"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Изменение адреса Трансляриума


Начиная с 6 февраля 2023г., адрес Трансляриума будет http://translated2rus.blogspot.com

Оставим Израиль в покое

С этой страной нужно выстраивать особый формат отношений

фото Шимон Бриман

ВАСИЛИЙ РАСЕВИЧ, 20 января 2023 г.

За одиннадцать месяцев полномасштабной войны, Украине пришлось пройти невероятные испытания на грани выживания, понести огромные потери, но и одержать блистательные победы, одна из которых заключалась в том, что украинцы поверили в свою силу, сплотились и дали отпор врагу. Честно говоря, первые месяцы полномасштабного вторжения России в Украину были не только борьбой за существование государства, но и за право населения Украины жить в свободном, демократическом мире. И все это в условиях, когда великие державы давали от силы три дня на взятие врагом Киева и несколько недель на то, чтобы вражеские войска захватили всю страну. В таких обстоятельствах очень многое зависело от того, удастся ли руководителю государства стать главным вдохновителем и координатором общенационального сопротивления.
Ситуация оказалась экстремальной. Судя по высказываниям президента США Джо Байдена, в Америке даже не рассматривался вариант, что Украине удастся выдержать наступление агрессора. А его публичные заверения, что НАТО ни в коем случае не будет воевать за Украину, звучали чуть ли не как карт-бланш Путину на свободные действия в ней. Предложение американцев обеспечить Зеленскому эвакуацию было отвергнуто со словами, что ему "нужен не транспорт для бегства, а оружие" — высказывание, ставшее историческим и заставившее уважать украинского лидера даже тех, кто недавно относился к нему очень скептически.

Следует отметить, что с того времени президенту Зеленскому очень многое удалось. Прежде всего, благодаря искренности и решительности позиции и действий. Что греха таить, украинцы привыкли чувствовать себя не в своей тарелке в отношениях с высшей властью. Для них было бы более привычным ожидать предательства, неожиданного поворота в угоду собственным корыстным интересам или просто "умывания рук" в самый ответственный момент. К счастью, позиция Зеленского оказалась настоящей, и это добавило людям веры в собственные силы.

Что касается личности самого Зеленского, то его деятельность в первые месяцы после вторжения и за все это время невозможно переоценить. Ему пришлось выступить источником веры в несокрушимость и победу Украины, координировать действия своей команды и прилагать нечеловеческие усилия для формирования новой международной проукраинской коалиции. Безусловно, что без удивительно стойкой борьбы ВСУ, волонтеров и всего гражданского населения, даже самому лучшему и честному президенту не удалось бы убедить мир изменить свое отношение к Украине. Но нельзя пренебрегать и фактом невероятного личного участия президента в создании этой новой союзной коалиции.

Его не останавливали отказы и промедления с предоставлением Украине тяжелого и высокоточного оружия и категорическое нежелание закрывать небо над Украиной. Благодаря беспрецедентному героизму украинцев, слаженным действиям властной команды и лично Зеленскому, мир повернулся к Украине лицом. Этот мир также понял, что Украина приняла на себя весь страшный удар, потому, что не было другого выхода; он понял, что весь трансатлантический мир продолжает жить в комфорте и безопасности потому, что Украина борется. И Зеленскому надо было найти такие слова, которые донесли бы эту истину до граждан всех западных демократий.

И такие слова нашлись. Выступая в каждом парламенте демократического мира, Зеленский говорил о самом важном на понятном для этих народов языке. Он нашел лучший способ повлиять на правительства иностранных государств. Зная, что политики боятся, что избиратели не отдадут за них голоса на следующих выборах, Зеленский призвал избирателей оказывать давление на свои правительства, чтобы те как можно быстрее присоединились к проукраинской коалиции государств. 

В Европе это сработало и дало свой чрезвычайный результат в Соединенных Штатах Америки, где демократическая администрация топталась на месте, боясь проиграть важные выборы республиканцам.

Эта тактика откровенно не сработала только с одной страной, с которой у Зеленского была особая эмоциональная связь. Учитывая собственное этническое происхождение, он не думал, что должен особенно церемониться с Израилем. Что кому, как не евреям, знать и понимать, что такое катастрофа геноцида. Однако вопреки всем надеждам, его обращение к Кнессету было неоднозначно воспринято в израильском обществе и в еврейском мире в целом.

Израильтяне восприняли слова Зеленского как притязание на своего рода конкуренцию с Холокостом, который во всем мире считается явлением уникальным. Они возмутились неуместностью исторических параллелей, когда Зеленский сравнил отсутствие эмпатии и помощи в отношении преследуемых нацистами евреев Европы с равнодушием Израиля в страшной российско-украинской войне. Они обиделись на упреки в том, будто они осуждают акты геноцида исключительно в случаях, когда они касаются евреев.

Откровенно говоря, речь Зеленского в Кнессете была подготовлена без учета важной специфики в столь важном и деликатном вопросе. Чувствовались пробелы в работе экспертной среды, а личная эмоциональная (родственная) связь с Холокостом добавляла лишнюю самоуверенность. То есть проблема возникла из-за низкой квалификации дипломатического корпуса на израильском направлении и фактического отсутствия экспертной среды в офисе президента.

Хотя суть и отдельные тезисы речи президента Зеленского можно понять и объяснить его особым эмоциональным состоянием, но то, что после "холодного израильского душа", его команда не сделала никаких выводов и продолжала политику давления на Израиль, является не прозорливостью, а огромной проблемой в перспективе. Более того, приходится констатировать, что давление на Израиль стало осуществляться чуть ли не с удвоенной силой. И тут остается лишь сожалеть, что после почти "детской" обиды, рядом с Зеленским не оказалось человека, который посоветовал бы ему отступить и предложить перевести отношения с Израилем на другой уровень.

Поскольку здесь возникает логичный вопрос: для чего наседать на Израиль? Чтобы он начал продавать Украине оружие? Но израильское оружие — это капля в море того, что страны мира сейчас передают Украине. С "Железным куполом" уже разобрались — он мелковат для масштабов Украины, неэффективен против российских ракет, да Израиль и не может "оголить" себя перед лицом постоянной угрозы своему существованию. Если же речь идет о праве других стран продавать Украине оружие, содержащее израильские разработки, то об этом ни в коем случае не стоит говорить публично.

Вообще, учитывая геостратегическое положение Израиля в регионе, его зависимость от ряда тайных дипломатических договоренностей, историю его борьбы за выживание и очень изменчивую внутриполитическую ситуацию, с этой страной надо выстраивать особый формат отношений. Найти тот уникальный формат, который обеспечит успех общему делу. Тем более нельзя вынуждать страну объявить вопреки своей безопасности, что она "стала на сторону добра".

Необходимо уяснить, что проблема будет исключительно израильской, если Израиля не окажется среди стран-победительниц в войне с Россией, путинизмом и рашизмом. Еще раз: такой факт останется исключительно на совести Израиля. Также и анализ такой позиции желательно отложить на время после победы.

Однако сейчас, чтобы не испортить отношения окончательно, нужно прекратить "мстить" Израилю на международном уровне. Не добиваться изменений позиции по Украине путем дипломатического шантажа, положительно голосуя за антиизраильские резолюции в ООН. И всякий раз после такой "отрыжки" советской дипломатии, спрашивать, не изменил ли случайно Израиль своего мнения? Украинский посол в Израиле не должен угрожать тем, что Украина — на грани признания "палестинской проблемы".

И ни в коем случае нельзя просить США повлиять на Израиль. Потому что это станет крахом не только всей архитектуры украинско-израильских отношений, но может подорвать отношения с Соединенными Штатами. Тем более, что Израиль не возражал против решения американцев передать со своего "израильского" склада оружие для Украины. Хотя эти склады и носят название "экстерриториальных" американских складов, но это важный стратегический запас на случай военного конфликта на Ближнем Востоке. И даже это вызвало лишь некоторое беспокойство, но не протест. Главное, чтобы кое-кто в МИДе снова публично не записал этот факт как достижение политики шантажа.

Анализируя современные украинско-израильские отношения, стоит помнить, что речь идет не о принципиальном деле, а о каком-то странном и непонятном "укрощении" Израиля, которое ничего не добавит Украине для ее победы над Россией; что это, скорее всего, чье-то желание (даже вовсе не Зеленского) притащить "в зубах" Израиль в антироссийскую коллекцию офиса президента.

Именно поэтому не покидает мысль, что все-таки речь идет о каком-то прецеденте. Сломать Израиль, чтобы он публично объявил, что присоединяется к антироссийской коалиции? Но это опять из области "детских" разборок и обид, когда последнее слово должно быть за нами. И не важно, что последствия этого могут быть фатальными, по крайней мере, для украинско-израильских отношений. А потому кажется, что тихий разговор с Израилем в четыре глаза, может принести гораздо больше пользы, чем продолжение требований скрутить кукиш Путину.

Хотя и здесь есть существенные сдвиги. После разговора двух руководителей внешнеполитических ведомств, новый глава МИД Израиля, Эли Коэн, публично осудил российскую агрессию. Планируется его визит в Украину. Поэтому новый этап украинско-израильских отношений надо вывести за пределы дискуссий о поставках оружия. Можно подумать о сотрудничестве в медицинской и гуманитарной сферах. Организовать лечение и протезирование раненых украинских военных, резко увеличив их количество.

Развивать очень важный пласт взаимодействия, который всегда был на самом высоком счету — волонтерское движение, у активистов которого также опускаются руки, когда они видят результаты голосования Украины в ООН, или унизительные сценки с "жидом" и его "Сарой" где-то на западе Украины.

Вместо вывода. После того, как украинская тактика "наскока" и шантажа Израиля не сработала, ее надо было немедленно изменить, а в переговорах, возможно, даже признать ее непродуманной и ошибочной. Мы споткнулись об Израиль, не представляя его специфики. Произошло это не по злому умыслу, а вследствие критической угрозы существованию украинского государства. Теперь, чтобы вывести отношения между Украиной и Израилем на новый качественный уровень, надо на какое-то время оставить его в покое и продолжить тихие и эффективные переговоры. 

И желательно — с другой группой участников.


Перевод с украинского: Google Translate
Считка, правка и корректура: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"