"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Могут ли Байдена вынудить объявить войну России?

Президент США идет по дипломатическому канату между Москвой и Тегераном

Президент США Джо Байден делает жест перед посадкой в ​​самолет 
Air Force One в Альбукерке, штат Нью-Мексико, в субботу (фото: AP)

Вашингтон балансирует между Ираном и Россией, борясь с вопросом «что дальше?» Понятно, что Москва настроена на военную победу в Украине, углубляя пропасть между Россией и НАТО.

Между тем, битва Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) с Ираном из-за камер наблюдения на ядерных объектах побудила администрацию президента США Джо Байдена выступить с предупреждением о «провокациях», «опасном ядерном кризисе» и «дальнейшей экономической и политической изоляции» Ирана, хотя Роберт Малли, посланник США в Иране, очень хотел сказать следующее:

«Мы немедленно готовы к взаимному возврату к полному соблюдению... Ирану просто нужно решиться на отказ от своих посторонних требований». И добавить: «У Ирана есть выход из созданного им ядерного кризиса: сотрудничать с МАГАТЭ для решения нерешенных вопросов в области гарантий».

Какая-то сделка все еще возможна между администрацией Байдена и Тегераном, включая временные меры по спасению переговоров в Вене. В случае успеха эти договоренности возродят ядерную сделку 2015 года в обмен на отмену санкций в отношении Ирана.

Но вопрос о механизмах наблюдения за ядерной программой Ирана является не тривиальным, и эскалация Ирана на этой неделе путем удаления 27 камер наблюдения с ядерных объектов создает серьезный риск успеху.

Однако Иран по-прежнему ищет прорыва на переговорах. Он хочет сдержать негативную реакцию США, Германии, Великобритании и Франции, но его приоритетом остается Америка.

Как я уже писал ранее на этих страницах, Тегеран, возможно, захочет продать себя в качестве еще одной силы для обеспечения стабильности на нефтяных рынках, в которой нуждается Вашингтон, что откроет дверь для сделок с администрацией Байдена по временным договоренностям, которые отложили бы любые оставшиеся вопросы.

Израиль проявляет особую бдительность в отношении шагов Вашингтона по ядерной проблеме, опасаясь, что администрация Байдена может согласиться на тайную или открытую сделку с Тегераном.

В США республиканцы и демократы представили в Конгресс законопроект, который требует от Пентагона совместной работы с Израилем и рядом арабских государств над интеграцией их систем противовоздушной обороны.

Между тем глава «Хезболлы» Хасан Насралла не раз заявлял, что его «сопротивление» готово не только противостоять Израилю, но и не дать ему добывать нефть и газ на шельфе. На этой неделе он сказал, что «любая глупость, которую может совершить враг, будет иметь не только стратегические, но и экзистенциальные последствия».

Если читать между строк речи Насраллы, становится ясно, что Тегеран еще не решил, натравить ли ему на Израиль «Хезболлу» или же обуздать «Хезболлу», устно сообщив Вашингтону о своей готовности заключить сделку, угрожая возмездием в случае, если переговоры в Вене провалятся.

Риторика Насраллы оставила президенту Ливана возможность вести переговоры, особенно через Амоса Хохштейна, специального посланника США и координатора по международным энергетическим вопросам, но он оставил за собой право участвовать в «сопротивлении» и налагать вето на любое соглашение, которое он находит неблагоприятным.

В то же время замечания Насраллы об «экзистенциальных» последствиях следуют иранским, а не ливанским расчетам. Стремление «Хезболлы» привнести угрозы насилия в судьбу нефтегазовых ресурсов Ливана подрывает авторитет государства и делает нефть и газ страны заложниками стратегических и экзистенциальных расчетов и решений Ирана. Это, несомненно, является источником беспокойства для администрации Байдена, поскольку она идет по натянутому канату между переговорами Ливана и Израиля о морских границах, чтобы определить права каждой стороны на разведку нефти и газа.

Чиновники администрации Байдена знают о роли Ирана в этом вопросе, но решили, что ядерные переговоры должны быть отделены от регионального поведения Ирана, от Ливана, Ирака, Сирии и Йемена. Тем не менее, сегодня им приходится пересматривать все это из-за Израиля, несмотря на возросший энтузиазм Америки в отношении сделки с Ираном, чтобы получить иранскую нефть в качестве компенсации за европейский запрет на российскую нефть.

Отсюда и натянутый канат, тем более что война в Украине и сдерживание России являются приоритетом в большой стратегии США.

Президент России Владимир Путин с президентом Турции 
Тайипом Эрдоганом в Стамбуле в 2018 году. AFP

Рагида Дергам, 12 июня 2022 г.

Саммит НАТО 28-30 июня в Мадриде имеет особое значение для России. До этой даты Москва ожидала усиления боев в Украине. Президент России Владимир Путин был полон решимости добиться победы на Донбассе в ближайшие две недели. Изоляция Украины от Черного моря может стать ключевой целью наряду с расширением эффективного территориального контроля России в регионе.

Одним из способов, которым Москва может справиться с саммитом, может заключаться в том, чтобы использовать положение Турции в НАТО, по крайней мере, в глазах некоторых ее членов. Предпринимаются попытки созвать на следующей неделе в Сочи встречу на высшем уровне между Путиным и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Это может дать России возможность воспользоваться противодействием Турции вступлению в НАТО Финляндии и Швеции.

Решение этой проблемы стало менее вероятным после того, как Швеция отвергла утверждения Турции о ее связях с курдскими группировками, что еще больше разозлило Эрдогана и сделало его еще более упрямым внутри альянса.

В этом случае, саммит НАТО вынужден искать способ обойти единогласное решение, необходимое для принятия резолюции, либо оказать дополнительное давление на Эрдогана.

Все это музыка для ушей Москвы, поскольку подрывает единство НАТО.

По мнению многих экспертов, в военном плане Россия по-прежнему способна уничтожить Украину. несмотря на тяжелый для нее ход войны. У нее достаточно ракет, чтобы привести к полному разрушению. Но это не привело бы к долгосрочному урегулированию.

Короче говоря, войну не может легко выиграть ни одна из сторон: ни Россия, ни США, ни тем более Украина, сколько бы западной военной техники ни поставлялось ей в помощь. 

Однако дилемма заключается в следующем: точка невозврата уже пройдена. Из этого затруднительного положения нет выхода. Таким образом, вопрос, стоящий перед администрацией Байдена и саммитом НАТО, заключается в следующем: готов ли Байден вступить в прямую войну с Россией в случае, если Москва продолжит эскалацию военных действий, чтобы гарантировать завоевание украинской территории? Он идет по канату.

Рагида Дергам — основатель и исполнительный председатель Бейрутского института, а также обозреватель The National.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы