"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Израиль — канат, натянутый между Россией и Украиной

Роберт О. Фридман "Ближний Восток" ежеквартально Осень 2022 г.

Когда началось российское вторжение в Украину, Израиль удивил многих наблюдателей, заняв относительно нейтральную позицию в войне, и даже без особого успеха пытался выступить посредником в прекращении конфликта. 
Однако по мере развития войны Израиль склонился на сторону Украины, предоставив ей гуманитарную и медицинскую помощь, а также проголосовав в ООН за осуждение российского вторжения. Чтобы понять позицию Израиля, необходимо оглянуться на эволюцию израильско-российских отношений за последнее десятилетие и на факторы, вынуждавшие Иерусалим поначалу занимать относительно нейтральную позицию.

Исторический экскурс

Вплоть до 2011 года двусторонние российско-израильские отношения процветали. Торговля выросла до 2 миллиардов долларов США в год; Москва и Иерусалим совместно произвели самолет системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО), который был продан Индии, при этом Россия предоставила планер, а Израиль — авионику; процветали культурные связи с русскими артистами, выступавшими в Израиле к признанию более миллиона русскоязычных израильтян, эмигрировавших из бывшего Советского Союза; в Израиле расцвел туризм — он стал излюбленным направлением для российских туристов, которые могли посещать христианские святыни в Иерусалиме и иметь доступ к русскоязычным газетам и телеканалам в Израиле.

Кроме того, беспрепятственно продолжалась эмиграция российских евреев в Израиль.

Российские ракеты вывели на орбиту израильские спутники, а Иерусалим продал Москве беспилотники в результате плохой работы российских беспилотников в российско-грузинской войне 2008 года.

На региональном уровне, напротив, отношения были более проблематичными, поскольку Израиль был обеспокоен решительной поддержкой России Ирана, как дипломатической, так и военной, несмотря на постоянную приверженность Тегерана уничтожению Израиля.

Россия точно так же поддерживала Сирию, ХАМАС и «Хезболлу» — врагов, стремящихся уничтожить Израиль, которых Москва, в отличие от Вашингтона и большинства европейских государств, отказывалась признавать террористическими организациями.

Это дихотомическое отношение изменилось в начале 2010-х годов в результате геополитической трансформации, вызванной чередой арабских восстаний (так называемая «арабская весна»), и действиями (или бездействием) США в отношении этих знаменательных событий.

В 2011 году, президент Барак Обама объявил о смещении акцента политики США в сторону Азии и, как следствие, — с Ближнего Востока. Он вывел американские войска из Ирака, вызвав опасения региональных союзников Вашингтона, что его гарантии безопасности вот-вот испарятся.

Эти опасения усилились в 2013 году, когда Обаме не удалось выполнить свое «красное» обещание военного возмездия, если режим Башара Асада применит химическое оружие против своих граждан в быстро развивающейся гражданской войне в Сирии.

Их еще больше усугубило стремление Обамы заключить ядерную сделку с Ираном, которая отменит санкции против Исламской Республики и даст ей больше денег для разработки оружия и активизации ее подрывной деятельности в регионе. (Только в 2014 году Вашингтон вернул часть военных сил в Ирак в ответ на вновь возникшую угрозу со стороны ИГИЛ).

Встревоженные этими действиями, Израиль, Египет, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) немного склонились к России в попытке перестраховаться, если Вашингтон действительно уйдет с Ближнего Востока.

В случае Израиля сдвиг в сторону России стал очевиден в 2014 году, когда после российской аннексии Крыма и вторжения в украинский Донбасс, Иерусалим фактически воздержался при голосовании по организованной США резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающей действия России в Украине.

И хотя Израиль приписал де-факто воздержание тому, что его дипломатическая служба объявила забастовку, настоящая причина была сформулирована министром иностранных дел Авигдором Либерманом, который заявил:

«У нас хорошие и доверительные отношения с американцами и русскими, и наш опыт с обеими сторонами очень положительный. Так что я не понимаю, почему Израиль в этом погряз».

Излишне говорить, что администрация Обамы не оценила отказ Израиля от голосования в ООН, поскольку «высокопоставленный чиновник администрации» заявил: «Мы консультировались по Украине не только с нашими партнерами и союзниками по всему миру. Очевидно, мы рассчитываем на то, что все международное сообщество осудит действия России и поддержит Украину, поэтому мы были удивлены, увидев, что Израиль не присоединился к подавляющему большинству стран в ООН, проголосовавших за территориальную целостность Украины».

Аналогичная ситуация должна была произойти, когда Россия начала полномасштабное вторжение в Украину в 2022 году, но Израиль занял нейтральную позицию.

Российско-израильские отношения, 2015-22 гг.

Геополитическая ситуация должна была снова измениться в сентябре 2015 года, когда Москва направила в Сирию военные силы, чтобы предотвратить крах режима Асада. Россия перебросила ударные самолеты с авиабазы ​​Хмеймим недалеко от Латакии и боевые корабли с расширенной военно-морской базы, закрепленной в Тартусе (где ранее она использовала только несколько плавучих доков и складов).

Для защиты своих активов Россия также развернула зенитные батареи SA-300 и SA-400, которые контролировали большую часть воздушного пространства в западной части Сирии.

Беньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля с 2015 г., на встрече с Владимиром Путиным

Российское вмешательство не только спасло режим Асада, но и обеспечило Москве крупное военное присутствие в самом сердце Ближнего Востока. В то время как Обама говорил, что Россия загоняет себя в трясину в Сирии, жители Ближнего Востока видели ситуацию совсем по-другому, и их склонность к Москве усилилась.

Особенно это касалось Израиля. В октябре 2015 года, премьер-министр Биньямин Нетаньяху инициировал то, что должно было стать серией визитов в Москву для координации с президентом России Владимиром Путиным по Сирии.

Израиль опасался, что Иран, сыгравший вместе с Россией жизненно важную роль в спасении режима Асада, воспользуется восстановлением режима, чтобы закрепиться в Сирии, значительно облегчив своей армии нападение на Израиль, чем с территории Ирана, находящейся почти в 1500 милях от него. Израиль хотел предотвратить это, начав длительную воздушную кампанию против иранских военных позиций в Сирии и перехватывая поставки оружия из Тегерана своему ливанскому прокси — Хезболле, что стало известно как «война между войнами».

Для проведения своих воздушных атак, Израилю требовалось согласие России, потому что Москва теперь контролировала большую часть воздушного пространства, в котором должны были действовать израильские самолеты.

Путин согласился на просьбу Израиля, скорее всего потому, что хотел, чтобы Москва, а не Тегеран, была доминирующей внешней силой в Сирии. Эта договоренность, похоже, довольно хорошо работала в условиях периодически возникающих политических ссор, в частности, инцидента в сентябре 2018 года, когда российское министерство обороны обвинило Израиль в случайном уничтожении российского разведывательного самолета сирийскими зенитными подразделениями. Однако инцидент был быстро исчерпан, и Израиль продолжил наносить авиаудары по иранским целям в Сирии.

Такова была ситуация накануне российского вторжения в Украину в феврале 2022 года, когда Израиль очень старался не оттолкнуть Москву, чтобы не поставить под угрозу свою свободу действий в Сирии.

Таким образом, он отклонил просьбы Украины перед войной о покупке израильского оружия и системы шпионского ПО Pegasus, которая позволила бы украинцам подслушивать телефонные разговоры русских.

За две недели до вторжения новый премьер-министр Израиля Нафтали Беннет выступил с откровенной речью об американо-израильских отношениях на ежегодной конференции Тель-Авивского института исследований национальной безопасности: Соединенные Штаты были и останутся нашим лучшим другом, но у Вашингтона есть своя цепь интересов, которые не всегда пересекаются с нашими. Их интерес к региону на данный момент снижается.

Комментарии Беннета подготовили почву для американо-израильских разногласий по поводу Украины после начала вторжения.

Смешанные сообщения о российском вторжении

Восьмипартийное израильское коалиционное правительство не было единым в своем ответе на вторжение России в Украину.

В то время как глава правой партии «Ямина», Беннет, отдавал предпочтение требованиям безопасности Израиля, а, следовательно, полагался на Москву, заместитель премьер-министра и министр иностранных дел Яир Лапид — глава центристской партии «Еш Атид», на сегодняшний день крупнейшего члена правящей коалиции, более критически отнесся к России и поддержал позицию США в отношении вторжения.

Напряжение в правительстве было заметно еще до вторжения, когда 23 февраля МИД Израиля выступил с заявлением в поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины. Это возмутило Москву, которая вызвала посла Израиля в знак протеста против такого заявления и многозначительно отметила «оккупацию» Израилем Голанских высот.

Когда 24 февраля произошло вторжение, Вашингтон был разочарован прохладным отношением Израиля к его неудавшейся попытке разработать 27 февраля резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую Россию.

Однако израильтяне поддержали резолюцию Генеральной Ассамблеи от 2 марта, осуждающую вторжение и требующую немедленного прекращения боевых действий и вывода российских войск с Украины. И все же, Иерусалим стремился смягчить реакцию России, заставив заместителя посла Израиля в ООН, а не самого посла, высказаться в поддержку резолюции. Она прочитала заявление с призывом к Москве остановить вторжение, в котором оно охарактеризовано как «серьезное нарушение международного порядка».

Это не произвело впечатления на русских, а их посольство в Тель-Авиве сообщило министерству иностранных дел Израиля, что Москва «очень разочарована» позицией Израиля в ООН.

Тем временем Вашингтон сплотил своих западных союзников, чтобы прекратить полеты в Россию и из России, а также разорвать экономические связи и ввести санкции против Москвы, в том числе, против российских олигархов, близких к Путину.

Однако Израиль не предпринял ни одного из этих действий. Согласно сообщениям источников в правительстве Израиля, не было законной возможности наложить санкции на активы и граждан государства, которое не определено законом как враждебная страна, хотя правительство могло бы попытаться принять такой закон, если бы оно действительно было заинтересовано в присоединении к международным санкциям.

Кроме того, несмотря на мольбы Украины об оказании военной помощи, включая противоракетную систему «Железный купол», Израиль поначалу отказывался предоставлять что-либо, кроме гуманитарной помощи. И хотя такое поведение говорило о явном стремлении избежать отчуждения Москвы, Беннет утверждал, что Израиль воздерживался от разрыва экономических связей с Россией, чтобы сохранить свою посредническую роль, как его просил президент Украины Владимир Зеленский 25 февраля, на следующий же день после начала вторжения.

Религиозный Беннетт даже полетел в Москву 5 марта, в еврейскую субботу, когда обычно не разрешается путешествовать, чтобы попытаться выступить посредником в прекращении конфликта, но безрезультатно.

Тем временем, терпение США по отношению к попыткам Израиля сохранить нейтралитет было на исходе. 11 марта Виктория Нуланд, заместитель госсекретаря США по политическим вопросам, заявила новостному израильскому каналу 12, что присоединение Израиля к финансовым санкциям было самым важным для Соединенных Штатов, даже более важным, чем оказание Иерусалимом военной помощи Украине или посредничество между Путиным и Зеленским. Она сказала: «Вы же не хотите стать последним пристанищем для грязных денег, которые подпитывают путинскую войну. ... Мы должны задавить режим [Путина]. Мы должны отказать ему в доходах, в которых он нуждается... Мы давим на олигархов вокруг него, мы давим на его экономику».

Резкая критика Нуланд усилила раскол в израильском правительстве по поводу реакции на российское вторжение. Выступая на пресс-конференции в Словакии 14 марта, Лапид заявил, что Израиль не стает маршрутом для обхода санкций, введенных США и другими западными странами, в отношении России. Министр иностранных дел координировал этот вопрос вместе с партнерами, в том числе, с Банком Израиля, Министерством финансов, Министерством экономики, администрацией аэропортов и другими...

Израиль, как и Словакия, осуждает российское вторжение в Украину и призывает положить конец боевым действиям. Нет оправдания нарушению территориальной целостности Украины, нет оправдания нападениям на гражданское население.

Хотя слова Лапида были сильными, было ясно, что он говорил не от имени всего кабинета.

Мало того, что премьер-министр Беннет не осудил вторжение, министр финансов Авигдор Либерман подчеркнул нейтралитет Израиля в конфликте. Словами, напоминающими его комментарии после российской аннексии Крыма, Либерман заявил: Россия обвиняет Украину, а Украина — Россию. И Израилю следует избегать вынесения решений в ту или иную сторону..Здесь нам необходимо поддерживать моральную позицию Израиля, с одной стороны, и интересы Израиля — с другой.

Члены израильской гуманитарной группы раздают еду перемещенным украинцам. В начале войны Израиль ограничивался гуманитарной помощью.

Излишне говорить, что без помощи министерства финансов сотрудничество Израиля с Вашингтоном в отношении санкций было в лучшем случае сомнительным.

Тем не менее, некоторые израильские компании выступили с инициативой заморозить или ограничить продажи в Россию. К ним относятся WIX, который предоставляет платформу для создания веб-сайтов; Stratasys, фирма по 3D-печати, и Tipalti, которые прекратили переводить платежи клиентам в России.

Кроме того, по-прежнему отказываясь продавать Украине военную технику, Израиль отправил 100 тонн гуманитарной помощи, а в середине марта построил под Львовом полевой госпиталь. К началу апреля Израиль принял 24 000 украинских беженцев, лишь около трети из которых были евреи, после того, как министр внутренних дел был вынужден отказаться от своего первоначального нежелания принимать большое количество беженцев-неевреев.

Растущие требования поддержки Украины

Президент Украины Владимир Зеленский выступил в Кнессете 20 марта 2022 года. Его речь вызвала вопросы о нейтралитете Израиля.

Тем временем нарастало давление на Израиль для более решительной поддержки Украины. После некоторого колебания, Зеленский был приглашен для выступления в Кнессете в середине марта, несмотря на предостережение посла России: «Посредник должен быть осторожен, чтобы не выйти из равновесия».

В соей речи украинский президент предполагал заставить израильских лидеров оправдываться за то, что не делают больше для помощи Украине: "Мы можем спросить, почему мы не получаем от вас оружие, почему Израиль не ввел мощные санкции против России и не оказывает давление на российский бизнес. Что это? Апатия? Расчеты? Или посредничество без принятия какой-либо стороны? Я позволю вам ответить на этот вопрос, но хочу отметить, что апатия убивает". 
Зеленский сравнил российское вторжение в Украину с Холокостом: "Российское вторжение в Украину — это не просто военная операция, как ее представляют в Москве, это тотальная и несправедливая война, цель которой — уничтожить наш народ. Русская армия целенаправленно уничтожает, а весь мир наблюдает. Поэтому я могу провести параллель между нашей и вашей историей".

Хотя сравнение российского вторжения в Украину с Холокостом вызвало удивление в Израиле, нет никаких сомнений в том, что речь Зеленского оказала эмоциональное воздействие на еврейское государство.

Кроме того, к середине марта голоса в Израиле открыто ставили под сомнение разумность политики нейтралитета Беннета. Бывший министр иностранных дел Ципи Ливни, например, заявила, что было ошибкой то, что сообщение, исходящее из Израиля, оказалось настолько двойственным, что интересы Израиля в области «ценностей и демократии» связаны с США, а его интересы безопасности сосредоточены только вокруг России. Самым большим интересом безопасности Государства Израиль являются его отношения с Соединенными Штатами.

Бывший министр обороны Израиля Моше Яалон заявил, что Израиль должен отреагировать на эти исторические события. Нам нужно быть на правильной стороне истории, а правильная сторона истории не с Путиным.

Бывший израильский консул в Нью-Йорке, Алон Пинкас, выразился более определенно: Израиль принял заведомо аморальный и политически неосторожный тип квази нейтралитета. ...

Действуя якобы нейтрально, а в основном, поддерживая ложный подход «двусторонности», Израиль, по сути, поддержал Россию. В Соединенных Штатах стали раздаваться критические голоса. Представитель Адам Кинзингер (республиканец от штата Иллинойс) предупредил, что Израиль должен выбрать сторону в конфликте, и что его реакция на войну повлияет на будущую помощь от Вашингтона.

Точно так же обозреватель Washington Post Джош Рогин заявил, что попытка Израиля уравновесить отношения с Россией, предлагая лишь умеренную поддержку Украине, становится морально и стратегически несостоятельной. ...

По мере того, как всплывает все больше и больше свидетельств военных преступлений Путина, объяснения Израиля стали не более чем оправданием бездействия. ... Как сказал Эли Визель, мы всегда должны принимать чью-либо сторону. Нейтралитет помогает угнетателю, а не жертве.

Тем временем российская кампания, похоже, захлебнулась, что позволило украинским силам вернуть территории в районе Киева, такие как город Буча, где были найдены жуткие останки убитых украинских мирных жителей.

Очевидно, это побудило израильтян присоединиться к Вашингтону 7 апреля в голосовании на Генеральной Ассамблее ООН за исключение России из Совета ООН по правам человека.

Лапид снова взял на себя инициативу в осуждении действий России. «Большая и могущественная страна безо всяких на то оснований вторглась к маленькой соседке», — заявил он во время визита в Грецию в середине апреля. «Земля снова залита кровью ни в чем не повинных мирных жителей. Изображения и свидетельства из Украины ужасны».

Через несколько дней министр обороны Израиля Бени Ганц заявил, что Израиль согласился предоставить каски и бронежилеты украинскому персоналу спасателей.

Со своей стороны, Беннет казался непреклонным в сохранении нейтралитета Израиля. В интервью CNN от 20 апреля, в тот же день, когда Ганц объявил об отправке в Украину касок и бронежилетов, Беннет заявил о своей решимости «не допустить, чтобы Израиль стал обходным путем каких-либо санкций». При этом он не уточнил, какие меры принимает Израиль для предотвращения нарушений санкций, вместо этого подчеркнув важность роли Иерусалима как потенциального посредника в российско-украинском конфликте:

«Я знаю, что для того, чтобы позже выступить посредником в нужный момент, нам также необходимо продолжать сохранять линии связи с Россией. В противном случае, мы не сможем быть посредниками».

Однако в интервью, Кристиан Аманпур настаивала на том, что премьер-министр утверждал, что угроза безопасности со стороны Ирана оправдывает нейтральную позицию Израиля. Ответ Беннета подчеркнул его постоянную озабоченность безопасностью в связи с Ираном и Сирией.

Израиль сохраняет за собой свободу действий в нашем районе. У нас есть Иран, который всегда пытается окружить нас и создать все больше и больше ракет, которые будут угрожать населенным пунктам Израиля. Мы не позволим этому произойти нигде, в том числе, и в Сирии.

Несмотря на непрекращающиеся попытки Беннета сохранить израильский нейтралитет, Москва становилась все больше рассерженной комментариями Лапида и склонностью Иерусалима принять сторону Украины, какой бы незначительной она ни была.

Воспользовавшись беспорядками, имевшими место на Храмовой горе в Иерусалиме, российский МИД вызвал посла Израиля и сказал:

«Мы приняли к сведению агрессивное заявление министра иностранных дел Израиля Яира Лапида. ... Заявления министра иностранных дел Израиля вызывают сожаление и неприятие. ... Это была плохо замаскированная попытка... отвлечь внимание международного сообщества от одного из старейших неурегулированных конфликтов — палестино-израильского».

Наряду с осуждением политики Иерусалима по отношению к палестинцам, Москва усилила военное давление в Сирии, как бы для того, чтобы напомнить израильтянам, что им нужно согласие России для продолжения полетов над сирийским воздушным пространством.

Так, российский адмирал заявил, что сирийская ракета ПВО недавно перехватила управляемую ракету, выпущенную с израильского истребителя-бомбардировщика F-16 в сирийском воздушном пространстве.

Со своей стороны, посол России в Сирии высмеял израильскую воздушную кампанию, назвав ее цель «эскалацией напряженности и позволением Западу вести военные действия в Сирии», и предупредил, что Москва может отреагировать на эту «провокацию».

Напротив, посол России в Израиле занял более сдержанную позицию, назвав комментарии Лапида «необоснованными» и настаивая на том, что ожидается «более взвешенная» позиция Израиля. Он отметил, что Россия и Израиль по-прежнему остаются друзьями.

Русские антисемитские наветы

Напряженность между Израилем и Россией еще больше обострилась в начале мая, когда российское министерство иностранных дел приняло официальный визит в Москву делегации ХАМАСа во главе с главой политбюро этой террористической организации, Исмаилом Хания.

Затем министр иностранных дел Лавров, в ответ на вопрос СМИ, как Москва может утверждать, что борется с нацистами в Украине, если президент Зеленский является евреем, сказал, что, по его мнению, у Гитлера тоже была еврейская кровь, и что «мы долгое время слышим, как мудрые евреи говорят, что самые большие антисемиты — это сами евреи».


После встречи с делегацией ХАМАСа в Москве, антисемитские комментарии министра иностранных дел России Сергея Лаврова привели к эскалации израильско-российской напряженности.

Антисемитские комментарии Лаврова вызвали в Израиле бурю политических разногласий.

Даже Беннет и Либерман, которые не хотели критиковать Москву за ее вторжение в Украину, чувствовали себя обязанными отреагировать. Заявив, что он отнесся к высказыванию Лаврова «с предельной строгостью», Беннет сказал, что комментарии «были неправдой, а их намерения были неправильными», настаивая на том, что «использование Холокоста еврейского народа в качестве политического инструмента должно быть немедленно прекращено». 
Со своей стороны Либерман, пожалуй, самый пророссийский член израильского кабинета министров, заявил, что ожидает извинений за «абсурдные» комментарии Лаврова, которых не следовало делать. Лапид выступил с самой резкой критикой своего российского коллеги:

"Это непростительный и скандальный комментарий, ужасная историческая ошибка, и мы ожидаем извинений. Гитлер не был евреем по происхождению, и евреи не убивали себя во время Холокоста. ... Мы прилагаем все усилия, чтобы поддерживать хорошие отношения с Россией, но есть черта, и на этот раз черта переступлена. Российское правительство должно извиниться перед нами и перед еврейским народом".

Он добавил, что посла России в Израиле вызовут для "не очень легкого разговора".

Между тем, российское министерство иностранных дел, похоже, упорно настаивает на еврейско-нацистской связи.

С одной стороны, оно утверждает, что в войне израильские наемники сражаются вместе с крайне правым украинским подразделением «Азов», а с другой  оно обвиняет Лапида в «антиисторических заявлениях», которые во многом объясняют, почему нынешнее правительство Израиля поддерживает «неонацистский режим в Киеве».

Чтобы не допустить дальнейшего ухудшения отношений, Беннетт позвонил Путину, заявив после разговора, что российский президент извинился за комментарии своего министра иностранных дел.

Тем не менее, хотя Кремль признал, что оба лидера обсуждали Холокост, в российском описании разговора никакие извинения не упоминались. Вместо этого, по сообщениям, Москва продолжала оказывать давление на Израиль, запуская ракеты SA-300 по израильским самолетам, покидавшим сирийское воздушное пространство после атаки на иранскую базу.

Выводы

Через сто дней после начала войны в Украине, Иерусалим не прервал ни торговлю с Москвой, ни  авиасообщение с Россией и не наложил санкции на российских олигархов, несмотря на неоднократные просьбы Вашингтона.

Главной причиной этого является желание израильских политиков, особенно премьер-министра Беннета, избежать антагонизма с Путиным, иначе тот положит конец многолетнему российско-израильскому взаимопониманию, позволявшему вести непрерывную воздушную кампанию Израиля против военных объектов Ирана и «Хезболлы» в Сирии.

Однако против такой политики выступили влиятельные элементы в израильском кабинете во главе с заместителем премьер-министра и министром иностранных дел Лапидом, который использовал свое положение, чтобы склонить Израиль на сторону Украины.

В настоящее время Иерусалим, похоже, успешно балансирует по политическому и дипломатическому канату между этими двумя полюсами.

Москва мало что сделала для сдерживания израильских воздушных атак в Сирии, ограничив свое недовольство проукраинским уклоном Иерусалима дипломатическими и пропагандистскими мерами (например, осуждением заявлений Лапида, ухаживанияем за ХАМАСом, антисемитскими обличительными речами), в то время как Вашингтон воздерживался от чрезмерного давления, чтобы не раскачивать шаткое правительство Беннета-Лапида (которое, так или иначе, пало в июне 2022 года, проложив путь к новому туру израильских выборов).

Принимая во внимание давнюю прозападную ориентацию Израиля, в частности, его особые отношения с Соединенными Штатами, в его интересах прямо войти в лагерь западных демократий, даже рискуя оперативными ограничениями в Сирии, которые могут уменьшиться, если украинская трясина снизит влияние Москвы на Сирию.

Роберт О. Фридман является приглашенным профессором политологии в Университете Джонса Хопкинса, где он читает курсы по арабо-израильскому конфликту и российской внешней политике. Его последняя книга — «Израиль при Нетаньяху» (Routledge, 2020).



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Похожие статьи и немножко рекламы