"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Изменение адреса Трансляриума


Начиная с 6 февраля 2023г., адрес Трансляриума будет http://translated2rus.blogspot.com

Действительно ли Иран упразднил свою полицию нравов?

Сет Дж. Францман, 5 декабря 2022 г.

Эта отредактированная версия статьи, первоначально опубликованная под заголовком «Спорная история о «полиции нравов», раскрывает проблемы СМИ с Ираном.
Сообщается, что вчера Иран упразднил свою печально известную полицию нравов. Сегодня мы не столь уверены. Кто-то мог бы решить, что дело о стране, полностью упразднившей полицию или радикально изменившей политику, лежащую в основе режима, должно потребовать более глубокого расследования.

Однако когда дело касается Тегерана, видимо, нет необходимости в получении полных сведений о том, что происходит.

Такой тип освещения Исламской Республики не нов. Не так давно, во время подготовки к сделке с Ираном, нас кормили всевозможными вводящими в заблуждение историями. Например, верховный лидер Ирана якобы издал «фетву» против обладания ядерным оружием. И это было выставлено как доказательство того, что оно не будет развиваться, но, если это так, то зачем Западу нужно заключать сделку, чтобы помешать Ирану разрабатывать ядерное оружие?

Это, видите ли, логическая проблема. Если правда, что страна не разрабатывает ядерное оружие, то зачем нужна «сделка», отрезающая Иран от всех путей к его созданию, например, чтобы убедиться, что он остановил обогащение и другую деятельность? Ведь, в конце концов, эти действия были просто мирными, не так ли?

Относительно иранского режима ничто не имеет смысла. Почти все крупные новостные агентства сообщили 4 декабря, что Исламская Республика упразднила свою полицию нравов.

Би-би-си сообщила, что «полиция нравов Ирана, которой поручено следить за соблюдением исламского дресс-кода в стране, распускается». Теперь Би-би-си заявляет о «неопределенности в отношении иранской полиции нравов после заявления чиновника о «роспуске»». 

Заголовок Wall Street Journal гласит: «Иран распускает полицию нравов и рассматривает возможность изменения закона о хиджабе». В отчете говорится, что «генеральный прокурор Ирана заявил, что страна распустила свою так называемую полицию нравов и рассматривает возможность изменения требования о том, чтобы женщины [покрывали волосы]». В других сообщениях говорилось, что «Иран отказался от своей полиции нравов» или «Иран заявил, что полиция нравов упразднена после нескольких месяцев беспорядков».

Примерно через 12 часов после появления первых сообщений мы узнали, что государственные СМИ Ирана фактически оспаривают этот «факт». CNN отмечает, что иранские государственные СМИ опровергли это утверждение.

Во многих отчетах, которые первоначально повторяли заявление об «отмене», позже добавлялось, что это предположило «официальное лицо». И что это меняет? Иран упразднил свою полицию нравов или нет?

Ничто не имеет смысла, когда речь идет об иранском режиме. Например, еще в 2015 году, нам сказали, что, если с ними не будет «сделки», то будет «война». Какая война? Кто собирался на войну? Аргумент состоял в том, что, если мы не заключим сделку, то это приведет к новой ближневосточной войне, которая втянет США обратно в регион после того, как они покинули Ирак в 2011 году.

Теперь мы знаем, что в значительной степени это был просто разговор, утечка и фантазия. Иран воюет уже по всему региону. Он снабжает ракетами «Хезболлу».

После 2012 года, Иран перебросил тысячи членов КСИР и марионеточных ополченцев в Сирию, чтобы поддержать сирийский режим в гражданской войне. Иран перебросил баллистические ракеты и беспилотники в Ирак, нанеся удары по силам США в обеих странах.

Иранские марионетки в Ираке контролируют часть страны. Тегеран поставлял хуситам в Йемене боеприпасы, ракетное топливо, оборудование, предназначенные для беспилотных летательных аппаратов и баллистических ракет.

Иран уже воевал и до сих пор находится в состоянии войны по всему региону.

Так что же означает «сделка или война»? Давайте сразу к делу. Если бы в Нью-Йорке упразднили полицейское управление, возможно, мы задали бы трудные вопросы. Что они подразумевают под «отменой»? Кто теперь будет выполнять функции полиции? Куда пойдут тысячи сотрудников? А профсоюзы? Кто будет патрулировать улицы?

Или скажем, США решили упразднить ATF (Бюро по алкоголю, табаку, огнестрельному оружию и взрывчатым веществам). Хорошо, чтобы люди задавались вопросом, как это произошло? Это что, указ президента? Что с офисами ATF и сотрудниками? Кто будет теперь заниматься алкоголем, табаком и огнестрельным оружием, которыми якобы занималось бюро?

Главные вопросы, которые задавались бы в большинстве обществ в связи с сообщением о значительных изменениях в правоохранительных органах, должны были бы также приветствовать эту иранскую историю.

Полицию «нравов» нельзя отменить за одну ночь, не так ли? И, если фактическая организация «упразднена», разве не естественно, что законы, которые применялись, или их полномочия будут просто переданы какой-то другой организации?

Во многих случаях, когда страны избавляются от одной службы безопасности или одного закона, они просто заменяют их другими. Принимая во внимание тот факт, что иранский режим коренится в подавлении женщин и в контроле за тем, как женщины одеваются (проблема, которая волнует режим с 1979 года), идея о том, что женщинам внезапно будет позволено жить нормальной жизнью, как в большинстве других стран, была бы анафемой. режиму. Этот режим так одержим тем, чтобы женщины прикрывали волосы, что просит прикрывать волосы иностранных высокопоставленных лиц и тех, кто дает интервью исламистскому теократическому режиму..Одержимость волосами и стремление к тому, чтобы мужчины никогда не видели женских волос на публике, для режима, очевидно, важнее всего на свете.

Проблема с историей «отмены» в Иране заключается в том, что те же самые крупные СМИ, которые в течение последних нескольких лет уделяли внимание важности проверки фактов и предотвращению распространения дезинформации, кажутся в этом плане вызовом, когда дело доходит до борьбы с авторитарными режимами, подобными Ирану.

Авторитарные режимы не позволяют журналистам выполнять их работу, и у них есть государственные СМИ, которые повторяют взгляды правящей партии.

Примеры этого включают Китай, Россию, Турцию, Иран, Катар и другие диктатуры или авторитарные государства. В этих странах западные СМИ сталкиваются с проблемами в освещении фактов.

НАПРИМЕР, в прошлом месяце Турция заявила о теракте в Стамбуле. В течение нескольких часов Анкара блокировала местные сообщения и социальные сети, а затем государственные СМИ заявили, что силы безопасности арестовали женщину, которая сдала всех террористов-заговорщиков.

По официальной версии, бедная женщина из Сирии, якобы обученная «террористами», приехала в Стамбул и взорвала бомбу. Натренированная «террористка» якобы выдала все подробности заговора в течение часа после поимки.

В этом нет особого смысла, и репортерам так и не удалось выяснить, откуда именно была эта женщина, увидеть какие-либо сирийские удостоверения личности или взять интервью у членов ее семьи.

Вся история вообще кажется подозрительной. Но поскольку Анкара контролирует сообщения СМИ, трудно получить какие-либо прямые ответы.

История с иранской «полицией нравов» является примером того, как иранские СМИ сообщают об истории, которая может быть частью цикла обратной связи.

Например, нам хотелось бы думать, что протесты увенчались успехом, и что история закончилась красиво: «Протестующие заставили Иран изменить печально известную полицию нравов и законы о хиджабе». Победа свободы.

Хорошо, давайте продолжим и вернемся к сделке с Ираном. Игнорируются более сложные вопросы, в частности, что с полицией, которой поручено следить за соблюдением законов о «хиджабе» и преследовать людей? Будет ли она включена в новое подразделение? Действительно ли закон не официальный? Можем ли мы поговорить с какими-то иранскими женщинами и узнать, правда ли, что они теперь могут ходить с непокрытыми волосами?

Таковы были бы основные вопросы, которые задавались бы, если бы западная страна отменила законы о наркотиках в отношении марихуаны или других веществ.

Очевидно, что с репортажами об Иране будут всегда проблемы. Это сложный режим, который хорошо вводит СМИ в заблуждение; это шквал дезинформации. Поэтому стоит следовать принципу: доверяй, но проверяй. До сих пор было трудно проверить что-либо из Ирана в отношении изменений законов о морали, хиджабе и их исполнителях.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"