"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Пора перестать лгать себе относительно Катара

Эмир Катара шейх Тамим бин Хамад бин Халифа Аль Тани на встрече с
верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, 12 мая 2022 г.

Керолайн Глик, 29 мая 2022 г.

Если мы знаем, что Иран уже имеет достаточное количество урана для создания бомбы, и знаем, что Иран приложил исключительные усилия, чтобы скрыть масштабы своей программы от инспекторов ООН, то можем предположить, что Иран имеет гораздо более крупные запасы обогащенного урана, чем нам известно.

Более того, мы можем быть уверены, что никакое соглашение, требующее от Ирана сократить свой ядерный потенциал или деятельность, не может быть заслуживающей доверия сделкой по нераспространению, потому что к Ирану нет доверия.

Сделка 2015 года также не имеет значения, поскольку, хотя экономические выгоды, полученные Ираном от отмены США экономических санкций, значительны, Иран уже очень хорошо себя чувствует в финансовом плане.

Это верно, прежде всего потому, что администрация Байдена не задействовала применение ключевых компонентов режима санкций.

Благодаря несанкционированному экспорту энергоносителей в Китай, экспорт нефти и газа Ирана уже достиг своего до санкционного уровня с 2018 года.

Точно так же эмбарго, наложенное Соединенными Штатами на российскую нефть и газ, в сочетании с сокращением добычи нефти Соединенными Штатами, привело к резкому росту цен на энергоносители, что принесло Ирану рекордную прибыль. Учитывая такое положение дел, далеко не ясно, почему Иран так сильно заинтересован в возвращении к соглашению 2015 года. Тем не менее, если Соединенным Штатам удастся убедить Иран согласиться на отмену американских санкций в обмен на пустые иранские обещания сократить некоторые аспекты его ядерных операций, то заслуга в этом сомнительном «достижении» США будет принадлежать Катару.

В течение последних нескольких недель во всем, что касалось сделки 2015 года, в центре внимания был катарский эмир Тамим бин Хамад Аль Тани. Аль Тани недавно вернулся из государственного визита в Тегеран, полный рассказов о том, что он заключил соглашение с аятоллами, которое подготавливает возвращение Ирана к ядерному соглашению.

В марте Аль Тани посетил Белый дом с впечатляющим визитом. Сразу после его встречи с Байденом, администрация назначила Катар важным союзником, не входящим в НАТО, ценное отличие, которое, например, имеет Израиль.

Однако самое странное в отношении Катара -- это то, что, в отличие от Израиля, Катар не является союзником США. Катар — союзник Ирана. Катар — мировая штаб-квартира Мусульманского братства. Но опять же, катарский режим ужасно щедр и дружелюбен по отношению к Америке.

Существует много путаницы относительно Катара и его положения по отношению к силам джихада в мире.

Чтобы рассеять путаницу, нам нужно вернуться в 1996 год.

В том году катарский режим предпринял две крупные инициативы. Он основал сеть спутникового телевидения «Аль-Джазира» и открыл авиабазу Аль-Удейд, которую передал ВВС США для использования в качестве центрального командования, отвечающего за руководство всеми воздушными операциями США на Ближнем Востоке и в Южной Азии.

С момента своего создания, «Аль-Джазира» служила самым мощным рупором в истории для Мусульманского братства и его послания о глобальном джихаде.

Сеть служила в качестве домашней сети для «Аль-Каиды» как до, так и после терактов 11 сентября, для ХАМАСа, для «Исламского государства» и других террористических группировок, связанных с Мусульманским братством.

Среди прочего, она также служила апологетом Ирана, не освещая массовые протесты внутри Ирана против режима.

Без Аль-Джазиры, силы джихада и исламского терроризма никогда бы не поднялись так, как они поднялись за последние 25 лет.

«Аль-Джазира» не является независимой организацией. Ее контролирует катарский режим, чья исламская и внешняя политика идентична редакционной линии «Аль-Джазиры». Помимо прочего, Катар является международной штаб-квартирой ХАМАСа и его крупнейшим финансистом. Катар был оперативной базой руководства талибов во время их 20-летней войны против Америки. Катар укрывал террористов и финансистов Аль-Каиды до и после 11 сентября.

Решение Катара основать Аль-Джазиру было естественным шагом для эмирата.

Как объяснил Давид Рибой, автор книги «Катарская война тененй: исламский эмират и его информационные операции в Соединенных Штатах», «отношения между Братством и Катаром восходят к 1960-м годам, когда крошечный эмират привез в Доху египетского главного юриста Мусульманского братства Юсуфа аль-Карадави [после того, как тогдашний египетский президент Гамаль Абдель Насер изгнал его из Египта], чтобы создать масштабную программу исламского образования, которая сможет стать государственной идеологией».

Как только была основана Аль-Джазира, Карадави получил самые высокие рейтинги в сети за распространение своего джихадистского послания по всему арабоязычному миру.

На протяжении десятилетий его программу «Жизнь и исламский закон» смотрели десятки миллионов мусульман во всем мире. Там он пропагандировал доктрину джихада и внушал своим зрителям ненависть к евреям и поддержку дела их уничтожения. Рибой добавляет: «Из-за близких отношений и идеологической связи катарского государства с Братством стало очень трудно понять, где заканчивается одно и начинается другое».

Другими словами, по своей сути, и почти с самого начала своей независимости, Катар является джихадистским эмиратом, спонсирующим и финансирующим терроризм.

Это приводит нас к базе ВВС Аль-Удейд.

Распространяя идеи глобального джихада и поддерживая террористические группировки по всему миру, а также в Иране, катарцы также стали незаменимыми для американцев. Они за свой счет построили американцам ультрасовременную базу в период обострения напряженности в отношениях между Саудовской Аравией и Соединенными Штатами.

Американцы были рады такому подарку. За этим последовало множество других ценных подарков: вооруженным силам США, частному сектору и американской элите во всех сферах жизни. Так началась двойная игра Катара.

С одной стороны, Доха играет ключевую роль в ведении глобального джихада против Соединенных Штатов и свободного мира.

С другой стороны, она осыпает их подарками.

Катар открыл кампусы для американских университетов и аналитические центры в Дохе. Он открыл заводы, нанимающие тысячи американских рабочих в ключевых штатах. Он регулярно приглашает влиятельных общественных и идейных лидеров в оплачиваемые роскошные туры по Дохе. Он тратит миллионы на лоббистов в Вашингтоне.

При администрации Джорджа Буша-младшего зависимость США от базы Аль-Удейд спасла режим от критики и санкций после терактов 11 сентября и во время войн в Ираке и Афганистане.

При администрации Обамы связи достигли новых высот, поскольку Барак Обама и его советники работали над переориентацией Соединенных Штатов на Мусульманское братство и Иран, а не на их традиционных союзников -- Израиль, Египет и Саудовскую Аравию.

У администрации Трампа была прекрасная возможность разорвать отношения с Катаром. В 2017 году Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн разорвали связи с Катаром и заблокировали все воздушные и наземные перевозки в эмират из-за его союза с Ираном и Мусульманским братством, которые представляют экзистенциальную угрозу для этих стран.

Вместо того, чтобы встать на сторону своих союзников, администрация Трампа сначала сидела в стороне, а затем стала посредником в «мире» между сторонами.

Администрация Байдена, которая восстанавливает искомую переориентацию администрации Обамы на Иран и Мусульманское братство, также расширяет американо-катарские связи.

Это приводит нас в Израиль.

В этом месяце «Аль-Джазира» использовала смерть своей журналистки Ширин Абу Акле в Дженине во время перестрелки между палестинскими террористами и силами ЦАХАЛа, чтобы создать новый кровавый навет против еврейского государства. Действия сети послужили напоминанием о том, насколько ядовитую роль играет Катар в войне против Израиля.

Тем не менее, вместо того, чтобы ответить полномасштабной атакой на сеть джихада и режим, который ее контролирует, правительство Израиля следует примеру администрации Байдена и рассматривает Катар как «сдерживающую силу» по отношению к ХАМАСу и в более общем плане.

Позже в этом году, Катар будет проводить чемпионат мира по футболу. Якобы Катар заплатил чиновникам ФИФА миллионные взятки, чтобы купить их голоса, чтобы победить Соединенные Штаты в конкурсе на проведение игр.

Вместо того, чтобы сказать израильским футбольным болельщикам, что при всем уважении к их любви к игре, Катар является штаб-квартирой ХАМАСа и лучшим другом Ирана, и что им следует смотреть игры по телевизору, а не рисковать поездкой в ​​столицу террора, Израиль пытается организовать во время игр прямые рейсы в Доху.

Более того, правительственные чиновники с энтузиазмом повторяют абсурдное заявление о том, что Катар может вскоре присоединиться к Аврамовым соглашениям, несмотря на то, что катарцы сделали все возможное, чтобы подорвать мирные связи Израиля с его соседями.

Рибой отмечает: «Если бы не спонсорство Катара, движение Мусульманское братство было бы мертво в сегодняшнем исламском мире».

Все ясно, как божий день: Катар — заклятый враг и опасность для Израиля. Пришло время увидеть свет и действовать соответственно.

Кэролайн Глик — отмеченный наградами обозреватель и автор книги «Израильское решение: план единого государства для мира на Ближнем Востоке».

Эта статья впервые появилась в газете Israel Hayom.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы