпримем шаги, необходимые для того, чтобы защитить себя и предотвратить приобретение Ираном ядерного оружия.

Противодействие Ирану на северной границе Израиля

Другой элемент, о котором мы должны беспокоиться в отношении иранцев, — это их непрекращающиеся усилия по закреплению своих сил в Сирии и превращению ее в базу, с которой они смогут действовать против Израиля, в то же время поставляя современное оружие Хезболле в Ливан.

Это позволило бы им иметь высокоточные боеприпасы. Это то, над чем Израиль работает каждый день, чтобы с нашими усилиями предотвратить удары по иранским целям и поставкам иранского оружия Хезболле. К счастью, в Сирии мы разработали правила ведения боевых действий, которые позволяют нам действовать там с ограниченными последствиями.

Тем временем, иранцам удалось укрепить своих союзников, хотя они это делают гораздо медленнее, чем хотели, из-за наших действий. Нам следует опасаться эскалации конфликта с Хезболлой, которая имеет до 150 000 ракет и использует передовые БПЛА. И это не только Хезболла. ХАМАС и Палестинский исламский джихад также получили поддержку Ирана для улучшения своего военного потенциала. Они постоянно этим хвастаются.

Только представьте, что произойдет, если иранцы снова войдут в СВПД и получат все деньги, которые их ждут — десятки миллиардов долларов. Мы очень обеспокоены этим. Мы понимаем, что все, что мы делаем в этой «кампании между войнами», замедляет продвижение иранцев, но не блокирует их и не останавливает их совсем.

Палестинский конфликт

Палестинцы понимают, что Израиль не желает применять силу для изменения ситуации, особенно против Газы.

Мы это видели в ходе операции «Страж стен» в мае 2021 года, когда жесткие меры против ХАМАСа не стояли на повестке дня Израиля.

В то же время, Израиль привержен укреплению Палестинской администрации (ПА), в то время как ПА действует против Израиля во многих областях. Они платят зарплату террористам за нападения на израильтян, подстрекают против Израиля и действуют против Израиля на международных форумах, в Международном уголовном суде и других местах.

За последние несколько месяцев Израиль столкнулся с увеличением числа террористических атак со стороны палестинцев, которые вышли за рамки обычного уровня терроризма, который никто не принимает во внимание, например, метание камней и применение зажигательных бомб. Это происходило в районах внутри «зеленой линии», и это оказало очень сильное влияние на чувство безопасности израильтян.

Это вынудило Израиль действовать иначе, чем в прошлом. Израиль приступил к продолжающейся операции «Разбить волну», проводимой в основном в районе Дженина и северной части Иудеи и Самарии. Именно там погибла репортер Аль-Джазиры Ширин Абу Акле.

Палестинцы воспользовались этой смертью, чтобы вести кампанию по делегитимации Израиля на международной арене. В Газе руководство ХАМАСа накаляет обстановку всевозможными угрозами. Я думаю, что они не хотят причинять вред Газе. Ситуация там все еще очень проблематична с их точки зрения. Они не восстановили ущерб, нанесенный во время войны в прошлом году.

Израиль дал жителям Газы больше разрешений, чем когда-либо, для работы в Израиле. Так, среди жителей Газы есть недовольство перспективой новой войны. ХАМАС предпочел бы, чтобы ситуация каким-то образом оставалась в рамках Иерусалима, израильских арабов, Иудеи и Самарии, где они хотели бы разжигать терроризм без своего прямого участия.

Да, у них есть возможность атаковать Израиль. У них есть выбор, если они захотят. И они очень много работают, чтобы получить больше возможностей. Но я не думаю, что они горят желанием возобновить войну в Газе.

Тем не менее, эскалация может произойти. Мы должны быть готовы к этому, потому что ощущение Хамасом того, что Израиль не будет принимать против него серьезных мер, делает Хамас гораздо более уверенным в себе и позволяет ему готовить более радикальные угрозы еврейскому государству. Разрешение более чем 10 000 человек работать в Израиле значительно ослабляет давление в Газе. Мы также разрешили более чем 100 000 палестинцев из Иудеи и Самарии работать в Израиле.

Возможно, самым тревожным вопросом является рост палестинского национализма и исламского экстремизма среди израильских арабов. Они не выходят на улицу, потому что у них экономические трудности. Это очень второстепенный элемент в уравнении. Сейчас мы рассматриваем вопрос о создании Национальной гвардии в Израиле, которая была бы более способна справиться с этим вопросом.

Международные попытки демонизировать Израиль

Кампания, развязанная после смерти Абу Акле, выдвигает на первый план дополнительную область, в которой мы сталкиваемся с проблемой, — международные попытки демонизировать и делегитимировать Израиль.

Мы это видим не только в деятельности Палестинской администрации, ХАМАСа и их союзников, но и в деятельности многих леворадикальных группировок по всему миру.

В этом отношении нас больше всего беспокоит политическая ситуация в Соединенных Штатах, где голоса крайне левого крыла Демократической партии сейчас ставят под сомнение особые отношения между Израилем и Соединенными Штатами, которые являются очень важным элементом нашей национальной безопасности.

Так что, мы должны убедиться, что эти отношения сохраняются, и принять меры для обеспечения этого прямо сейчас. В целом, эти элементы создают очень сложную обстановку для Израиля. 

Бригадный генерал (рез.) Йосси Купервассер — директор проекта регионального развития Ближнего Востока в Иерусалимском центре. Ранее был генеральным директором Министерства стратегических дел Израиля и главой исследовательского отдела военной разведки ЦАХАЛа.

Эта статья была первоначально опубликована Иерусалимским центром по связям с общественностью.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы