"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

США обязаны вооружить Украину сейчас, пока не стало слишком поздно

The HILL, 19 августа 2022 г.

Почти 20 наших коллег-экспертов и специалистов по национальной безопасности, чьи подписи указаны в конце этой статьи, согласны с тем, что война в Украине достигла решающего момента, и что на карту поставлены жизненно важные интересы США.

Задолго до того, как Кремль впервые вторгся в Украину в 2014 году, мы (занимающие руководящие посты в правительстве США и в армии) следили за внешней политикой Москвы и за той серьезной опасностью, которую она представляет для Соединенных Штатов и наших союзников.

Мы внимательно следили за крупным наступлением Москвы с февраля и реакцией администрации Байдена, ее союзников и партнеров. Мы поддерживали тесные контакты с официальными лицами Украины, США и Европы. Двое из нас только что вернулись со встреч с руководителями оборонных и военных ведомств Украины.

Хотя администрация Байдена успешно сплотила союзников США и оказала существенную военную помощь (в том числе, и в этом месяце) доблестным вооруженным силам Украины, ей не удалось разработать удовлетворительную стратегическую концепцию, которая позволила бы правительствам сохранять общественную поддержку участию НАТО в долгосрочной перспективе.

Предоставляя помощь, достаточную для создания тупиковой ситуации, но не для того, чтобы свести на нет территориальные завоевания России, администрация Байдена может непреднамеренно получить поражение вместо победы.

Своей чрезмерной осторожностью в отношении провоцирования российской эскалации (как обычной, так и ядерной), мы фактически уступаем инициативу президенту России Владимиру Путину и уменьшаем давление на Москву с тем, чтобы она прекратила свою агрессию и серьезно подошла к переговорам. Империалистическая война Москвы против народа Украины является не просто моральным оскорблением, кампанией геноцида, направленной на то, чтобы стереть украинскую нацию с карты мира, а явной угрозой безопасности и процветанию США.

Американские принципы и интересы требуют самого решительного ответа, достаточного для того, чтобы заставить русских вернуться к до февральским линиям и наложить на них достаточно большие издержки, чтобы удержать Россию от вторжения в третий раз. Пока российские силы будут пытаться осуществить перегруппировку на востоке и предотвратить попытки Украины отбить Херсон на юге, союзники Украины должны сделать все возможное, чтобы предоставить ей средства, необходимые для победы.

Затягивание конфликта через так называемые стратегические паузы ни к чему не приведет, кроме как позволит Путину перегруппироваться, прийти в себя и нанести еще больший ущерб Украине и за ее пределами. Однако ни администрации, ни европейским союзникам пока не удалось объяснить, почему это важно для США и Запада.

Это важно, потому что Путин проводит ревизионистскую внешнюю политику, направленную на то, чтобы перевернуть основанную на правилах систему безопасности, которая обеспечивала американскую и глобальную стабильность и способствовала процветанию после окончания Второй мировой войны.

Агрессивные замыслы Путина не заканчиваются Украиной.

Как неоднократно заявляли российские официальные лица, если Россия победит в Украине, наши балтийские союзники по НАТО окажутся в опасности, как и другие союзники, проживающие по соседству. Осмотрительная политика сегодня обязана выявлять завтрашний риск и искать подходящие место и время для устранения этого риска.

Для США и НАТО это время настало, а место — Украина, большая страна, население которой понимает, что ее выбор — либо победить Путина, либо потерять свою независимость и даже свое существование как отдельной, ориентированной на Запад нации.

При наличии необходимого оружия и экономической помощи, Украина может победить Россию. Если это удастся, нашим солдатам с меньшей вероятностью придется рисковать своими жизнями, защищая союзников США по договору, которым Россия также угрожает.

Что для Путина является поражением? Выживание Украины как безопасной, независимой и экономически жизнеспособной страны. Это означает Украину с обороноспособными границами, включающую Одессу и значительную часть побережья Черного моря, а также сильную, хорошо вооруженную армию и реальное прекращение боевых действий. В идеале, сюда должны входить возвращенные под контроль Украины все территории, захваченные с 24 февраля, а также все земли, украденные в 2014 году, в том числе, и Крым.

Такой мир возможен только тогда, когда Путин осознает, что он потерпел сокрушительное поражение и больше не может достигнуть своих целей по захвату территории Украины или любой другой страны с помощью силы.

Для Украины (и США) было бы поражением, если бы, торопясь прекратить боевые действия, Запад стал призывать Украину уступить территорию в обмен на прекращение огня. Это продолжалось бы по схеме агрессии Москвы против Грузии в 2008 году, когда Запад настаивал на прекращении огня, что фактически ратифицировало прошлую агрессию Кремля и не вынудило его прекратить стрелять или захватывать новые территории. (Более 10 000 украинцев погибли в результате того, что минские соглашения о прекращении огня ежедневно нарушались десятки и даже сотни раз со стороны России). Прекращение огня не положило бы конец российской агрессии или ее оккупации украинских земель, а просто дало бы Москве паузу, чтобы закрепить свои достижения, а затем — возобновить наступление.

Более того, подавляющее большинство украинцев в последних опросах выступили против любых территориальных уступок Москве в обмен на прекращение огня, поскольку такой план обрекает миллионы украинцев на жизнь в условиях режима, совершившего многочисленные военные преступления, и высокопоставленные чиновники и СМИ которого призывают к деукраинизации Украины, которая уже подвергается насильственной русификации, включая незаконную и принудительную депортацию в Россию почти 400 000 украинских детей для усыновления. Подобные меры побуждают все большее число ученых характеризовать российскую политику как геноцид.

План Москвы сейчас состоит в том, чтобы добиться как можно большего успеха на поле боя; провести фиктивные референдумы на недавно оккупированных украинских территориях в качестве прелюдии к их аннексии; подорвать единство в поддержке Украины Западом, отключив поставки газа на зиму; и блокировать украинские порты, чтобы вызвать дестабилизирующую нехватку продовольствия на глобальном Юге, чтобы нанести ответный удар по Западу.

Для достижения всех этих целей Москве нужно время. А это значит, что США и их союзники должны продолжить оказание давления на Москву.

Администрация Байдена должна действовать более оперативно и стратегически, отвечая на запросы Украины относительно систем вооружений. И когда она принимает решение отправить более совершенное оружие, такое как артиллерия HIMARS, она должна отправлять его в большом количестве, чтобы сделать его влияние на поле боя максимальным.

Украине нужны дальнобойные огневые средства, чтобы сорвать российское наступление, в том числе, такие же, как у России, запасы топлива и боеприпасов. Это означает, что США должны отправить боеприпасы ATACMS, которыми стреляют HIMARS, с дальностью 300 км, необходимой для поражения российских военных целей в любой точке Украины, включая оккупированный Крым.

Украина также нуждается в постоянном пополнении запасов боеприпасов и запчастей для артиллерийских платформ, поставляемых из разных стран, часть которых не взаимозаменяема. Эти системы постоянно используются, что делает критически важным их обслуживание и пополнение запчастями. То, как и где выполняются эти задачи, а также насколько быстро логистическая инфраструктура возвращает оборудование туда, где оно может быть наиболее полезным, может иметь огромное значение.

Помимо всего этого, Украине нужно больше средств противовоздушной обороны малой и средней дальности для противодействия российским воздушным и ракетным атакам. Растущая проблема заключается в необходимости развертывания адекватных контрмер против растущего использования дронов, как российского производства, так и новых, которые Россия пытается закупить в Иране.

До сих пор администрация Байдена не хотела предпринимать таких решительных шагов, опасаясь спровоцировать Россию или, как недавно сказал советник по национальной безопасности Джейк Салливан на Форуме безопасности в Аспене, «чтобы избежать Третьей мировой войны».

Путин и другие высокопоставленные российские чиновники неоднократно в преддверии и после вторжения Москвы 24 февраля напоминали Западу об опасностях ядерной войны. Однако США также являются ядерной державой, и было бы стратегической ошибкой утверждать, что ядерное сдерживание больше не работает. Ядерное сдерживание все еще работает.

Путину выгодно угрожать ядерной войной, но не начинать ее. И мы видели, как Кремль выдвигает ядерные угрозы, оказавшиеся пустыми, например, в связи со вступлением Финляндии и Швеции в НАТО.

Если мы позволим Путину запугивать нас, чтобы не давать Украине оружие, необходимое для остановки российского ревизионизма, что произойдет, когда он взмахнет своей ядерной дубиной над странами Балтии? И почему администрация предполагает, что Путин не осмелится сделать такое с Эстонией или Польшей, если эта тактика сработала для него в Украине?

Ставки понятны для нас, наших союзников и Украины. Мы не должны обманывать себя. Нам кажется, что каждый день, что мы откладываем предоставление Украине оружия, необходимого ей для победы, мы избегаем конфронтации с Кремлем. На самом же деле, мы просто увеличиваем вероятность того, что мы столкнемся с этой опасностью в менее благоприятных обстоятельствах.

Умный и благоразумный шаг — это остановить агрессивные замыслы Путина в отношении Украины и сделать это сейчас, когда это будет иметь значение.

Подписано:

генерал Филип Бридлав, ВВС США (в отставке); 17-й Верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе и выдающийся профессор Школы Сэма Нанна Технологического института Джорджии

Дебра Кейган, бывший сотрудник Государственного департамента и Министерства обороны; почетный научный сотрудник по энергетике, генерал Трансатлантической сети лидеров (в отставке)

Уэсли К. Кларк, 12-й Верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе; старший научный сотрудник UCLA Burkle Center,

посол Паула Дж. Добрянски, бывший заместитель государственного секретаря по международным делам

посол Эрик Эдельман, бывший посол в Финляндии и Турции; бывший заместитель министра обороны по политическим вопросам

доктор Эвелин Фаркаш, бывший заместитель помощника министра обороны по России, Украине и Евразии; исполнительный директор Института Маккейна,

посол Дэниел Фрид, бывший помощник госсекретаря по Европе; выдающийся член семьи Вайзер, посол Атлантического совета

посол Джон Хербст, бывший посол в Украине и Узбекистане; старший директор Евразийского центра Атлантического совета

генерал-лейтенант (в отставке) Бен Ходжес, бывший командующий, посол армии США в Европе

Джон Корнблюм, бывший посол в Германии

Дэвид Крамер, бывший заместитель госсекретаря по вопросам демократии, прав человека и труда;

Ян Лодал, бывший первый заместитель министра обороны по вопросам политики; выдающийся сотрудник Центра стратегии и безопасности Скоукрофта, Атлантический совет

Роберт МакКоннелл, бывший помощник генерального прокурора; соучредитель американо-украинского фонда;

Стивен Сестанович, бывший посол по особым поручениям в бывшем Советском Союзе; старший научный сотрудник Совета по международным отношениям; Джон Сайфер, бывший офицер и начальник резидентуры Секретной службы ЦРУ; внештатный старший научный сотрудник Евразийского центра

Уильям Тейлор, бывший посол в Украине;

посол Александр Вершбоу, бывший заместитель генерального секретаря НАТО; бывший помощник министра обороны; бывший посол в России и НАТО

посол Курт Волкер, бывший посол в НАТО; бывший спецпредставитель по переговорам с Украиной; уважаемый научный сотрудник, Центр анализа европейской политики;

посол Мари Йованович, бывший посол в Украине.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы