"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

НАТО Ближнего Востока? Сеть ПРО с Израилем? В регионе назревают большие перемены

После того, как Израиль объявил о совместной обороне с арабскими странами, многие вопросы стали требовать ответа.

Топографическая карта ближневосточного региона. (Текстура рельефа и спутниковые снимки предоставлены НАСА через Getty)

Риад Кахваджи, 24 июня 2022 г.

ДУБАЙ: Растущее восприятие агрессии Ирана на Ближнем Востоке, наряду со стремлением Вашингтона уменьшить влияние России и Китая в богатых нефтью арабских государствах Персидского залива, вызвали в последние месяцы интенсивные дипломатические действия, которые могут привести к крупным тектоническим сдвигам в военно-политическом ландшафте.

По мнениям аналитиков, беседовавших с Breaking Defense, в последние недели появилось много сообщений о значительных изменениях в игре, которые, вероятно, произойдут во время ожидаемого визита президента Джо Байдена в регион в следующем месяце.

Идея новой оборонной координации была подчеркнута в пятницу, когда король Иордании Абдалла II заявил, что поддержит создание ближневосточного альянса, подобного НАТО, заявив CNBC: «Я буду одним из первых, кто поддержит ближневосточное НАТО». Однако он отметил: «Программное заявление должно быть очень, очень четким. Иначе это всех запутает».

В более широком смысле, сказал Абдалла, в регионе растет ощущение того, что страны, сталкивающиеся с аналогичными угрозами, должны работать вместе.

«Я надеюсь, что в 2022 году, вы ощутите в регионе, так сказать, новую атмосферу, и скажете: «Как мы можем общаться друг с другом и работать вместе», — сказал он.

Комментарии Абдаллы являются самыми сильными со стороны регионального лидера по этому вопросу, но, возможно, не столь впечатляющими, как то, что произошло в понедельник, когда министр обороны Израиля Бенни Ганц объявил, что Израиль присоединился к тому, что он назвал Ближневосточным альянсом противовоздушной обороны (MEAD) — региональной сети противовоздушной обороны под руководством США, в которую входят некоторые арабские страны.

Хотя Ганц не назвал эти арабские страны, многие наблюдатели предполагают, что MEAD, вероятно, будет включать ОАЭ, Саудовскую Аравию, Бахрейн, Катар, Египет и/или Иорданию.

Но пока неясно, на каком этапе находится эта договоренность, и, по мнению аналитиков, MEAD и любое дальнейшее оборонное сотрудничество зависят от урегулирования США сохраняющихся трений с различными игроками в регионе.

Когда в начале этого месяца распространились слухи об оборонном соглашении, представитель Белого дома сообщил Breaking Defense только то, что США «решительно поддерживают интеграцию Израиля в более широкий ближневосточный регион, и это станет предметом обсуждения, когда президент посетит Израиль».

Иран вложил значительные средства в развитие своего арсенала баллистических и крылатых ракет, а также боевых беспилотников, что заставило всех региональных противников Ирана укрепить свои системы ПВО и улучшить возможности раннего оповещения, поддерживая связь со своими соседями и США, которые имеют значительное военное присутствие на Ближнем Востоке.

Хотя ОАЭ, Бахрейн, Египет и Иордания подписали мирные договоры с Израилем и установили с ним дипломатические отношения, они не сформировали каких-либо официальных военных союзов и не принимают участия в программах сотрудничества в области обороны.

«Я бы не сказал, что между Израилем и какими-то арабскими государствами формируется военный союз, потому что союз предполагает составление письменных соглашений, которые будут обязательными для всех подписавших сторон», — сказал Абдулхалек Абдулла, профессор политологии из ОАЭ. «То, что мы имеем, это скорее ось, сформированная на основе взаимопонимания между Израилем и другими арабскими государствами».

Абдулла добавил, что ОАЭ и Саудовская Аравия работают над созданием оси «умеренных» арабских государств, которые будут более открыты для сотрудничества с Израилем в своих усилиях по укреплению региональной безопасности, включая противовоздушную оборону.

«Враждебные действия Ирана наряду с его продолжающейся ядерной программой вызывают опасения повсюду в регионе и превращают Иран в общего врага или противника многих арабских и неарабских стран на Ближнем Востоке», — сказал Абдулла.

Саудовская Аравия — крупная арабская держава, не подписала мирного договора с Израилем и не имеет с ним дипломатических отношений. Однако отдельные саудовские военные аналитики не испытывают сомнений в возможности вхождения Эр-Рияда в состав MEAD при условии, что Соединенные Штаты урегулируют все свои нерешенные споры с Королевством и вновь возьмут на себя роль гаранта безопасности в регионе.

«Регион находится на пороге серьезных изменений, которые, как я ожидаю, материализуются в самом ближайшем будущем, и будут включать форму сотрудничества в области безопасности между Израилем и арабскими государствами», — сказал Абдалла Ганем Аль Кахтани, генерал-майор в отставке из Королевских воздушных сил Саудовской Аравии. «Это будет логично только в том случае, если мы примем во внимание угрозы, исходящие от Ирана и его союзников в адрес большинства стран региона».

Однако Саудовская Аравия ничего не даст бесплатно.

«Я считаю, что Саудовская Аравия поставит свои условия и сроки в отношениях с Соединенными Штатами и другими странами», — отметил Аль Кахтани. «Я считаю, что подготовка, проведенная официальными лицами США к предстоящему приезду президента Байдена в Эр-Рияд, направлена ​​на исправление отношений между двумя государствами».

Абдулла отметил, что многие правительственные учреждения и частные корпорации США оказали давление на Байдена, чтобы тот пересмотрел свою политику в отношении Саудовской Аравии, «особенно его личные отношения с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом», которого часто называют МБС.

В прошлом МБС подвергался резкой критике Байдена, в особенности, за его предполагаемую роль в убийстве известного саудовского журналиста и диссидента Джамаля Хашогги в Турции в 2018 году. Расследование инцидента, проведенное ЦРУ, пришло к выводу, что МБС, вероятно, заказал это убийство.

МБС, который отрицал заказ убийства Хашогги, рассматривается многими как де-факто правитель Саудовской Аравии из-за слабого здоровья короля-монарха Салмана бин Абдулазиза.

«Соединенные Штаты, если они действительно считают арабские государства Персидского залива своими стратегическими союзниками и партнерами, должны обеспечить реальную защиту от угроз, исходящих от Ирана и его союзных террористических групп», — сказал Аль Кахтани. «Должны быть четкие, юридически обязывающие оборонные соглашения между арабскими государствами Персидского залива и США, которые не могут быть отозваны или проигнорированы будущими американскими президентами».

Саудовская Аравия настаивает на большей поддержке США в борьбе с союзными с Ираном ополченцами-хуситами в Йемене, которые за последние семь лет запустили более 200 баллистических ракет и десятки беспилотных дронов-камикадзе по Королевству.

В 2019 году саудовские нефтяные месторождения подверглись атаке беспилотников и крылатых ракет, которые, как считается, летели со стороны Ирана. Некоторые американские законодатели-демократы подвергли критике саудовскую войну в Йемене, говоря о военных преступлениях, а впоследствии заблокировали несколько контрактов на поставку высокоточного оружия.

Администрация Байдена также выдвинула условия по завершению соглашения о продаже ОАЭ боевых самолетов F-35 и ударных беспилотников MQ-9B. ОАЭ решили выйти из сделки в знак протеста, однако, российское вторжение в Украину и попытки Москвы убедить арабские страны Персидского залива держать высокие цены на нефть и не присоединяться к западным санкциям против нее, создали новую политическую реальность, которая вынуждает администрацию Байдена пересмотреть свою политику в отношении региона.

Более того, затягивание переговоров с Ираном по возобновлению ядерной сделки и ускорение Тегераном обогащения больших количеств урана, заставили Вашингтон выработать эффективную альтернативную политику, которая уменьшает опасения его ближневосточных союзников и заверяет их в военной поддержке США.

«У США есть много жизненно важных интересов на Ближнем Востоке, таких как безопасность Израиля и непрерывный поток нефти на международные рынки по разумным ценам для обеспечения глобальной экономической стабильности», — сказал Альбадр Аль-Шатери, профессор Университета национальной обороны ОАЭ. «Эти жизненно важные интересы не позволят США отказаться от своей роли военной державы-гегемона на Ближнем Востоке», — сказал аль-Шатери.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы