"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Изменение адреса Трансляриума


Начиная с 6 февраля 2023г., адрес Трансляриума будет http://translated2rus.blogspot.com

Проблема Исключительной Экономической Зоны Ливии

Эран Лерман, 23 ноября 2022 г.

Иерусалимский институт стратегии и безопасности

Недавнее сближение Израиля с Турцией не должно помешать Иерусалиму занять твердую позицию в отношении притязаний Анкары в Восточном Средиземноморье. Израиль должен вновь отвергнуть Меморандум о взаимопонимании, подписанный в октябре между Турцией и Правительством национального согласия в Ливии в отношении разведки нефти и газа.
Более того, необоснованные притязания Анкары на греческие острова в Эгейском море, суверенитет которых неоспорим, должны беспокоить всех партнеров по региональному союзу. Израиль также должен обратить внимание США (ЕС уже отреагировал) на необходимость помочь решить эти вопросы полюбовно, на основе принятого морского права.

Основания

Правительство Турции активно участвует в гражданской войне в Ливии с 2014 года, поддерживая элементы в Триполитании, на западе страны, связанные с «Мусульманским братством», против базирующихся в Киренаике сил во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром (с поддержкой Египта). .

В ноябре 2019 года, когда так называемое Правительство национального согласия (ПНС) было осаждено в Триполи Ливийской национальной армией (ЛНА) Хафтара, это вмешательство стало более заметным, и ПНС подписало два меморандума о взаимопонимании с Анкарой:

1. Создание механизмов для значительного участия Турции в войне, особенно в использовании беспилотников и усилении противовоздушной обороны.

2. Соглашение о разграничении исключительных экономических зон (ИЭЗ) в Восточном Средиземноморье, предположительно таким образом, чтобы обе страны имели общую границу.

Это означало бы, что прокладывание любого трубопровода или силового кабеля через восточное Средиземноморье для соединения Израиля, Египта и Кипра с Грецией и Европой, зависело бы от доброй воли Турции.

Предлагаемое разграничение предполагает (по необходимости), что ключевые греческие острова, такие как Родос, Карпатос и Крит, лишаются ИЭЗ к востоку от них, вопреки тому, что предполагает Морское право.

С другой стороны, Греция и Египет завершили свои текущие переговоры и провели линию, определяющую их ИЭЗ, исходя из фактической географии островов и Морского права.

Соглашение было подписано в Каире министрами иностранных дел Самехом Шукри и Никосом Дендиасом 6 августа 2020 года. В течение дня ОАЭ оказали поддержку греко-египетской карте; в течение недели то же самое сделал и Израиль (а вскоре после этого было объявлено о предстоящем подписании Аврамовых соглашений).

Таким образом, разграничение ливийской и турецкой ИЭЗ было и остается важным не только для Израиля и Египта, но и для других стран региона, стремящихся ограничить амбиции президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и укрепить экономическую и политическую стабильность в Египте.

Период стабилизации – и новый кризис

Турецкая интервенция в Ливии принесла драматические результаты: прорыв осады Триполи, захват у Ливийской Национальной Армии важнейших баз на западе страны и отступление сил Хафтара. В какой-то момент казалось, что правительство национального согласия (ПНС), будет преследовать их до Бенгази и дальше.

Однако вмешался Египет, противодействуя поддерживаемому Турцией наступлению угрозой того, что любое продвижение на восток за линию Сирт-Джафра в центральной Ливии вызовет полномасштабное военное вторжение Египта.

Результатом стала незначительная ничья и длительный период, в течение которого международное сообщество — Организация Объединенных Наций, Соединенные Штаты, Германия и другие европейские державы, не всегда находившиеся в гармонии друг с другом, начали работать над достижением примирения, объединения и созданием новых и легитимных национальных институтов.

Тем не менее, хотя уровень насилия значительно снизился, фундаментальные реалии в Ливии не изменились.

Что изменилось, так это стратегия, выбранная Эрдоганом. По разным причинам, но, скорее всего, из-за финансового краха Турции, он начал обхаживать жизненно важных арабских игроков: Саудовскую Аравию, ОАЭ и даже Египет (несмотря на неприязнь между ним и президентом Египта Абдель Фатахом ас-Сиси).

Параллельно, хотя и в сегодняшних региональных реалиях, но в качестве дополнительного аспекта, Эрдоган решил также инициировать сближение с Израилем, который остается крупным и прибыльным торговым партнером и может также помочь ему изменить имидж Турции в Вашингтоне.

Учитывая все это и частичную стабилизацию ситуации в Ливии, вопрос разграничения ИЭЗ был отодвинут на второй план. Однако резкий рост цен на энергоносители и ужесточение притязаний Турции к Греции по ряду других вопросов, побудили Анкару возродить спор 2019 года и закрепить его в новом Меморандуме о взаимопонимании, контролирующем права на разведку и разработку газа и нефти в предполагаемой ИЭЗ Ливии.

Египет отреагировал резко, прервав стратегический диалог с Турцией и вернувшись к формулировкам предыдущего десятилетия. То же самое сделала и Греция, поддержанная твердым заявлением Европейского Союза. Соединенным Штатам еще предстоит занять твердую позицию, а Израилю, который твердо стоял в 2019 году, еще предстоит отреагировать. На карту поставлены не только границы Восточного Средиземноморья, но и турецкая стратегия давления на Грецию путем предъявления притязаний на несколько крупных греческих островов в Эгейском море, в том числе, Митилини, Самос и Хиос.

Турция годами заявляла, что, поскольку Греция «милитаризовала» эти острова, она утратила право на суверенитет. Эта кампания активизировалась в письмах, направленных Турцией генеральному секретарю ООН в июле и сентябре 2021 г., и эти утверждения были опровергнуты в письмах, направленных Грецией в Совет Безопасности на основании Лозаннского (1923 г.) и Парижского договоров (1947 г.) .

Что может сделать Израиль?

Визит в Израиль в начале этого месяца президента Кипра Никоса Анастасиадиса, во время которого он был награжден Почетной президентской медалью Израиля и встретился с премьер-министром Яиром Лапидом и избранным премьер-министром Биньямином Нетаньяху, стал своевременным напоминанием о важности для Израиля «эллинской связи». Наряду с жизненно важными отношениями с Египтом, она в настоящее время представляет собой стратегическое объединение в восточном Средиземноморье.

Что касается прямых национальных интересов Израиля, то разграничение ИЭЗ, предложенное Турцией и ПНС Ливии, представляет угрозу любому плану прокладки энергопитающего соединителя — трубопровода или силового кабеля из Израиля, Кипра или Египта в Европу.

Хотя таких планов еще не существует, потенциал представляет Израиль как законного энергетического игрока в восточном Средиземноморье, который привлекает такие корпорации, как Chevron, которую не так давно нельзя было даже увидеть рядом с Израилем.

Несмотря на стремление к примирению с Турцией и возникающий общий интерес перед лицом иранского авантюризма, особенно, в отношении Азербайджана, в интересах Израиля по-прежнему недвусмысленно прояснить свою позицию по притязаниям Турции.

Иерусалим также заинтересован в стабильности и экономической жизнеспособности Египта, Кипра и Греции.

Примечательно, что израильский министр обороны Бени Ганц упомянул о союзе с Кипром и Грецией во время своего визита в Анкару, преднамеренно лишив своего хозяина надежды вбить клин между партнерами по Восточно-Средиземноморскому союзу. В то же время Ганц намекнул в своем заявлении, что Израиль готов оказать помощь (и должен призвать Соединенные Штаты сделать то же самое), чтобы помочь обеим сторонам: Турции -- с одной стороны, и Греции и Египту -- с другой, сесть за стол переговоров, поскольку круг полномочий закреплен в основных принципах Морского права.

В письме генеральному секретарю ООН в мае Греция ясно дала понять, что «продолжает твердо верить в то, что две страны могут урегулировать свои нерешенные разногласия, а именно делимитацию своих континентальных шельфов и исключительных экономических зон, в духе добрососедских отношений и в соответствии с международным правом».

Позиция Греции в соглашении с Египтом от 2020 г. продемонстрировала гибкость (во многом аналогичную позиции Израиля в переговорах с США по поводу границ с Ливаном). Такой исход, если он возможен, хотя, вероятно, только после выборов в Турции в следующем году, был бы также очень в интересах Израиля.

Полковник (в отставке) доктор Эран Лерман, бывший заместитель директора Совета национальной безопасности Израиля, является вице-президентом Иерусалимского института стратегии и безопасности.

Эта статья была первоначально опубликована Иерусалимским институтом стратегии и безопасности.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"