"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Изменение адреса Трансляриума


Начиная с 6 февраля 2023г., адрес Трансляриума будет http://translated2rus.blogspot.com

Анализ: Основано ли новое правительство Нетаньяху на идеологическом противоречии?

Назначенный премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху (слева)
беседует с лидером ультраортодоксальной партии Арье Дери
(Гиль КОЭН-МАГЕН / AFPI)

Дрор Эвен Сапир, 20 декабря 2022 г

Биньямин Нетаньяху и его партнеры по будущей коалиции... Меньше идеологической слаженности, чем кажется

Биньямин Нетаньяху готовится, уже в шестой раз, возглавить израильское правительство, однако, этот новый личный и политический успех был несколько омрачен удивительной замедленностью переговоров по коалиционным соглашениям между его партией, Ликудом, и ее естественными союзниками — религиозными и ортодоксальными националистическими формированиями.
"Удивительной", поскольку этот «блок» смог во время избирательной кампании продемонстрировать внутреннюю дисциплину и идеологическую сплоченность, что резко выделялось на фоне неоднородности и разобщенности политического ансамбля, с трудом сформированного партиями, составившими уходящую правительственную коалицию.

Потому что «Ликуд» и его союзники разделяют ряд общих ценностей и целей, очень похожих на те, которые стремятся продвигать или осуществить правые на Западе: укрепление ценности коллективной идентичности (в данном случае, еврейской идентичности), которой могли бы угрожать иностранцы, проживающие на национальной земле, или (возможно даже в большей степени) левые, воспринимаемые как космополиты, оторванные от повседневных забот граждан, что подчеркивалось озабоченностью многих избирателей безопасностью; недоверием к традиционным элитам, журналистам и судебным органам, в частности, обвиняемым в поощрении корыстных интересов меньшинства.

Однако, даже если неоднократные высказывания Биньямин Нетаньяху, бесспорного лидера блока, сформированного Ликудом и различными религиозными формированиями, свидетельствовали о приверженности этим принципам, нет уверенности в том, что они представляют собой истинную идеологическую базу следующего премьер-министра.

ЦЕЛЬ: Могущество еврейского государства

В своей рецензии на недавно вышедшую автобиографию Нетаньяху («Биби: май стори» в англоязычной версии, «Биби, Сипур Хаяй» — в ивритской), опубликованной в право-религиозном еженедельнике «Макор Ришон», историк Мика Гудман развивает необходимое разъяснение системы ценностей и концепций, которая всегда более или менее удачно и последовательно поддерживала политические действия председателя Ликуда.

Для Биньямина Нетаньяху, напоминает Гудман, главным является мощь еврейского государства: дипломатическая, военная и экономическая, задуманная и определенная как само условие выживания еврейского народа, без чего это выживание в среде, чью враждебность история неоднократно демонстрировала, будет поставлено ​​под сомнение.

С этой точки зрения, вопрос о локализации и размерах территорий, переданных под контроль еврейского государства, приобретает более оборонное, нежели религиозное значение.

Отсюда и осмысление Нетаньяху «угандийского варианта», отстаиваемого когда-то основоположником политического сионизма Теодором Герцлем, и его относительная открытость к идее ограниченных территориальных уступок.

До тех пор, пока будет обеспечено выживание еврейского народа, до тех пор, пока государство, смысл существования которого состоит в том, чтобы гарантировать устойчивость этого выживания, может предоставить себе средства реальной власти, определенная гибкость возможна, когда речь заходит о решении вопроса о территориальных районах, находящихся под его контролем.

Концепция, очень далекая от мессианской идеологии некоторых течений религиозного сионизма, ставших, тем не менее, одними из ближайших союзников «Ликуда».

Превосходство государственного принципа, важность, придаваемая мощи и влиянию еврейского государства, делают Биньямина Нетаньяху верным идейным наследником отцов-основателей правого сионизма, в авангарде которого — Владимир Жаботинский.

Не лишним будет напомнить, что, если сторонники этого течения с такой яростью выступали против господства социалистического сионизма в до государственном ишуве, а затем — и в Государстве Израиль в первые три десятилетия, то это прежде всего потому, что они считали, что стремление к еврейскому государству, прочно закрепленному на своей территории и владеющему всеми средствами, необходимыми для его могущества, а следовательно, и для его выживания, не должно быть отягощено никакими другими идеологическими соображениями.

С их точки зрения, заявления о стремлении к созданию еврейского национального дома при попытке реализовать принципы социализма или любой другой идеологии могли бы только разбавить государственную чистоту сионистского проекта и, в конечном счете, ослабить его.

К очередной идеологической гегемонии?

Бесспорно, Биньямин Нетаньяху является частью этой политической традиции, традиции сионизма, целью которого является прежде всего могущество еврейского государства, а потому не терпящего вмешательства других концепций.

Однако с тех пор, как Жаботинский и его сторонники, в том числе, историка Бенциона Нетаньяху, отца Биньямина, вели бескомпромиссную идеологическую борьбу против сионистов-социалистов, стали постепенно навязываться и другие течения. После того, как гегемония лейбористов осталась в далеком прошлом, постепенно стали набирать силу различные течения религиозного консерватизма.

Независимо от того, исходили ли они из несионистской ортодоксии или религиозного национализма, эти течения все чаще стали отказываться от своего статуса меньшинства и претендовать на влияние в израильском обществе в целом. Именно в этом контексте мы должны понимать некоторые требования, выдвигаемые представляющими их формированиями в контексте коалиционных переговоров, проведенных в последние недели.

Однако эти требования были в основном удовлетворены Биньямином Нетаньяху и переговорщиками его партии. Парадоксальное поведение для сиониста, типа Жаботинского, каким был всегда нынешний президент Ликуда.

Ибо, если бы предшественники Нетаньяху, бывшие во главе сионистских и израильских правых, яростно выступали против социалистического сионизма, как хорошие защитники сионизма государственного, было бы логично, чтобы их самый блестящий и влиятельный наследник горячо выступал бы против течений, пришедших на смену лейборизму, и тех, кто претендует на культурную и идеологическую гегемонию.

Точно так же, как это было с социализмом, нельзя, если считать себя наследником основателей правого сионизма, рассматривать религиозный консерватизм как систему ценностей, рискующую изменить высшую цель — могущество еврейского государства, или даже причинить ему вред?


Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге "Трансляриум"